События: ,

Русский рок пришел в филармонию. Что дальше?

28 января 2019

Тольяттинская филармония открыла сезон очередным экспериментом — премьерой программы «Русский рок!» с участием оркестра русских народных инструментов и солистов.

Концерт прошел при полном аншлаге, билеты разошлись еще в декабре. В целом эту новую для себя тему Русский оркестр, говоря юношеским сленгом, «затащил».

Как и всякий творческий эксперимент, данное событие имеет предысторию, условия воплощения и особенности восприятия. Идея принадлежит молодому поколению музыкантов оркестра народных инструментов во главе с флейтисткой и по совместительству его директором Екатериной Завьяловой. Ребята предложили художественному руководителю Василию Кормишину «прокачать» рок-тематику и тем самым привлечь на концерты представителей не только серебряного и золотого, но и более юного возраста.

Захотелось сыграть что-то из актуального, демократичного и цепляющего. Именно таковым является русский рок как феномен исторический, мировоззренческий и культурный, точнее, субкультурный. Рок-музыка 80–90-х прошлого века, вышедшая из андерграундных подвалов, захватила несколько поколений россиян, раскрывая огромные горизонты самовыражения, наполнив особой энергетикой, максимализмом, огромным влиянием на умы и сердца.

Когда ушла в небытие цензура, русские рок-группы оказались предоставлены сами себе, отрыв от ключевых направлений западной рок-музыки сократился до минимума, но этот факт казался уже неважным. Ведь это была эпоха, которая ознаменовалась утолением жажды по тексту и слову прежде всего. Я застала концентрат той эпохи в легендарном питерском рок-клубе на Рубинштейна, 13, когда училась в аспирантуре…

Отметим, что Русский оркестр имеет свою благодарную публику, в последние годы он почти в единственном числе вытягивает официальные городские мероприятия вроде традиционных мэрских балов. Музыку «русской души» в Тольятти любят, залы полны. «Если кто-то из молодежи попадает к нам на концерт, потом чаще всего становится постоянным зрителем, — констатирует Василий Кормишин. — В данном случае мы захотели сделать программу, которая была бы интересна всем».

Худрук и администрация филармонии идею поддержали, и впервые фрагмент «Русского рока!» был представлен на ярмарке абонементов. Саму программу собрали за три с половиной месяца, нешуточно нагрев при этом творческую атмосферу внутри филармонии и возбудив белую зависть оставшихся за бортом коллег: сама мысль соединить необузданный и свободолюбивый русский рок с Русским же оркестром в живом звуке — это же почти национальная идея!

Кто не знает песни из репертуаров Бутусова, Цоя, БГ, групп «Алиса», «Ария», «Чайф», «Мумий Тролль» и т. д.? Уже на этих именах можно здорово «прогреть» публику и создать хайп, но вот сделать так, чтобы концерт не превратился в банальное караоке, а оставил художественное впечатление, стало задачей номер один. По крайней мере, в ходе концерта это становилось для меня очевидным, хотя публика действительно с удовольствием скандировала текст «Группа крови на рукаве» с экрана.

Под составленный play list начали делать аранжировки. Большую часть сложной и кропотливой работы взял на себя «первый баян» Алексей Филин, ему помогали еще несколько музыкантов. Как известно, рок-музыканты не любят нот, потому темы приходилось снимать на слух и самостоятельно оркестровать.

Для реализации партитурных замыслов на помощь пришли артисты двух оркестров — симфонического и джазового, благо филармония располагает тремя полноценными коллективами. Ввели группу ударных, группу духовых, электрогитары, добавили несколько семплов (оцифрованные звуки акустических инструментов). Аранжировка позволила усилить качество звука, но порой традиционные инструменты оркестра тонули в электронном потоке. Иногда я с удивлением вглядывалась в сцену: что делает здесь так много народу?

Однако стоит отметить, что децибелы не давили, а звукооператоры поработали над комфортностью восприятия. Каждая композиция (рок-баллада, по сути) имела схожую драматургию: нежное соло виолончели, флейты или гуслей служило вступлением, затем на постепенном крещендо шла линия аккомпанемента струнных инструментов, в кульминации вступали соло электрогитара (Георгий Иванов) и саксофон (Сергей Радаев), ну а тутти в финале ставило мощное многоточие.

Аккордеонистка Валерия Михайлова хорошо вписалась в песню из репертуара группы «Мумий Тролль», а вот экзотичные звуки хрустальной арфы (группа «Сомелье дуо»), на мой взгляд, затерялись в «Городе золотом» из репертуара Бориса Гребенщикова.

Поиск рок-певцов, способных воплотить масштабный проект, занял время. На зов откликнулись шесть вокалистов (трое из филармонии) и детский хор «Радуга» из Школы искусств № 1. Театральный актер Игорь Супрунов, поднаторевший в вокале за годы сотрудничества с филармонией, приятно поразил глиссандо в «Потерянном рае» и еще парочкой хороших голосовых слайдов. Инга Инди, как всегда, была артистична и обаятельна, но интонационно не убедила в песне из репертуара Земфиры на стихи Гумилева.

Георгий Иванов исполнил несколько сольных вещиц, но всем запомнилась «народно-пофигистская» «Ой-ёй» из репертуара «Чайф». В паре с балалаечником Павлом Дудиным они уселись на авансцене как на завалинке и таки сделали лирическую кульминацию вечера. Балалайка и гитара смотрелись гармонично, текст и хрипловатые голоса вели неспешный разговор по сути. О главном. Где вокал вообще вторичен…

Студент музыкального колледжа имени Р. К. Щедрина Игорь Сергеев как никто другой внешне соответствовал имиджу рок-певца, был статен и хорош, особенно в белом, однако представлял скорее эстрадную версию рок-музыки. Приглашенные певцы Сергей Печкуров и Жанна Малова дополнили общую картину концерта, вплетая свои образы и демонстрируя разные вокальные ресурсы.

Хор «Радуга» сотворил вторую кульминацию концерта — смысловую. Введение детских голосов смиряет суровый драйв гитарных рифов (здесь вспоминается Pink Floyd с альбомом «Стена»), придает композициям глубину и космическую универсальность. Тот же беспроигрышный художественный прием использовали и здесь. Баллада «Мы разбегаемся по делам, Земля разбивается пополам» из репертуара Земфиры стала настоящей песней счастья, как ее характеризует сама автор.

А когда после элегического зачина дети запели энергично, звонко «Гудбай, Америка!» и стали размахивать белыми платочками, зал оказался в умилительной растерянности — то ли плакать, то ли смеяться? В любом случае, финал концерта был впечатляющим.

***
В анонсах филармонии писали: «Новой программой Русский оркестр начинает исследование огромного пласта отечественной культуры под названием «Русский рок». Почему-то зацепило про «исследование», которое, вероятно, подразумевало и обратную связь со зрителем, и еще что-то такое… измерительное.

Предполагаю, что в процессе подготовки выявилось столь много организационных моментов, что про «исследование» как-то забыли. Руки не дошли. Ведущая концерта Дарья Могилевская (Love Radio Тольятти) в процессе концерта задавала исполнителям вопросы по существу: «Что такое русский рок? Как вы к нему относитесь?», однако те неохотно отвечали, предпочитая петь, а не рассуждать. Ответ был получен в тексте песни из репертуара «Би-2». Прекрасные авторы Шура и Лева, конечно, имели в виду не только себя, говоря: «Мой рок-н-ролл — это не цель и даже не средство… Дорога в мой дом, и для любви это не место».

В общем, Игорь Супрунов и Жанна Малова пытались донести эту непростую, но такую важную для рок-музыки мысль.

После концерта люди долго не расходились, перетирали впечатления, вспоминали былое, подпевали и просто гудели в фойе, отражая энергию, полученную в ходе концерта. Вот тут бы филармонии взять, да и направить эту энергию в русло обсуждения, завести что-то вроде клубной площадки, устроить обмен мнениями между зрителями и участниками концерта, как это делают в телепередаче «Достояние Республики», к примеру.

Почему нет? Думаю, публика бы откликнулась на такое совместное исследование. Слишком многое затронул концерт, что-то важное поднялось, пласты памяти целого поколения ожили.

…Придя домой, я еще раз пересмотрела фильм «Лето» Кирилла Серебренникова. Там есть диалог в студии звукозаписи, когда Майк Науменко успокаивает нервно курящего Виктора Цоя: «Слушай, тебе запись звука не нравится? Ты знаешь, это вообще очень красивая проблема!» Так что Бог с ней, невнятной концептуальной частью и не всегда высоким исполнительским качеством «Русского рока!». Все-таки затащили!

Анна ЛУКЬЯНЧИКОВА

Музыковед (Тольятти)

Фото предоставлены автором

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 24 января 2018 года, № 1-2 (151-152)

Aviasales

  • 8
    Shares

Оставьте комментарий