Театр света Дениса Бокурадзе

Название рецензии придумывать не пришлось. Спектакль сам заявил его довольно определенно. Можно даже пафосно предположить, что это некое кредо театра, который создает Денис Бокурадзе вместе со своими единомышленниками – художниками, артистами, всеми работниками театра и Дворца культуры, а кроме того, зрителями, коих сейчас в Самаре значительно больше, чем в Новокуйбышевске.

Мы все с нетерпением ждали этот спектакль, не меньше, чем объявления итогов «Золотой Маски». И, конечно, прежде всего, спешим поздравить театр, Елену Соловьеву, Дениса Бокурадзе с этой замечательной победой.

Итак, мы ждали этот спектакль – так же, как мы ждем теперь каждый новый (да и рядовой) спектакль театра-студии «Грань». Каждый, кто видел хотя бы некоторые постановки Дениса Бокурадзе, сразу узнал цитаты и ссылки на них в канве нового спектакля. Очевидно, что на поклоны в маленьком театре теней Офелии выходили герои его спектаклей: Лир, кто-то из «Корабля дураков», да и сам режиссер вышел нам поклониться и в теневом мире, а потом и в конце всего спектакля. А уж не узнать Вола и Осла из первой актерско-кукольной постановки Бокурадзе было просто невозможно. Вот же они, такие трогательные и узнаваемые, в финальном триптихе, рядом с Ангелом и Матерью Божией.

Когда мы ехали на премьеру вчетвером (все – яростные поклонницы и почитательницы «Грани»), я рассказала своим попутчицам фабулу сказки-притчи Михаэля Энде, малоизвестного у нас немецкого писателя ХХ века. Я боялась, что в сложном, обычно загруженном метафорами сценическом тексте спектаклей Бокурадзе они потеряют сюжет. Оказалось, что мои опасения были абсолютно напрасны. В спектакле исполнители вербально и пластически этот сюжет нам рассказали довольно подробно и близко к тексту самого Энде. Не случайно в программке он обозначен как автор текста. К сожалению, из той же программки выпал переводчик Юрий Коваль, несмотря на то, что спектакль начинается с его текста в виде Предисловия.

Тем, кто не знает, спешу сообщить, что основой спектакля стал текст не драматургический, но прозаический. Энде писал сказки-притчи и говорил, объясняя: «То, что я рассказываю в своих историях – это для ребенка во мне и во всех нас. Мои книги для любого ребенка от восьмидесяти до восьми».

Авторы спектакля не стали переводить текст в сценарный, они просто разбили его на несколько повествовательных фрагментов. Большая часть выпала на долю Любови Тювилиной, она как бы второе (живое) «Я», а может быть, первое. Основная же героиня повести/спектакля – кукла. Кукла – одно из главных чудес спектакля: маленькая, очаровательная, очень подвижная и очень выразительная. Алисе Якиманской удалось создать куклу, легко переигрывающую живых актеров. Те, кто сидел ближе к сценической площадке, прямо на полу (на детских местах), видели, как у нее движутся глазки, как ее личико меняет характер и выражение в зависимости от света и мизансцены.

Ну конечно, здесь многое зависит и от Тювилиной, которая большую часть представления держит куклу в руках, и от художника по свету Евгения Ганзбурга, так скрупулезно разработавшего световую партитуру. Вообще, чудес и волшебства в спектакле много, причем не текстовых, но визуальных. Скорее даже визуальных, которыми сюжет показывается более подробно, нежели текстом.

Пространство спектакля разбито на три части, средняя из которых уходит чуть в глубь сцены, боковые же – окна, в которых мир живет теневыми отражениями, но не менее живыми и чудесными, чем то открытое – среднее. Там оживает небо с облаками, там вырастают деревья, там падает снег, там проплывают рыбки – из левого окна в правое, и даже акула, еле помещающаяся во всех трех окнах.

Но все-таки главные чудеса происходят в среднем пространстве: на площадке на наших глазах вырастает старинный немецкий городок с домами, ратушей, с прохожими. В этом городке по улицам-тропинкам ходят люди, ездят на санках дети и бегают собачки. Все мило, обаятельно и очень трогательно. Здесь же вырастает театр, нет, Театр, который так любит Офелия, в котором она сначала работает суфлером, а потом сама создает спектакли для своих теней. И неважно, что двое грустных слуг просцениума в черных клоунских одеждах молча выносят и ставят домики, ратушу и прочие строения на наших глазах. Зато люди, санки и сама Офелия передвигаются по этим улочкам-тропинкам сами.

Это потом главная героиня спектакля-повести выйдет из этого пространства и заживет в руках живой актрисы, рассказывающей нам всю ее жизнь и творчество. Тени будут возникать в правом и левом пространстве-окне, а потом исчезать в среднем – в маленьком чемоданчике. Перетекание-перекличка разных сценических пространств, театральных видов и форм, живых актеров, кукол, теней, музыки, света, цвета, предметов.

О предметах тоже надо сказать. Дело в том, что авторы спектакля много играют и с масштабом, что характерно для современного кукольного театра, который не связан так крепко с масштабом человеческого тела, как драматический, оперный и особенно балетный театр. Здесь человек и контрабас в руках второго говорящего актера соседствуют с маленькими фигурками Офелии и прохожих, с маленьким чемоданчиком, куда прячутся тени, и с большими рыбками. Да и сами тени постоянно меняют свой размер, что, впрочем, для теней характерно. Смерть вообще показана в виде черного дыма, клубящегося во всех трех окнах. В общем, вы поняли, в спектакле есть что посмотреть, чем полюбоваться, чему подивиться.

Почему подумалось, что этот спектакль – кредо театра «Грань». Я исходила не только из подсказки режиссера, показавшего героев своего театра во время поклонов Театра теней Офелии. Я исходила из абсолютной убежденности Дениса Бокурадзе, которую я разделяю до конца, что сегодня именно Театр способен сохранить ту вечную систему ценностей, которую современный мир пытается пересмотреть. Театр (и театр Бокурадзе, и вообще театр) рассказывает нам о Душе, о Творчестве, о Любви, о Добре и Зле, о Жизни и Смерти… Дальше перечислите сами названия тех вечных ценностей, которые вы еще помните. А если не помните, сходите на спектакль театра «Грань». И непременно с детьми. Не случайно же в финале сказки Михаэля Энде и Дениса Бокурадзе перед Театром теней Офелии открылись Врата Рая, и теперь он разыгрывает свои спектакли перед ангелами. И даже Бог, от имени которого церковь долгие столетия проклинала актеров – лицедеев, иногда приходит на эти представления.


Театр-студия «Грань»

Михаэль Энде

Театр теней Офелии

Авторы спектакля – Денис Бокурадзе и Артем Филипповский

Сценография, костюмы, куклы, тени Алисы Якиманской

Художник по свету – Евгений Ганзбург (СПб)

Композитор – Арсений Плаксин

Спектакль создан при поддержке СТД РФ в рамках программы поддержки театров для детей и подростков под патронажем Президента Российской Федерации


Галина ТОРУНОВА

Театровед, кандидат филологических наук, заведующая кафедрой режиссуры и искусств Академии Наяновой, член Союза театральных деятелей России, член Союза журналистов России.

Фото Леонида ЯНЬШИНА

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 9 (117), 2017, Май

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *