СамАрт на «Золотой Маске»

9-1_Сцена из спектакля Сторожевая собачка (2)

Можно я в тексте просто поделюсь радостью? Дело в том, что в этом году на «Золотую Маску» (а если театральный человек отбросит в сторону кокетство, то обязательно признает: участие в любой из программ национального фестиваля-премии — заметный такой шажок вверх) поехал спектакль Жени Беркович «Сторожевая собачка».

О постановке «Культура. Свежая газета» уже писала, просто напомню, что «Собачка» — родственница «Красной Шапочки» Полины Стружковой и «Привет, Рэй!» Анатолия Праудина, спектаклей, относимых к особому виду театра для детей, театра «глаза в глаза», где с ребенком на равных разговаривают обо всем на свете, где нет табу и запретных тем.
Об одиночестве? Пожалуйста. О грусти? Да. О предательстве, о смерти, детских страхах, тревогах, о потерях. И без «любимой» всеми театрами возрастной маркировки, без 6 + или 18 +.
Психологи уж столько раз твердили миру: с 4-6 лет детей беспокоят вопросы смерти вообще и собственной в частности. Кстати, о психологах: за неделю до показа «Сторожевой собачки» в Москве актриса театра Ольга Агапова принимала участие в проводимом новосибирским молодежным театром «Глобус» семинаре о восприятии детьми театра. Посмотрев спектакль «Привет, Рэй!», психологи Новосибирского госуниверситета буквально-таки благословили самарский ТЮЗ на подобные постановки: «Такие спектакли я бы рекомендовала в терапевтических целях детям, — заметила Ольга Мельникова, преподаватель кафедры клинической психологии НГМУ. — Особенно это нужно тем, у кого в жизни уже случилась потеря близкого. Детям нужно получать откуда-то эту информацию, и идеальный вариант, если это делается в театре».
«Терапевтический» спектакль по пьесе современного голландского драматурга Пера Виттенболса приглянулся и отборщикам программы «Детский weekend» «Золотой Маски». Получив приглашение от президента фестиваля Георгия Тараторкина, артисты СамАрта дважды сыграли «Сторожевую собачку» на сцене Театрального центра имени Вс. Мейерхольда. На обоих спектаклях зал ЦИМа был полон, и невозможно было удержаться и не «пойти в народ», дабы узнать у зрителя, что привело их на спектакль провинциального театра.
Мама двух серьезных девчонок, изучающих программку, в ответ на мой вопрос провела блиц-экскурсию по детским театрам Москвы: «На двенадцатимиллионный город хороших детских спектаклей не так уж и много. Стараемся ходить и в РАМТ, и в маленькие театрики для детей. Но „Золотая Маска“ второй год подряд проводит детскую программу, и для нас это большая радость, потому что можно посмотреть сразу много всего. И о качестве беспокоиться не надо, они привозят все самое лучшее в стране».
С самарским ТЮЗом эта семья только знакомится в отличие от молодых людей, которые только что давали комментарий одному из телеканалов: «Мы всегда ходим на спектакли, привозимые СамАртом. Когда учились в ГИТИСе, педагоги рекомендовали нам посмотреть „Счастливый Ганс“. Это был Всемирный фестиваль детских театров, и помню, как все были удивлены, что очень качественный европейский спектакль играет малоизвестный театр из провинции. И потом самарцы стали часто бывать в Москве, мы ходим на постановки, которые в этом театре выпускает Праудин».
После спектакля стало понятно: среди публики был и особый зритель, что шел именно «на пьесу». Несколько семей задержались на сцене, чтобы поблагодарить режиссера Женю Беркович за выбранный материал со столь непростой темой, и было видно, как важно родителям поговорить со своими детьми о том, что тех волнует, и как просто и понятно делать это на примере спектакля.
А для нас радость от хорошо сыгранного спектакля смешалась с радостью осознания: на спектакль пришел неравнодушный зритель, он не игнорирует детские переживания на темы одиночества, потери, а действует. Действие ведь простое — прийти в театр и начать думать.

Елена Ползикова 

Заведующая литературно-драматургической частью театра «СамАрт».

Фото автора

 Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 5 (72) за 2015 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *