Три декады в джазе

 

Последний месяц в Самарской губернии оказался насыщен джазовой музыкой. Причем музыка была очень разной, хотя главным событием, конечно, стали три концерта VIII Фестиваля «Jazz-весна в Самаре – 2017». 

Весна. Джазмены прилетели

Уместно вспомнить, что этот фестиваль – продолжение традиций, зародившихся 55 лет назад с первым куйбышевским (и третьим в СССР) фестивалем джазовой музыки. Автору довелось быть председателем оргкомитета этого самого первого фестиваля. Организован он был в 1962 г. джаз-клубом и до начала 2000-х годов проводился 24 раза. Музыкальный праздник с существующим с тех пор названием «Джаз-весна» быстро стал престижным, с географией участников от Новосибирска и Ташкента до Калининграда, Львова и Тбилиси. Позже он был включен в «Джазовую энциклопедию России», а его участниками в разные годы были практически все сегодняшние джазовые российские мэтры, народные и заслуженные, академики и профессора.

В начале 80-х в фестивале с сольной программой успешно выступил талантливый, но неизвестный еще 20-летний пианист Даниил Крамер. А в 2003-м он стал художественным руководителем фестиваля «Джаз-весна» уже в Самарской филармонии. С открытием засекреченного Куйбышева фестиваль стал намного интереснее за счет участия музыкантов зарубежных стран, да и вообще вырос по профессиональному уровню всех участников.

***

Восьмую уже филармоническую «Джаз-весну» открыл квартет известного российского трубача Вадима Эйленкрига с вокалисткой Асет Самрагиловой. О самом лидере ансамбля «Культура» недавно писала в связи с его совместным выступлением с симфоническим оркестром Самарской филармонии. А в первый весенний день Вадим соответствующими событию бравурными и виртуозными пассажами трубы и букетом эстрадно-джазовых хитов обозначил открытие музыкального праздника.

В компании Эйленкрига на сцене были ведущие мастера российского джаза, включая известного барабанщика Александра Машина и прошедшего многолетнюю школу ансамблей Игоря Бутмана пианиста Антона Баронина. На праздничные призывы трубы из-за кулис отозвался и художественный руководитель фестиваля Даниил Крамер, выдав с квартетом весьма оригинальную версию On The Sunny Side Of The Street. Весьма мило выглядело и выступление молодой вокалистки Aset, участницы престижного телевизионного шоу «Голос».

***

Второй день фестиваля стал международным, но и с участием самарских музыкантов – квартета SVBand саксофониста Сергея Васильева. Они выступили очень удачно, представив программу из авторских композиций. Прозвучали мелодии Васильева и басиста Алексея Титенко. И Васильев с Титенко, и барабанщик Александр Павлюк сегодня в Самаре – лучшие в своих инструментальных номинациях. А на концерте и клавишник Сергей Ционов представил интересную композицию с уникальным и редким для джаза метроритмом 7/8.

Во втором отделении вместе с контрабасистом Григорием Зайцевым и барабанщиком Игорем Игнатовым на сцену вышел американский пианист Джон Дэвис. Трио в этом составе играет не впервые: еще в начале ХХI века была совместная работа музыкантов в джаз-клубах Стамбула, а в 2017-м они встретились для российских гастролей, в которых будут концерты в двух десятках городов.

Оба российских музыканта имеют солидный стаж совместных выступлений с ведущими отечественными и с зарубежными соратниками по жанру. Как в начале концерта объявил Даниил Крамер, в этот вечер сцена Самарской филармонии была отдана двум абсолютно разным по стилистике ансамблям. И действительно, после порой весьма темпераментных и наполненных энергичным свингом би-боповых композиций ансамбля Сергея Васильева слушатели погрузились в задумчиво мягкие музыкальные размышления «прохладного» джаза рояля заокеанского гостя фестиваля.

Известность Джона Дэвиса у нас в стране не так уж велика, хотя в Штатах он очень заметен в музыкальном мире. Постоянно играет в главных джаз-клубах Нью-Йорка, включая Birdland или Blue Note. Пианист выступал с ведущими американскими джазменами, в том числе с саксофонистами Стеном Гетцем, Джо Хендерсоном и Филом Вудсом, легендарным басистом Жаком Пасториусом и вибрафонистом Милтом Джексоном. В Самаре в предконцертной беседе с автором американский музыкант среди своих кумиров назвал выдающихся пианистов стиля cool Билла Эванса и Дейва Брубека. Был назван им и совершенно иной в стилистическом плане Эрролл Гарнер, но при этом Джон пояснил, что восхищен Гарнером как уникальным мастером с великолепной и своеобразной фортепианной техникой.

Во время выступления пианист продемонстрировал эмоциональную сдержанность, проникновенную изящную поэтическую мелодику, изысканную гармонию и политональное музыкальное мышление. Причем все это присутствовало как в непростых композициях собственно «прохладного» джаза, так и в версиях известных стандартов, включая и очаровательную мелодию Джерома Керна Smoke Gets In Your Eyes.

Джон Дэвис по своей музыкальной природе солист и считает, что именно сольные программы определяют лицо музыканта. А названные выше соратники Дэвиса удивительно точно вписались в исполнительскую манеру пианиста. Что касается Игоря Игнатова, то это один из редких в России музыкантов, который без малейшего ущерба для ритмической выразительности исполнения умеет играть на барабанах «пианиссимо».

В заключительной композиции выступления Джона Дэвиса играли вышедшие на сцену Сергей Васильев и Даниил Крамер, сменивший на время Дэвиса, и прозвучавший на бис номер зрители приняли с восторгом.

***

Третий фестивальный день открыла вокалистка Шарон Кларк, которая в Самаре выступала уже не в первый раз, наряду с Кевином Махогани и Ив Корнелиус она – лучшая из американских певцов, побывавших на самарских сценах. Шарон обладает великолепными вокальными данными, и в ее программах одинаково прекрасно проявляются характерные особенности как блюза и госпел, так и собственно джаза или музыки стиля soul.

По исполнительской манере и мастерству она ближе всех подошла к великой Саре Воан. Собственно, мелодии из ее репертуара, а также из программ Эллы Фитцджеральд, Кармен Макрей или Ширли Хорн и звучали в исполнении Кларк. Она выделяется именно бережным сохранением и воспроизведением джазовых традиций в своем искусстве.

Возможности вокала Кларк огромны: в детстве она пела в церковном хоре, а потом училась классической музыке, осваивала премудрости оперного пения. Но знаменитый колледж Беркли она окончила как джазовая вокалистка. Шарон не осуждает молодых за их попытки копирования, считая, что каждый подлинный талант позже обязательно найдет свою нишу. Одновременно Кларк не признает «опопсовывания» джазовых стандартов, нередко выдаваемого за их осовременивание.

Сопровождавшее фестивальное выступление Кларк инструментальное трио с пианистом Иваном Фармаковским, контрабасистом Сергеем Васильевым и барабанщиком Павлом Тимофеевым представлять нет необходимости. Они неоднократно бывали в Самаре, и полгода назад я о них достаточно подробно рассказывал в «Культуре» после их выступления вместе с Ив Корнелиус. Хочу лишь подтвердить, что эти музыканты из верхнего эшелона российского джаза.

***

Завершилась «Джаз-весна» традиционным jam-session’s. Был замечательный фортепианный дуэт Даниила Крамера и Ивана Фармаковского. После этого на сцене появился уникальный номер – дуэт двух контрабасистов, самарчанина Николая Мачкасова и москвича Сергея Васильева, а затем Сергей Васильев «раздвоился», поскольку рядом с ним оказался его полный тезка – саксофонист из Самары. С добавлением барабанщика Тимофеева весь этот родившийся прямо на сцене ансамбль довел концерт до финала, который был обозначен знаменитой композицией Билли Стрейхорна Take The «A» Traine с великолепным «скэтовым» вокалом Шарон Кларк. На этом прибывшая с поездом «А» на последнюю станцию восьмая «Jazz-весна в Самаре» под бурные аплодисменты переполненного зала завершила свой маршрут.

В последние годы «Jazz-весна» сопровождается художественными событиями из иных музыкальных миров и видов искусств. В этот раз во Дворце культуры «Современник» была проведена акция «Джаз и Эбру». Под энергичную музыку дуэта виртуозов-балалаечников Дмитрия Буцыкова и Дмитрия Косякова совершалось удивительное действо «эбру» – рисование на воде путем размещения на поверхности жидкости ярких капель красок. Они создавали причудливые неповторимые узоры, которые потом закреплялись на накладываемой бумаге.

А в фойе филармонии была открыта художественная выставка студентов Самарского архитектурно-строительного института «Звуки джаза». Благодаря помощи чуть ли не единственного в губернии бизнесмена с высшим музыкальным образованием Вячеслава Глазунова в фойе до концертов и в антрактах выступал джаз-ансамбль студии «Движение» с танцгруппой, а также была развернута экспозиция японских музыкальных инструментов с участием представителей фирмы Yamaha.

Синкопы Тольятти

А за неделю до фестиваля в Тольяттинской филармонии состоялся концерт абонемента «Персоны в джазе», в котором вместе с биг-бэндом филармонии под управлением Валерия Мурзова выступила единственная в России женщина-тромбонистка Алевтина Полякова. Недавняя выпускница Гнесинки, успевшая поработать с ведущими оркестрами страны под управлением Анатолия Кролла и Игоря Бутмана, сегодня имеет собственный состав, но ехать, что называется, в Тулу со своим самоваром…

Хотелось бы отдельно отметить высокий уровень штатного филармонического оркестра. Он без каких-либо проблем сопровождает всех гастролеров – вокалистов и инструменталистов, отечественных и зарубежных. А отработка новой программы с солистами высокого уровня за 1-2 репетиции – процесс, требующий очень серьезной квалификации музыкантов. Кроме работы с гастролерами оркестр делает и свои собственные концертные программы. Так, в марте в рамках абонемента «В гостях у джаза» на сцену филармонии вместе с оркестром выйдут студенты Тольяттинского музыкального колледжа имени Р. К. Щедрина – вокалисты и инструменталисты. «Необычный концерт, или Как стать звездой» – это музыкальное представление будет по традиции наполнено сюрпризами и рекомендациями юным талантам.

В программе с Алевтиной Поляковой звучали инструментальные джазовые стандарты, на ура принятые залом. И, наверное, это хорошо, поскольку собственные вокальные сочинения Алевтины, как показал ее недавний концерт в Самаре, пока не обрели совершенства формы. Да и поет она намного слабее, чем играет на тромбоне.

Сама Полякова в разговоре с автором призналась, что петь долго не решалась и только по настоянию коллег взяла в руки микрофон: по ее словам, научиться плавать можно, только постоянно тренируясь, а чтобы научиться петь, нужно именно петь. Вполне логично, но не очень понятно, зачем вокальные тренинги выносить на концертную сцену. Хотя еще раз подчеркну, что превосходные тромбоновые соло Поляковой демонстрировали пластику и нежность, были очень мелодичными, красивыми и гармонически терпкими, а в каких-то композициях свингово упругими и разнообразными по инструментальной технике. Одним словом, не только коня на скаку и в горящую избу…

***

Нужно отдать должное прекрасному программному планированию в филармонии Тольятти, хотя иногда и возникают вопросы. Так, главную сцену Автограда удостоил своим выходом на нее американский музыкант Дерек Браун. Его проект называется BeatboxSax, и это шоу объединяет смесь не очень выразительно исполненных джазовых стандартов, мелодий классики, рока, а также авторских пьес. Дерек играет на теноровом саксофоне, поет, а также представляет битбокс – искусство звукоподражания с использованием при этом только своих природных возможностей.

В итоге мы слышим все что угодно – имитации инструментов и всевозможных природных и механических звуков, ритмические прищелкивания языком, прихлюпы, причмоки и другую горловую нечленораздельщину. Представление достаточно редкое, тем более для концертных филармонических залов. Ко всему этому можно относиться по-разному, но причислять услышанный набор звуков вообще к музыкальному жанру, даже при сочетании с саксофоном и какими-то действительно музыкальными опусами, я бы никак не решился, тем более к джазу, даже сквозь прорывающиеся звуки «Каравана» или «Сент-Луис блюза». Это ближе все-таки к цирковой арене, к жанру, который именуется музыкальной эксцентрикой и часто практикуется вместе с клоунадой.

Впрочем, кому-то из зрителей любопытно узнать, а до чего же еще может додуматься человек в своих не всегда осознанных, но вроде бы творческих поисках. Да и сам Дерек Браун в одном из интервью признался, что его жизненным девизом стало: «От скуки что-то всё время придумывай, экспериментируй или сдохни». Понять можно. Но при чем здесь филармония?

 Чайковский in jazz и семья вокруг «Стейнвея»

А на сцену Дома офицеров в Самаре вышел Сергей Жилин, показав в проекте «Фонограф-джаз» уникальную программу версий «Времен года» П. И. Чайковского. Вообще пианист, дирижер, бэнд-лидер и композитор Жилин представляет проект «Фонограф» в самых разных форматах: сольный рояль, инструментальное трио, квартет, диксиленд, биг-бэнд, рок-группа с вокалом и даже большой симфоджазовый оркестр, обычно сопровождающий самые «крутые» телешоу – «Голос», «Две звезды», «Танцы со звездами».

В Самаре Жилин бывал неоднократно и с разными составами. В этом году в первом отделении музыкант устроил экскурс в историю джаза, увязав ее с собственным вхождением в музыку. А оно начиналось с сольных регтаймов и диксиленда. Правда, о выступлении вместе с экс-джазменом и экс-президентом США Клинтоном, о солидной уже собственной дискографии, об армейско-музыкальной воинской службе, о джаз-фестивалях в Москве в 86-м и в 2002-м в швейцарском Монтре, о первом выходе к дирижерскому пульту в 2002-м в Театре эстрады Сергей рассказать просто не успел.

Шуточно поблагодарив зрителей за то, что они его концерт не променяли на выступление дуэта Агутин–Варум, музыкант сел за рояль и проиллюстрировал свой рассказ музыкальными вставками: были регтаймы, Исаак Дунаевский и Дейв Брубек, испанские мотивы Чика Кориа.

Все второе отделение концерта прошло под музыку Чайковского. К оджазированию классики можно относиться по-разному. Наверное, здесь все зависит от подлинно уважительного отношения музыканта к авторскому оригиналу, от умения преподнести свое видение классического шедевра и не скатиться при этом до действительно кощунственной «фокстротной Камаринской».

Полвека назад это вообще считалось кощунством. В 1964-м на открытом диспуте «Джаз и ты» мне с молодым запалом и явно в разных весовых категориях довелось отстаивать право исполнителей на интерпретацию в споре с живым классиком – народным артистом СССР, депутатом Верховного Совета и Героем Социалистического Труда, хотя при всем этом замечательным и тактичным собеседником, композитором Кабалевским. Дмитрий Борисович тогда, конечно, обязан был высказывать официальную партийную точку зрения, хотя затем жизнь внесла коррективы. Сегодня во всем мире звучат оджазированный Бах, Гендель, Моцарт, Шопен, Римский-Корсаков, да и Чайковский тоже.

У Сергея Жилина, а также у аранжировщика пьес Юрия Маркина культуры музыкального мышления оказалось вполне достаточно. Они не пытались «исправить» великого композитора, придали его творениям современный облик, представили свой взгляд на музыку гения вместе с молодыми коллегами – контрабасистом Сергеем Коврижкиным и барабанщиком Леонидом Гусевым.

***

А за несколько дней до открытия фестиваля в самарском филармоническом абонементе «Азбука джаза» состоялся концерт Fine Family Show. Он был уже не первым в серии представлений музыкальной семьи пианиста и композитора Григория Файна. Но на этот раз в концерте принял участие и Академический симфонический оркестр с дирижером Михаилом Щербаковым.

На сцене же главе семейства помогали все, «от мала до велика». Напомню, что и супруга Наталья, и все трое детей Файнов – Юлия, Александр и Дмитрий – имеют солидное музыкальное образование, а сегодня уже и внуки – Григорий и Павел – осваивают азы музыкальной грамоты. Концерт шел с участием постоянных партнеров Григория по самарскому трио – контрабасиста Николая Мачкасова и барабанщика Павла Мошкина.

В концерте было немало вокала – пел сам Григорий, пели Наталья и Юлия, а также Григорий-младший и Петр. Все поочередно и вместе садились также к красавцам «Стейнвеям». Здесь самые юные артисты представили свои фортепианные версии блюза, а Дмитрий после серьезного обучения в Москве в университете, а затем в аспирантуре убедительно подтвердил свою профессиональную зрелость сольными номерами, в том числе с оркестром, а также и совместным с родителями и племянниками музицированием. Слушая игру Димы, я с трудом вспоминал шестилетнего малыша, пытающегося одной рукой изобразить на синтезаторе остинатный ход «буги-вуги» в его первых совместных с отцом выходах на сцену. Одним словом, прошедший концерт еще раз подтвердил истину, что талант – это врожденный дар, но слова «врожденный» и «родитель» имеют один корень.

Игорь ВОЩИНИН

Член Гильдии джазовых критиков России.

Фото Михаила ПУЗАНКОВА

 Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 5 (113), 2017, Март

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *