События: , ,

Артур Фонвизин — романтик акварели

28 января 2019

В Самарском художественном музее экспонируется выставка работ знаменитого акварелиста Артура Фонвизина (1882/83—1973) — «Сумевший таинственным сделать простое».

«Артур Фонвизин открыл новую акварель. Артур проложил ей путь на столетие вперед. Найдется ли еще художник такой поэтики, такой романтики красок, такого трепетного психологизма? На его картинах краски горят, мерцают, переливаются — даже черная и белая» (Александр Древин)

Выставлено около сорока акварелей 1930–1970-х годов из частных собраний Москвы: городские и романтические пейзажи, натюрморты с цветами, портреты, а также работы с театральными и цирковыми мотивами, благодаря которым художник получил мировую известность.

Артур Владимирович Фонвизин прожил долгую жизнь — девяносто лет. Отследить полностью его творческую биографию, насыщенную участием в различных художественных объединениях и наполненную учебой и поездками по Европе и России, не представляется возможным. Остается изложить биографию пунктиром.

Фонвизин родился в Риге в семье чиновника Лесного департамента министерства государственных имуществ ученого-лесовода Вольдемара Карловича фон Визена. При крещении в церкви был наречен Артуром Вильгельмом.

Вскоре после рождения младшего сына семья переехала в Петербург. Отец по делам Лесного департамента часто был вынужден менять место жительства. Тульская, Владимирская, Костромская губернии; возможно, эти перемещения помогли Фонвизину почувствовать себя путешественником.

В 1900 году после сдачи экзаменов Артур фон Визен был зачислен в 3-й художественный класс Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Фон Визен быстро вошел в ученические группы — и авангардистскую, под условным руководством Михаила Ларионова, и символистскую, под руководством Павла Кузнецова.

Осенью 1903 года он перешел в головной живописный класс. Учился у К. Коровина и В. Серова. В 1904 году Ларионов и фон Визен устроили в учебном классе самовольный показ своих работ, которые ехидно комментировал Сергей Судейкин, за что он получил от фон Визена в нос. Артур фон Визен был единственным из этой троицы, кого тогда исключили из МУЖВЗ, причиной для исключения стала физическая агрессия в адрес товарища.

После позорного изгнания из училища фон Визен продолжил заниматься творческой деятельностью — как совместной, так и с Михаилом Ларионовым.

С 1906 года по 1910 год фон Визен жил, работал и учился в Мюнхене. Свои картины он отправлял в Москву, где их реализацией занимался Михаил Ларионов. Изредка Артур сам приезжал в Москву, Санкт-Петербург, Киев, чтобы принять участие в открытии какой-нибудь выставки. Во время одной из этих поездок фон Визен вступил в художественные объединения «Венок — Стефанос», «Голубая роза» и «Мир искусства».

В 1906 году снова уехал учиться в Мюнхен, где обосновалась колония русских художников, обучающихся в свободных академиях и школах: И. Грабарь, К. Петров-Водкин, Д. Бурлюк, В. Кандинский… Поступил в студию Эрнста Гертнера.

Фон Визен жил замкнуто и всё свободное время проводил в Пинакотеке, где копировал произведения Веласкеса.

Он не пропускает выставки в России. В 1907-м участвовал в выставках «Голубой розы» и «Стефаноса». В 1908-м — общества «Венок». В 1910 году фон Визен окончательно вернулся в Россию, начал принимать участие в выставках бубнововалетовцев. Предоставил работы на Рождественскую акварельную выставку, организованную Московским обществом любителей акварели, и получил одобрительный отзыв художника В. Поленова.

Жил попеременно в Мологе у родителей и в Москве. В 1912-м, не желая ассоциирования своего творчества с авангардистами, фон Визен разорвал отношения с Михаилом Ларионовым.

Однажды фон Визен получил заказ на оформление столовой в доме своего товарища по училищу — художника Всеволода Шервуда. И в доме Шервуда встретил Константина Зефирова, с которым познакомился в Мюнхене. Окончательно укрепились дружба и творческий союз двух художников — на всю жизнь. В 1913 году они уехали в Мологу, где сняли мастерскую, приобрели гипсовые фигуры, слепки, череп и скелет. Работали над рисунком и композицией: у них было серьезное намерение поступать в Академию художеств.

Первая мировая война застала фон Визена в Мологе. По состоянию здоровья он не подлежал мобилизации в действующую армию. Но в связи с ростом антигерманских настроений среди местного населения художник вынужден был уехать в Москву, откуда вместе с Зефировым отправился под Самару, на его родину. Зиму они провели в летнем домике в деревне Зубчаниновке, где работали по семь часов в день над пейзажами и натюрмортами. Вот благородная задача для краеведов: найти в Зубчаниновке следы пребывания двух замечательных художников!

Через год друзья возвратились в Москву, в 1918 году Артур женился на дальней родственнице Зефирова. Они тогда с Зефировым жили в Тамбове. Фон Визен присоединился к тамбовскому Товариществу художников, вместе с которыми писал лозунги, транспаранты, портреты вождей революции. Вместе с другими оформлял город к празднованию первой годовщины революции, подписываясь уже как Артур Фонвизин.

Возглавил в Тамбове студию изобразительного искусства Пролеткульта, в которой учащимся и рабочей молодежи преподавал живопись и рисунок. Во время захвата города белогвардейскими частями генерала Мамонтова спас фонды тамбовского Товарищества художников и художественные произведения от уничтожения.

Активно участвовал в разных формах агитационно-массовой работы, включая росписи вагонов-передвижек, оформление выпусков «живой газеты» «Красная деревня», изготовлял походные декорации для выездных спектаклей Первого пролетарского театра-студии. Преподавал в Нижегородском художественном техникуме (1923–1925). Живописью почти не занимался. Организовал первую выставку местных художников АХРР.

В 1927 году Фонвизин переехал в Москву и жил у Константина Зефирова. Познакомился с художницей Наталией Малкиной, с которой связал свою дальнейшую жизнь. Работал для журналов «Пионер», «Зорька» и в газете «Гудок».

Произведения художника были включены в экспозицию ряда выставок, проводимых ВОКСом за рубежом: в Риге, Голландии, Швейцарии, США.

Однажды в Ленинграде он познакомился с мастером книжной графики Владимиром Лебедевым, возглавляющим художественную редакцию детской литературы, Детгиз. По его рекомендации занялся иллюстрацией.

Вот таковы краткие вехи долгой жизни Фонвизина. Она была бурной, кипучей, подвижнической. Однако сегодня Фонвизин известен как мастер-виртуоз акварельной живописи.

***

К 30-м он окончательно избрал для себя акварельную технику, выявил романтически-таинственный строй своего искусства, очертил круг тем, связанных со сказочными образами театра и цирка и с погруженными в радужную дымку детскими воспоминаниями. Сразу цветом, без карандашной подготовки, он писал с натуры цветочные натюрморты, тающие в тумане пейзажи, но главным образом — портреты, отдавая предпочтение женским моделям. Любимые его героини — актрисы, часто в театральных костюмах, связанных с определенной ролью, погруженные в приподнятую эмоциональную атмосферу сцены.

Любовь к акварели началась в 47 лет. Михаил Ларионов звал Фонвизина с собой в Париж и, узнав о перемене живописных предпочтений, написал: «Акварель — это же баловство. Подумай, на что ты будешь жить!» Действительно, акварель не очень поддерживала Артура Фонвизина материально. Из коммуналки в отдельную квартиру художник переехал только в 1952 году и радовался этому, как маленький ребенок: теперь появился балкон, на котором нужно сажать цветы, и они будут живой моделью.

Мечтательной дымкой овеяны тающие в цветовом мареве пейзажные и натюрмортные образы в акварелях Фонвизина. А детская любовь к цирку диктовала ему бесчисленные, порожденные уже не натурой, а фантазией цветные наброски нарядных наездниц.

В Государственном Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в 1936 году широко были показаны работы Артура Фонвизина. Там царствовал образ Женщины, начиная от сказочных цирковых наездниц и поражая великолепными портретами известных актрис. Один критик вознегодовал: советским людям не могут нравиться легкомысленные картинки, выполненные акварелью, и кто мог допустить явного формалиста в государственный музей? Статья была напечатана в «Правде», и художник-романтик в одночасье превратился в опасного авантюриста, издательства Academia, Детгиз и «Молодая гвардия» отказываются от сотрудничества с ним.

К сожалению, ни импровизационная свобода акварельного письма, ни мечтательность его образов не отвечали в 30-х и 40-х годах официальным художественным установкам. Артура Фонвизина, Роберта Фалька, Владимира Фаворского неофициально причислили к так называемой группе «Три Ф», якобы негласных лидеров советского формализма.

Написав акварельный портрет своей будущей жены Натальи Малкиной, которая, кстати, училась живописи у знаменитого И. Машкова, Артур Фонвизин начал создавать череду женских акварельных портретов: Марии Бабановой, Юдифи Глизер, Аллы Богуславской, Майи Плисецкой.

Он владел тайной женского образа, и звездные женщины были благодарны ему. Поэтому, когда в первый год войны его как немца выслали в безлюдную казахскую степь под Карагандой, великие актрисы смогли спасти его и вернуть в Москву.

В 1943 году архитектор А. Веснин обращается в Президиум Верховного Совета СССР с ходатайством о возвращении семьи художника в Москву. Коллективное письмо подписали П. Кончаловский, В. Мухина, В. Татлин…

Фонвизин возвратился с семьей в Москву и стал работать по заказу главного режиссера Московского театра драмы Н. Охлопкова над серией акварельных портретов артистов театра.
В 1958 году в выставочных залах МОСХа состоялась персональная выставка художника, посвященная 75-летию со дня рождения и 50-летию творческой деятельности. Фонвизин был удостоен медали на Всемирной выставке в Брюсселе за акварельный портрет балерины ГАБТ М. Семёновой.

Творческой музой Фонвизина была в то время Алла Белякова (1914–2006), происходившая из аристократической семьи Куколь-Яснопольских. Яркую черноволосую красавицу окружал мир музыки, она попала в круг знаменитых музыкантов, познакомилась с великими Нейгаузом и Софроницким. В один прекрасный день 1948 года она встретилась с Артуром Фонвизиным, сразу влюбилась в его акварели и решила у него учиться. Неудивительно. Мир, который создавал в своих акварелях Артур Фонвизин, был таким радостным и солнечным, что волновал всех женщин — от простых домохозяек до светских красавиц.

Фонвизин создал пятьдесят портретов своей любимой ученицы, которые сразу разошлись по музеям. Многие акварели на самарской выставке — из собрания Аллы Беляковой.

***

Имя Артура Фонвизина стало известным в конце XX века, в 1970 году ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина приобрел иллюстрации к сказке «Крошка Цахес, по прозванию Циннобер» Э. Т. А. Гофмана.

Артур Владимирович Фонвизин воспитал в себе художника, который сумел «таинственным сделать простое». Его картины-миражи можно приравнять к стихотворной импровизации. В них есть и радостная сказка, и добрый юмор, и легкая грусть.

Акварели этого мастера приравниваются к совершенным полотнам, в них соответствуют и исполнение, и видение автора. Умение чувствовать человека, природу, наполнение поэтикой при наличии виртуозной техники — вот что характерно для работ Фонвизина.

Валентина ЧЕРНОВА
Член Ассоциации искусствоведов России, член Союза художников России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 24 января 2018 года,
№ 1-2 (151-152)

Aviasales

  • 57
    Shares

Оставьте комментарий