События: ,

Его джаз звучал во Вселенной

27 июня 2015

A_Kuznecov01

В конце мая лучший российский джазовый гитарист Алексей Кузнецов после долгого перерыва приезжал в Самару. Правда, его концерт не планировался, но он успешно провел мастер-класс для местных музыкантов. Успел он побывать и в гостях у «Радио-Самара-Максимум», где принял участие в программе «Вот вам джаз».

Утверждение, что ходить, говорить и играть на гитаре он начал одновременно, не такое уж большое преувеличение. Алексей Кузнецов-старший, отец народного артиста России Алексея Кузнецова-младшего, в 30-е годы стал первым советским эстрадно-джазовым гитаристом. Поэтому любимой игрушкой Леши была папина гитара, которая, когда малыш увлеченно дергал струны, издавала не очень понятные, но завораживающие звуки.

В апреле 1988-го Алексею Алексеевичу довелось играть джаз для Вселенной. Тогда находящиеся в полете космонавты Титов и Манаров попросили у Центра управления полетами дать им послушать старый добрый джаз, как они сказали, типа Армстронга. Любые просьбы космонавтов тогда были законом, и в студию ЦУПа пригласили Кузнецова с партнерами – трубачом Александром Фишером и контрабасистом Анатолием Соболевым. Они и устроили для космонавтов живой концерт. Вселенную огласили мелодии популярных джазовых композиций, а в финале звучали сольные блюзовые импровизации гитары Алексея Кузнецова.

Но началось-то все за тридцать лет до выхода в космос джазовой гитары Алексея Кузнецова – когда он поступил в Московское музыкальное училище по классу… домры. Собственно, пришел сюда он для того, чтобы получить «корочки». В те годы в Советском Союзе гитаристов нигде не готовили: буржуйский инструмент был предан анафеме. Но осваивал его Алексей параллельно с официальным приобщением к музыкальной грамоте дома, получая уроки у папы. А после окончания учебы и отличной сдачи выпускного экзамена Кузнецов вышел из здания училища и разбил ненавистную домру о ствол растущего в газоне дуба.

Но это всего лишь легенда. Правда – в том, что сразу после получения диплома домрист Алексей Кузнецов оказался штатным гитаристом Всесоюзного эстрадно-симфонического оркестра Гостелерадио под управлением Юрия Силантьева, где проработал 13 лет. Эта работа – своеобразная школа перед тем, как он стал вне сомнения лучшим гитаристом отечественного джазового мэйнстрима.

Но подлинным музыкальным увлечением Алексея был джаз, и сегодня он с удовольствием вспоминает 60–70-е годы и свои выходы на сцену первых столичных джазовых кафе: «Молодежное», «Синяя птица», «Печора». Это были годы повсеместного увлечения джазовой музыкой, время зарождения и постепенного становления отечественного импровизационного джаза.

Автору посчастливилось лично знать Алексея Кузнецова уже около тридцати лет, неоднократно писать о нем, вести его выступления на сцене и рассказывать о его творчестве в радиопрограммах. Я всегда поражался уровню его мастерства. Для того, чтобы ближе познакомиться с творчеством и исполнительской манерой гитариста, лучше обратиться к конкретным музыкальным историям разных лет.

***

Кузнецов-гитарист одинаково мастерски владеет инструментом и как солист, и как аккомпаниатор. Это можно обнаружить хотя бы на виниловом диске «Джанго», где он в 1978 году записался в дуэте с более опытным гитаристом-коллегой и близким другом Николаем Громиным. Вскоре Громин уехал в Копенгаген, где живет и работает до настоящего времени.

***

Среди гитаристов мирового уровня, кумиров Кузнецова, прежде всего следует выделить великого Уэса Монтгомери. После первых прослушиваний его записей Алексей, по собственному признанию, был просто поражен октавной игрой Монтгомери. Он сам довольно быстро овладел этой техникой, и сегодня гитара Кузнецова может звучать как целый оркестр с мощным драйвом и великолепным свингом. Хотя музыкант остается прекрасным мастером кантилены в мягких лирических импровизациях при исполнении балладных композиций.

***

В 70-е годы Алексей много сотрудничал с уникальным пианистом Леонидом Чижиком, который с 1991 года живет и работает в Германии, преподает в консерваториях Мюнхена и Веймара. А тогда Чижик готовил концертную программу, посвященную творчеству великого канадского пианиста Оскара Питерсона. И в ней Кузнецову была отведена трудная роль очень своеобразного питерсоновского гитариста Херба Эллиса. Кузнецов с ней великолепно справился. Причем в ансамбле Чижика не было ударных, поэтому Алексею довелось совмещать сольную фактуру с аккомпанирующей: быть и ритм-машиной.

7-1_        _

На всех пластинках Чижика Кузнецов широко применял разнообразную аккордно-мелодическую технику, успевая вплести в мелодическую ткань изящные узоры и в то же время найти место для бурно пульсирующей аккордовой фактуры. Кузнецов бывает и совершенно уникальным исполнителем в латиноамериканской музыке, где мастерски имитирует тембро-ритмы самых разных ударных инструментов Южной Америки.

***

Что касается Алексея Кузнецова в роли солирующего гитариста, то тут его мастерство наиболее выпукло проявилось на виниловом диске начала 80-х «Голубой коралл». Пластинка, кстати, названа по наименованию одной из композиций Алексея. В звуковом альбоме представлены разнохарактерные мелодии: здесь и напевность лирических баллад, и острая пульсация, и мощное оркестровое звучание аккордового тутти в ритмических эвергринах.

А наиболее полно индивидуальное мастерство музыканта представлено в знаменитой Summertime. Казалось бы, что еще можно выжать из этой азбучной, почти банальной и завязшей в ушах мелодии Гершвина? Но Алексей Кузнецов представил подлинную джазовую поэму со сменой метроритмов, с демонстрацией всех богатых возможностей солирующей гитары – от нежнейших звуковых капелек хрупкой мелодии до упругих аккордов в нижнем регистре. Исполнитель в своей версии одновременно и добился совершенства формы, и представил известную композицию как небольшую сюиту в трех частях, в каждой из которых тема подвергается разнообразным трансформациям.

***

Востребованность Алексея Кузнецова огромна. Сегодня он пребывает в роли свободного художника, и принять все предложения по работе просто не хватает времени. Из последних стабильно выступающих ансамблей с его участием, наверное, следует назвать «Супертрио-2» с аккордеонистом Владимиром Данилиным и басистом Александром Ростоцким. Вместе со своим хорошим другом Данилиным Алексей выступал и в Самаре. А до этого было и «Супертрио-1» с участием саксофониста Георгия Гараняна и пианиста Даниила Крамера.

***

Алексею Кузнецову доводилось выходить на сцену и записываться в студиях со многими ведущими российскими и зарубежными музыкантами в самых разных инструментальных составах. Сегодня музыкант много времени уделяет и подготовке новых кадров джазовых гитаристов. Среди его подопечных немало тех, кто сегодня уже во весь голос заявил о себе на большой сцене, и в их числе, кстати, и еще совсем недавно начавший в Самаре свое вхождение в джаз талантливый музыкант Саша Родовский.

***

И еще. Алексей Кузнецов – удивительный, очень обаятельный и милый человек. Общаться с ним – огромное удовольствие, которое автор недавно имел возможность еще раз получить. Мы с ним в живом эфире радио очень мило и непринужденно беседовали. Алексей с нескрываемой ностальгией окунался в детство, в коммунальную квартиру на Новобасманной. Он с восторгом вспоминал катание по двору на велосипеде, танцплощадку в Саду имени Баумана, где Леша впервые услышал танцевальную музыку а-ля джаз.

Любопытно было узнать, что одновременно с гитарой он увлекался барабанами, и соседи по коммуналке вынуждены были какое-то время терпеть громкие барабанные экзерсисы Леши. Но в разговоре мы все-таки возвращались к гитаре, к инструменту, о котором музыкант говорит с огромной любовью, и признается, что это – сама его жизнь, а музыка, джаз – образ этой жизни.

Игорь Вощинин

Фото: Сергей Самойлов, afisha.ru

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 11 (78) за 2015 год

 

Aviasales

Оставьте комментарий