События: , ,

А у нас «Классика». Сюр-ля-Волга

16 июля 2015

4-5_4_¦н¦-TЕ¦¦Панорама Волги охватывает расстояние от Волжской ГЭС до яхт-клуба. Каждые полчаса на небе новый ландшафт из облаков. Ветер приводит в движение парусные декорации. Парят чайки, под огромным шатром Зеленого зала чирикают воробьи. Напротив – Жигулевские горы с упрятанными в меловой ложбине трубами цементного завода. Ночью этот industrial object таинственно мерцает. Картину дополняют мачты пришвартованных в марине катеров. На пирсе двое в черных фраках ищут удачный кадр для селфи, размахивая штативом. Это оркестранты. В зоне отдыха Тольятти проходит фестиваль «Классика над Волгой». Уже восьмой раз.

Начнем с того, что в этом году, несмотря на кризис, фестиваль получил хорошую раскрутку. Викторины «Из жизни композиторов» на радио, афиши, конкурс детских рисунков с перенесением на почтовые открытки – это одно. А вот тортики с логотипом фестиваля – нечто, напомнившее историю с пирожными «Свадьба Фигаро» в Вене после триумфа оперы.

В мае фестиваль был изящно прорекламирован в пароходных круизах по Волге. Затем провокационно – флешмобом в аэропорту Курумоч. Директор фестиваля Алексей Возилов, адмирал жигулевской «кругосветки», путешественник, даже провез логотип «Классики» под парусами до Карибов. Все это дало, конечно, свои плоды. Немаловажно, что художественным руководителем согласился стать один из известных в музыкальном мире людей – дирижер, участник ТВ-проекта «Большая опера» итальянец в России Фабио Мастранджело.

4-5_1_¦Ь¦-TБTВTА¦-¦-¦+¦¦¦¦¦¬¦-

Это хороший плюс тольяттинскому проекту, амбициозному, активно развивающемуся. Старожилы фестиваля знают, что каждый год организаторы готовят сюрпризы. Год назад солисты «Геликон-оперы» варили на сцене ароматный кофе под «Кофейную кантату» Баха, а теперь…

Рок&Опера плюс шашлык

Эксперимент заключался в том, чтобы показать, как смогли бы написать свою музыку композиторы, владея электронным звуком, гитарными риффами, роскошной ударной установкой и энергетическим пульсом рок-музыки. На мой взгляд, эксперимент рискованный. Допустим, Герман из «Пиковой дамы» мог находиться в состоянии, очень близком стилистике рока в арии «Что наша жизнь? Игра!». Злодей Скарпиа из «Тоски». Мефистофелю очень подошло бы. И, кстати, шикарно получилось на музыку Гуно у Алексея Пашиева (бас), приодетого в куртку-«косуху» и джинсы. Это было стильно и органично. Но слушать более полутора десятка арий в исполнении, несомненно, качественных оперных голосов из Большого и в рок-обработке оказалось трудным. Не хватало чисто музыкантских тонкостей и того психологического подтекста, который дает живое звучание оркестра.

Не знаю, что там такое случилось со звуком, но он был плоским и слегка «как из ведра». Пришедших рокеров это разочаровало. Меломанов слегка раздражало. Остальных, занявших места за столиками в партере и заказавших напитки и горячее, не напрягало. Если open air, значит, и барбекю в придачу. Помните, как «зажигали» на стадионах в 90-е? И вот у зрителей пальцы невольно складываются в букву V, рука тянется к айфону, чтобы помахать фонариком в темноте… Надо отдать должное ведущему программы Андрею Пипа: ему удалось доступно и ненавязчиво рассказать о различии между арией и ариозо, передать сюжетные перипетии оперных либретто.

Лирические вещи, кажется, в тот вечер были более удачными. Особенно запомнился глубокий, наполненный и теплый тембр Максима Пастера (тенор). Чего стоили ариозо Канио из «Паяцев» или ария Калафа из «Турандот» в дуэте! Рок-балладу напомнила и ария Хозе у Романа Муравицкого. А вот моцартовская Царица ночи в исполнении Оксаны Горчаковской (сопрано) не дотянула колоратурным блеском. А хотелось бы уж полного соответствия – яркого демонизма и технического динамизма.

4-5_2_¦а¦-¦¦ ¦¬ ¦Ю¦¬¦¦TА¦-

Нет, все-таки, что ни говори, рок сам по себе хорош, когда он в своей естественной – протестной тональности. Поэтому, возвращаясь с концерта, с удовольствием послушала Андреа Бочелли в машине. Classical crossover – актуальное направление, где академический вокал звучит в цифровых аранжировках. Более экологично и бережно, на мой взгляд. По отношению к классике.

«Геликон» на высоте

Известный своими творческими поисками Московский музыкальный театр «Геликон-опера» под управлением Дмитрия Бертмана на этот раз привез гала-концерт ведущих солистов. «Геликон» всегда старается отойти от заигранных сценических воплощений, удивить зрителя новизной трактовки, ярким вокальным и драматическим исполнением. Это один из самых интересных и посещаемых театров в Москве. «Геликон» заслужил убедительное признание профессионалов оперного искусства, получив немало «Золотых Масок» в разных номинациях.

Четыре голоса радовали популярнейшими ариями. Лариса Рейнард (меццо-сопрано) – высокая, статная, артистичная, чем-то неуловимо напомнившая молодую Раневскую – с ходу завоевала зал своей Кармен и комичной герцогиней из оперетты Оффенбаха. Андрей Паламарчук – лирический тенор, романтический герой. Поэтому образ лихого торговца наркотиками Спортинглайфа из «Порги и Бесс» был явно не его коньком. Майя Барковская (сопрано) удачнее всего прозвучала в арии из «Джанни Скикки» Дж. Пуччини, а артистичный Алексей Исаев (баритон) – в каватине Фигаро.

4-5_3_¦У¦¦¦¬¦¬¦¦¦-¦-_¦Ф¦-¦¬TВTА¦¬¦¦ ¦аTГ¦¬¦-¦-

Одно обстоятельство внесло ложку дегтя – отсутствие достойного инструмента для аккомпанемента. Как ни старался концертмейстер Сергей Чечетко «дожать» вокальные образы эмоциями и фортепианной техникой, электронное пианино с его специфичным тембром ограничивало диалог с солистами, да и на сцене смотрелось убого. Вероятно, у организаторов были веские причины не перевозить Steinway из филармонии и не заимствовать в учебных заведениях что-либо подходящее. Но на будущее все-таки стоит учесть наличие концертного рояля на сцене. А еще лучше – оркестра. Солисты «Геликона» того стоят.

Загадочный маэстро Энхе

Признаюсь, третий фестивальный концерт, названный в программе «Удивительным вечером», понравился мне больше всего. Наконец, место на сцене заняли инструменталисты. «Эрато квинтет» – творческий союз молодых музыкантов, созданный на базе Нижегородской филармонии имени М. Ростроповича, заменил собой ожидаемое выступление «Ансамбля солистов Санкт-Петербурга». И заменил достойно. В репертуаре – эксклюзивные обработки и сочинения, написанные молодыми композиторами специально для квинтета.

Хотя переложение органной «Токкаты и фуги» Баха не вполне убедило, обработка «Вокализа» Рахманинова прозвучала интересно. Пьесы талантливого молодого композитора Александра Пильчена в стиле new age, напоминавшие саундтреки из современных фильмов, как-то органично вписались в местный ландшафт. Не то музыка ветра, не то всплеск волн, не то чайка вскрикнула… Ах, нет! То было глиссандо контрабаса. И слушатели не без удовольствия ощутили на себе состояние легкой, приятной медитативности.

Получасовой антракт заполнили актеры из театра «Вариант». Плавный переход к выступлению «Чайковский-оркестра» происходил через пантомиму на музыку фортепианного цикла «Времена года». Привлекательнее всего оказалась сценка с корзинкой: ее наполняли спелыми фруктами, которые затем с любовью раздавали зрителям.

Уральский молодежный симфонический оркестр второе лето подряд становится международным «Чайковский-оркестром» во время летней академии. Это своего рода «сборная команда мира», аналог Молодежного симфонического оркестра Поволжья: ребята из России, стран СНГ и Европы также собираются на двухнедельную летнюю сессию, участвуют в мастер-классах, активно репетируют и дают концерты. В данном составе это было третье выступление, скорее всего, самое подготовленное. За дирижерским пультом – маэстро Энхе, лауреат конкурса дирижеров имени С. Прокофьева.

4-5_4_¦н¦-TЕ¦¦

Потомственный дирижер монгольского происхождения, маэстро окончил Уральскую консерваторию, живет и работает в Екатеринбурге. Сдержанный, лаконичный в жестах, восточный человек Энхе мастерски собрал столь разноликий и пестрый коллектив в слаженном и насыщенном звучании балетных сюит Чайковского. Краски медных – особенно в крещендо и кульминациях – впечатлили. И было очевидно, что оркестр и дирижер понимают друг друга с полувзгляда.

«Третье место дают самым талантливым», – скажет про маэстро в кулуарах Фабио Мастранджело.

Дети и «Большая опера»

Изюминкой фестиваля стал концерт с участием молодых, но уже именитых музыкантов. Собрать их под одну крышу удалось с помощью идеи преемственности поколений и оркестра Тольяттинской консерватории. На сцену выходили гитарист Константин Окуджава, воспитанник тольяттинских педагогов, скрипач Даниил Коган – внук Леонида Когана и Елизаветы Гилельс, баянист Иосиф Пуриц – сын прославленного баяниста Иосифа Григорьевича Пурица, первый участник из России, победивший на международном конкурсе в Клингентале в категории «до 12 лет».

Наконец, финальный концерт «Классики» стал настоящей кульминацией. Четвертая симфония Чайковского – серьезная заявка молодежной сборной «Чайковский-оркестра» на профессиональный уровень. Удалось далеко не все. Как и не всегда удается взрослым и сыгранным коллективам. Коварные полиритмические фрагменты выявили расхождения групп оркестра. Зато II часть прозвучала удивительно тонко и продуманно.

4-5_6_¦з¦-¦¦¦¦¦-¦-TБ¦¦¦¬¦¦ ¦-TА¦¦¦¦TБTВTА

И да простит меня маэстро Энхе, но у маэстро Мастранджело оркестр зазвучал совсем по-иному – гуще, темпераментнее, «по-итальянски». И солисты из «Большой оперы» были хороши. Богатейшие возможности голоса и необычная внешность моментально «влюбили» публику в Салтанат Ахметову. Дуэт Виолетты и Жермона из вердиевской «Травиаты» хоть и сложно воспринимался, зато показал драматический потенциал певцов Василисы Бержанской и Ильи Сильчукова.

4-5_5_¦С¦-¦¬TМTИ¦-TП ¦-¦¬¦¦TА¦-

О будущем

У меня нет большого опыта посещения европейских фестивалей, но представление имею. Лето почти в каждом городе, даже самом маленьком, не проходит без пары-тройки фестов, очаровательных по своей атмосфере и составу приглашенных артистов. Вот захожу я как-то в Каркасоне в католический собор, а там православный мужской хор поет – ну не чудо ли?

Кажется, у нас для этого есть всё: отличные природные декорации, мимы в антракте, имена солистов… Сможет ли провинциальный промышленный город со временем превратиться в раскрученный Спиваковым Кольмар? Подсказка прозвучала где-то над ухом от пары «тольяттинских» французов, воркующей в антракте: «Классик сюр-ля-Волга, шарман-шарман». М-да, согласитесь, ведь что-то в этом есть?

Недавно оперный режиссер и экс-тольяттинец, а ныне – житель Лиона Антон Гопко поделился в соцсетях: «Как можно не любить город, который собрал на летний фестиваль классической музыки 200 тысяч зрителей?». Тольятти и Лион вполне сопоставимы по количеству жителей и промышленному потенциалу. «Классике» пока удалось собрать 4 тысячи. Организаторы уверены: будет намного больше. Проекту помогала федеральная радиостанция «Орфей», знают о нем теперь и на телеканале «Культура». Идея директора Возилова заключалась в том, чтобы вести прямую трансляцию гала-концерта фестиваля. Увы, финал конкурса Чайковского уже давно стоял в программе телеканала.

«Когда мировой чемпионат по футболу проводился в Италии, в Риме и Флоренции прошли уникальные концерты трех теноров. Потом они прогремели по всему миру. Почему бы не помечтать и не начать создавать нечто подобное у вас? – восклицает худрук «Классики» Мастранджело. – Это была бы шикарная традиция. Ведь музыка – самый лучший способ жить в мире».

Идею сразу же подхватил областной министр культуры Сергей Филиппов, отметив, что ЧМ-2018 – событие для региона знаковое, и наполнять его культурное пространство классической музыкой, конечно, является хорошим тоном и отличным способом привлечения туристов. При этом публику все-таки стоит воспитывать: аплодисменты между частями симфонии и свободные хождения по залу, хоть и нефилармоническому, не есть культурный тренд.

Анна Лукьянчикова

Музыкальный критик.

Фото Сергея Колосова

Опубликовано в издании «Свежая газета. Культура» в № 12 (79) за 2015 год

Aviasales

  • 60
    Поделились

Оставьте комментарий