Афиша: , ,

Воспоминания по случаю юбилея

4 февраля 2016

17-1_Альбицкая

13 января – в канун старого Нового года – родилась ЛЮБОВЬ АЛЕКСЕЕВНА АЛЬБИЦКАЯ, заслуженная артистка России. В 1965 году она окончила актерскую студию при Куйбышевском театре драмы имени М. Горького (педагог М. Г. Лазарев), в 1966 стала актрисой этого театра, прослужила на знаменитой сцене четверть века. В 1990-х стала актрисой СамАрта. Играла в спектаклях театра «Понедельник», на сцене Дома актера имени М. Г. Лазарева. Ее низковатый, с чуть заметной хрипотцой голос все так же узнаваем, все так же завораживает. Этой красивой, стильной женщине, казалось бы, еще не время отмечать юбилеи. И тем не менее вот он, двойной юбилей. Отличный повод для воспоминаний.

Любовь Альбицкая переиграла самые разные роли практически во всех мыслимых амплуа. Здесь и Клеопатра («Цезарь и Клеопатра» Б. Шоу), и Соня в чеховском «Дяде Ване», и Валентина («Валентин и Валентина» М. Рощина)… Не буду продолжать этот список – он, поверьте, достаточно велик. К нему следует добавить еще три кинофильма, в которых снималась Альбицкая: «Визит вежливости», «Красная скрипка» и «Встреча на далеком меридиане».

Описать все это в коротких словах я, пожалуй, не сумею. Поэтому расскажу лишь о нескольких ролях, которые особенно помню и люблю.

«Дачники» М. Горького (режиссер Петр Монастырский). Роль Калерии строилась на противоречиях. Яркая внешность, выразительная пластика – все это было знакомо по прежним ролям и отлично соответствовало образу поэтессы-декадентки. Однако все это было слегка, самую малость, утрированно: жесты чуть-чуть замедленны, интонации ее богатого оттенками голоса чуть-чуть аффектированы. И вся она как будто чуть-чуть ненастоящая. На протяжении всего спектакля мы видели смешную декадентствующую старую деву. Вплоть до той сцены, когда Влас (молодой максималист и правдолюб) грубо и резко пародирует ее стихи. И вдруг из смешной она сделалась по-настоящему несчастной, ее стало жалко до слез. И обличительный пафос публицистических монологов горьковских героев-резонеров уже не казался столь однозначным.

«Папа, папа, бедный папа!» А. Копита (режиссер Андрей Дрознин). В роли мадам Розпетл зрителям явилась совсем новая, незнакомая Альбицкая. Ее героиня – странная дама, которая повсюду возит за собой гроб с телом умершего мужа и тиранически любит своего единственного сына. Откровенная гротесковость сюжетной ситуации потребовала и адекватных сценических решений. Отсюда яркий, почти клоунский грим, смелые костюмы, сложный пластический рисунок, плоскостные фронтальные мизансцены, исключающие привычное для психологического театра взаимодействие с партнерами.

Нелегкая задача для актрисы, воспитанной на эстетике психологического театра. И с этой задачей актриса виртуозно справилась: она демонстрировала довольно сложные физические упражнения, отказалась от интонационного многообразия и выстроила совершенно непривычную для нее мелодику речи. И, как ни странно, опять неоднозначна была ее героиня: под страшноватой маской угадывалось живое лицо, под почти садистской жестокостью – способность страдать и страх перед собственным страданием. Спектакль, ставший, по сути дела, бенефисом Альбицкой, был страшно смешным. И немножко страшным.

«Поминальная молитва» Г. Горина (режиссер Андрей Дрознин). Роль Голды по времени почти совпадает с ролью мадам Розпетл. Но какая колоссальная разница между ними! Внешний рисунок роли – чисто бытовой: бесконечные хлопоты по хозяйству, перемежающиеся то мимолетной улыбкой, то недолгими легкими слезами. И монолог умирающей Голды начинается тоже как будто обыкновенно. Но постепенно обыденность уходит, обнаруживая главное – не показную, но подлинную, животворную любовь. Ту самую высокую любовь, на которой и держится мир.

«Человеческий голос» Ж. Кокто (режиссер Владимир Муравец). Эта пьеса – монолог женщины, которую оставил мужчина. Она мучится обрушившимся на нее одиночеством. Единственный собеседник страдающей женщины – телефон. Но на другом конце провода – лишь телефонистка, которая сообщает, что никого нет. Моноспектакль – невероятно трудный театральный жанр. Актриса на сцене одна. И драматургический конфликт, на котором должно строиться действие, разворачивается в душе ее героини.

В этом спектакле, который всего несколько раз прошел на сцене Дома актера, актерское мастерство Альбицкой проявилось особенно ярко. Так же точно, как с реальными партнерами, она взаимодействовала с немногими предметами, ее окружавшими, со своим возлюбленным, который остался теперь только в ее воображении, с телефоном, который окончательно обманул ее последние надежды и разорвал ее связь с жизнью. Она изнемогала на наших глазах – буквально больше не могла терпеть, выносить муку одиночества. То бешено металась в замкнутом пространстве, добровольной своей тюрьме, то словно связывала себя, сводя к минимуму физическое действие. И голос… Человеческий голос – живой, трепетный, страдающий. И трагически угасший в финале.

«Старая зайчиха» Н. Коляды (режиссер Олег Свиридов). Кажется, это последняя виденная мною актерская работа Любови Альбицкой. Спектакль был придуман ею вместе с Олегом Свиридовым и поставлен в театре «Актерский дом». Выбор, признаюсь, удивил. И немножко напугал. Сюжет-то вполне незамысловатый. Встречаются при несколько экзотических обстоятельствах два немолодых человека – актер и актриса. Когда-то они были женаты, вместе играли в каком-то провинциальном ТЮЗе (старая зайчиха – ее давняя роль). Потом разошлись. Она как-то удержалась в профессии, а он спился.

Внешне все это выглядит вполне житейски, бытово, и, конечно, сама эта ситуация не представляла для них трудностей. Но язык Коляды – совершенно особый. Как справятся с ним два актера старой школы, известные своей безупречной сценической речью? И два актера старой школы показали настоящий мастер-класс! Они не только «поймали» интонационную специфику текста, но и сумели уловить то, что на самом деле и отличает пьесы Коляды: стремление за плоским бытом угадать космос, в пошлых, задавленных жизнью людях увидеть «душу живу». Как они партнировали, как точно понимали друг друга, как виртуозно произносили этот сложный многословный текст! И как после спектакля выпытывали, что не получилось! Нет, их не интересовали похвалы – только замечания. Чтобы продолжить работу над спектаклем. Увы, не получилось. Олег Свиридов вскоре ушел из жизни. Спектакль остался только в записи. И в памяти тех, кому повезло его увидеть.

***

Последние несколько лет Любовь Альбицкая не выходит на театральную сцену. И это огорчительно. Но я помню почти все, что она играла. Помню даже крохотную роль в спектакле «Традиционный сбор»: в чинную атмосферу школьного вечера встречи уже немолодых выпускников врываются юные десятиклассники. И среди них ослепительно красивая девушка. Такой я ее впервые увидела. Такой вижу и сегодня. И, поздравляя Любовь Алексеевну со знаменательной датой, я этой дате не верю. И надеюсь: вдруг случится чудо, и она прервет затянувшуюся актерскую паузу. И мы увидим на сцене актрису старой школы, которая умеет быть такой современной.

Татьяна Журчева

Литературовед, театральный критик. Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета, член СТД РФ.

Фото из архива Дома актера имени М. Г. Лазарева

Опубликована в издании «Культура. Свежая газета», № 1 (80) за 2016 год

 

Aviasales

  • 66
    Поделились

Оставьте комментарий