События: , ,

Любви счастливые моменты. Бенефис Ольге Самарцевой

8 октября 2015

21-2_Ольга Самарцева

Актерский бенефис – старинная театральная традиция. В этот день весь театр – от директора до билетеров и гардеробщиков – служит бенефицианту, искренне и бескорыстно. Тольяттинский театр «Колесо» устроил бенефис заслуженной артистке России Ольге Самарцевой. В свой юбилейный день рождения актриса сыграла премьеру – спектакль «Мужской сезон» по пьесе Натальи Демчик – и открыла 28-й сезон театра. Вот так сошлись звезды.

Наталья Демчик, если верить Интернету, входит нынче в число наиболее известных и успешных отечественных комедиографов. А пьеса «Мужской сезон» была поставлена аж Петером Штайном для Любови Полищук и Александра Домогарова, и в 1999 году спектакль стал лауреатом премии «Чайка». Наверное, именно это обстоятельство и побудило главного режиссера «Колеса» Владимира Хрущева выбрать пьесу для бенефисного спектакля. Пьеса на двоих, а Самарцева всегда хороша в дуэте. Она не умеет блистать в одиночку, никогда «не тянет на себя одеяло». Ей обязательно нужны на сцене глаза партнера, взаимодействие, взаимопонимание. Так и построен спектакль – на постоянном и непростом взаимодействии двух очень разных людей, на медленно и не сразу возникающем взаимопонимании.

Для начала несколько слов о сюжете. Знаменитая (причем давно знаменитая) артистка Лора Разина в рекламных целях объявляет о том, что ее последняя большая любовь – молодой и совсем неизвестный художник Арсений Хохломской-Расписуев. Продюсер Разиной – внесценический персонаж Лев Борисович с выразительно-подозрительной фамилией Фемистофель. Его «фемистофельское» влияние воплощается в спектакле в мрачноватой фигуре человека в черном костюме и черных очках – то ли секретный агент, то ли секьюрити, хотя, конечно, на самом деле просто «слуга просцениума».

Именно Льву Борисовичу принадлежит идея этого пиар-хода, он составляет контракт, в соответствии с которым Лора и Арсений должны изображать страстных любовников, хотя по условиям контракта никакие интимные отношения между ними не допускаются. Нетрудно догадаться, что именно это условие они в конце концов нарушают, а к финалу понимают, что полюбили друг друга по-настоящему. Почудившиеся было вначале намеки на некоторых персонажей отечественного шоу-бизнеса благополучно забываются, и откровенная комедия вдруг сменяется лирикой.

В пьесе, когда ее просто читаешь, этот странный поворот кажется слишком надуманным и совершенно неоправданным. Но – не сочтите за парадокс – на сцене все выглядит вполне симпатично и даже убедительно. По сюжету Лора – драматическая актриса. И ее собственная поначалу несколько грубоватая и циничная речь перемежается репликами и монологами героинь классических пьес.

Она то Офелия, то Гертруда, то Аркадина. Текста Аркадиной как-то особенно много, главным образом, во втором действии, когда отношения между героями все более усложняются и вместо «только бизнеса» возникают настоящие чувства. Героиня проигрывает сцены с Треплевым («Прости свою грешную мать») и с Тригориным («Ты мой! Ты только мой!»). Герой – хоть и художник, но не блещущий образованием – слегка теряется, никак не может поспеть за актерскими перевоплощениями своей партнерши.

А перевоплощается Самарцева мастерски: точные интонационные переходы от одного образа к другому, мгновенная смена пластики, выражения лица, ритма и темпа речи. А в финале из всех этих чужих слов, лиц, характеров вдруг возникло свое собственное – без грима – лицо, собственные слова и чувства. И вдруг, несмотря на некоторые странности и несуразности сюжета, я поймала себя на том, что поверила в возможность хеппи-энда, в невероятную любовь стареющей женщины и еще совсем молодого мужчины. Конечно, помимо мастерства и обаяния самой бенефициантки, немалая заслуга в этом ее партнера Виктора Шадрина. Он хорош собой, обаятелен, прекрасно поет и танцует. Он неизменно убедителен на протяжении всего спектакля: и в начале, когда его герой, пытаясь изображать из себя богемьянца, напяливает какой-то попугайный наряд, и особенно в финале, когда Арсений, как и Лора, словно сбрасывает с себя все чужое, наносное и становится самим собой.

Актерский дуэт получился яркий и убедительный. Торжеством большой любви закономерно завершается спектакль. А состоявшиеся после спектакля поздравления бенефициантки продемонстрировали уже не сценическую, а вполне реальную любовь к Ольге Самарцевой ее коллег и ее поклонников. Бенефис, совпавший с днем рождения, с премьерой, с открытием сезона, стал настоящим праздником любви.

Татьяна Журчева

Кандидат филологических наук, доцент СамГУ, член правления Самарского отделения СТД РФ.

Фото Александра Шохина

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета»,

№ 14-15 (81-82), сентябрь 2015 года

Aviasales

Оставьте комментарий