События: , ,

Сад ее глазами, и сад тот — райская страна

5 апреля 2015

богусонова

Сады моей души всегда узорны,
В них ветры так свежи и тиховейны,
В них золотой песок и мрамор черный,
Глубокие, прозрачные бассейны.
Н. Гумилев

Набухание почек

Выставочный проект «ЕЕ ГЛАЗАМИ», экспонирующийся в галерее «Новое пространство» и стремящийся показать мир через призму женского восприятия, появился в Пензе в 1993 году и объединил тогда более тридцати авторов. За двадцать лет его существования выставки под девизом «Ее глазами» побывали во многих городах России. Спустя годы в Самаре решили перенять эстафету и привлечь местных мастеров. Самарский вариант несколько отличается от выставок предыдущих лет и в экспозиционном плане, и в плане формирования контекстных мероприятий.
Проект получился межрегиональным: на выставке — работы мастеров из Керчи, Казани, Москвы, Оренбурга, Пензы, Самары. Вместо постоянного числа 30 художниц в этот раз в нем участвуют 26, 15 из которых представляют самарскую художественную школу. Каждая экспонирует лишь одну композицию. Техники и материалы связаны с живописью, графикой и декоративно-прикладным искусством. Жанры — самые различные.
Но главное, что отличает женский взгляд, — стремление мастеров избежать деструктивной картины бытия. Искусство участников выставки одухотворено исключительно созидательным гармоничным началом.

Распускание почек

Задолго до открытия выставки в «ВКонтакте» начала работу виртуальная галерея, в которой абсолютно все желающие представили работы в режиме on line. Мгновенно происходил обмен опытом, мнениями и замечаниями. Три лучшие работы были отобраны для экспозиции 2016 года. Особо отмечу: на страничке выставки в соцсети выложили архивный материал по истории проекта: фотографии, буклеты, статьи, интервью с родоначальницами из 90-х.

Цветение

И вот вернисаж состоялся. Выступила певица Рената, присутствовали множество нарядных женщин. Праздник получился восхитительный! Началось знакомство с двух небольших портретов: мужского и женского работы Марины Борисовой, мастера из Оренбурга. Женский «Портрет М.» неуловимо очаровывает. В нем не видно ни одного касания кисти, кажется, круглое личико соткано из света, оттенок голубоватого цвета небольших глаз подкреплен маленькой круглой бирюзовой сережкой. Ничего индивидуального, нет четкого контура, плотной лепки тела, взгляд глаз модели неуловимо скользит куда-то в сторону, облик возникает в некоем зазеркалье, и всё в традициях оренбургской художественной школы. Прекрасный художественный образ!
На вернисаже ко мне подошла Елена Вилкова из Пензы. В 2010 году она была награждена дипломом Союза художников России за успехи в творчестве и содействие развитию изобразительного искусства России. Елена — участник фестиваля «Молодая российская культура в Италии» в Венеции, пленэра Передвижной академии искусства в Сергиевом Посаде. Два года назад я писала о ней.
Елена поделилась своей радостью: в Пензу приезжали из столицы и отбирали произведения на международную выставку, посвященную 70-летию Победы. Взяли картины лишь трех женщин-художниц. У Елены выбрали натюрморт с русской печью. Вот и подтвердилось предположение о том, что образ Отечества может символизировать и русская печь, и каравай хлеба.
Елена Вилкова работает и в стилистике пленэрных пейзажей. Ее «Снежный март» с уморительным снеговиком с рядами веточек на голове, как у оленя, и алой морковкой вместо носа пробуждает мгновения забытого детства.
Из знакомых мастеров на выставке отмечу две картины Натальи Сюзевой: «Садовница» и «Спряталась». Этот мастер создает особую временную среду, будь это тени из прошлого, сновидения или образы из сказочной реальности. У нее эффект зазеркалья достигается благодаря сложной живописной технике. И это не пленэр, а сложное решение, в котором отсутствие контуров, легкость цветовых масс, неяркий рассеянный свет придают образам особое очарование. У «садовницы» цветочные обои за спиной оживают, цветы соскальзывают со стен на платье, просятся в ладошку и начинают жить в запределье, в отвлеченном пространстве.
Людмила Давыдова из Пензы удивила густой плотностью красочной поверхности гобеленов. Ее землячки, замечательные мастера — Мария Королькова, Ирина Косырева, Людмила Кузнецова, Людмила Маневич, Любовь Чуракова, — не только представляли искусство пензенской художественной школы, они — учредительницы этого замечательного проекта «Ее глазами».
Интересная графика Надежды Кормановской (Пенза), тонкая живопись Елены Ермолиной (Казань) и Надежды Севериной (Москва), сочная живописная манера Анастасии Калюжной (Керчь) — весь этот калейдоскоп произведений наших гостей великолепно дополняли работы самарских мастеров.

Рост побегов

В рамках проекта впервые организовали пленэр для художниц по историческим местам Самары. Жители нашего города, наверно, не раз в течение этих дней встречали женщин в рабочих фартуках, живописующих улицы Самары. И позже в зале галереи зритель увидел живые зарисовки, наброски, этюды на пленэре, составившие своеобразную «выставку в выставке». Какие же они были легкие, непосредственные, сочные! Помимо пленэра, организаторы выставки пригласили на занятия, мастер-классы по живописи, батику, декупажу, изготовлению декоративной бумаги.

Рост и развитие плодов. Цветы Живерни

Мне посчастливилось попасть на встречу с Надеждой Севериной (Москва). Она взволнованно и эмоционально рассказывала о пленэрах в России, США, Китае, о поездке в знаменитый сад Клода Моне.

Мало кто знает, что после его смерти в 1926 году сын Мишель унаследовал дом и сад в Живерни. Он там не жил, так как после Второй мировой войны усадьба в Живерни пришла в упадок, и в 1966 году передал ее Академии изящных искусств. В 1977 году куратором Живерни назначили Джералда ван дер Кемпбела. Андрэ Девиле и знаменитый дизайнер Жорж Труфо помогли ему восстановить сад во всей его красе. Почти десять лет потребовалось, чтобы вернуть дому и саду их былое великолепие.

Весь сад Моне разделен на клумбы, где цветочные заросли за счет разной высоты создают объем. Фруктовые и декоративные деревья возвышаются над вьющимися розами, шток-розами и рядами радужных однолетников. Моне смешивал простейшие цветы (ромашки и маки) с самыми редкими сортами. Весь сезон цветут розы, а в конце лета аллеи оккупируют настурции.
Клод Моне не любил распланированные или сдержанные в цветочном буйстве сады. Он высаживал цветы в соответствии с их оттенками и оставлял их расти совершенно свободно. С годами он больше увлекался ботаникой, обменивался растениями с друзьями. Постоянно искал редкие сорта, покупал их за очень существенные суммы. «Все мои деньги уходят в мой сад», — говорил он. Но можно было услышать: «Я в полном восторге от этого растительного великолепия».
Участок перед домом, который просматривался из окон, художник превратил в цветочную палитру, смешивая и подбирая краски. В саду Моне пестрый ковер из цветов разделен прямыми дорожками, как краски в коробке.

Кстати, Надежда Северина представила на выставку диптих «Лотосы». Его характеризуют высветленные оттенки зеленого и синего в изображении укрупненного фрагмента природы. В диптихе соединились отзвуки сада Клода Моне в Живерни и эстетика пруда лотосов из Китая. На самом деле она писала «каспийскую розу», лотосы Астраханского заповедника. Вот так все переплелось.

Вызревание и собирание плодов

Много восторженных слов можно посвятить произведениям художниц из Самары. Ранее я написала несколько статей о творчестве Анны Сливковой, Алисы Самаринкиной, Натальи Шепелевой, Елены Макеевой. Теперь хочется поговорить о технике горячей эмали и двух мастерах из Самары — Ирине Елизаровой и Дине Богусоновой.
Эти талантливые женщины от выставки к выставке не устают восхищать меня. Кажется, техника работы с металлом, с огнем, обжигом, с молотком, паяльной лампой, горелкой, с окислами металлов, с эмалями присуща мужским рукам. Ирина Елизарова представила триптих с прорезной эмалью «Время странствий». Она использует для художественного эмалирования высокий рельеф металла, сквозную фигурную резьбу. Здесь эмалевое покрытие повторяет форму металлического изображения, выступая как поливная глазурь. Эмаль в процессе обжига плавится и, ложась тонким слоем на выступающие поверхности, стекает в углубления, заполняя их более плотной массой. Это усиливает контуры рельефа. Металлическая основа для рельефа у Елизаровой состоит из листов меди.
Дина Богусонова выставила панно «Древо жизни» и «Плоды». Композиция «Плоды» представляет веточку дерева граната, выкованную из меди, на ветке есть бутон и плод с листочками. На каждом листочке в технике расписной эмали даны темы материнства и игры с детьми. Ветка с листочками колористически сдержанна и настолько оригинальна, что зрителю остается только удивляться и рукоплескать. Работы этих двух авторов интересны по композиции, точно выверены в цвете, изысканны и поэтичны по замыслу. О сложном непросто рассказать. Надо увидеть.

Листопад

В целом весенняя выставка произвела впечатление яркого живописного сада. А художницы, словно садовницы, высаживают разнообразные цветы — свои картины, гобелены, керамику.
В изначальном значении сад воплощает образ божественного мира, отделенный от недружелюбного человеку пространства. И вот этот живописный сад представляет нам все, что радует человека, — деревья в их разнообразной поре, реки, цветы и птиц, наполненные красками и благоуханием плоды земли, музыку, плюс радостные лица людей. Иными словами, красочный сад, созданный женщинами из образов природного и человеческого бытия и как бы представляющий жизнерадостную картину мира, услаждает на выставке «Ее глазами» все пять чувств. Он становится буквальным воплощением понятия «культура» в его первом значении — «возделывание».

Для женщин-художников искусство — это благодатный материал, изначально живописный, позволяющий во время творчества отдаться экспериментальному восприятию мира, раскрыть во всевозможной полноте его чувственную и видимую красоту. Проект чрезвычайно результативный, интересный, перспективный и консолидирующий женщин.

Валентина Чернова

Член Международной ассоциации искусствоведов, член Союза художников России.

Опубликовано в издании «Свежая газета. Культура», № 6 (73) за 2015 год

Aviasales

  • 12
    Поделились

Оставьте комментарий