События: ,

Самара. Чайковский. Шелест

25 ноября 2015

_MG_3095

Традиционно в самый разгар осени, когда царит пасмурная дождливая погода и ложится первый снег, в Самарском академическом театре оперы и балета проходит одно из главных театральных событий года – Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест. В этот раз он соединил в себе три значительных даты: 175-летие со дня рождения П. И. Чайковского, 85-летие Самарского театра оперы и балета и 15-ю по счету дату проведения самого танцевального проекта.

Постоянных зрителей и гостей в театре ждали и постарались создать все условия для того, чтобы впечатления оказались наилучшими. Начав загодя готовиться к фестивалю, не отстала и руководитель проекта Светлана Хумарьян. Юбилейные даты удачно подсказали Светлане Петровне идею мероприятия – «Танцсимфония», и программа выстроилась из произведений великого Чайковского.

Но кого пригласить и как составить репертуар, чтобы не повториться и удовлетворить вкусы самарских почитателей Терпсихоры?

Наверное, несложно сопоставить имя любого балетного исполнителя с творчеством П. И. Чайковского – самого известного, любимого и исполняемого композитора в России. Но, тем не менее, Шелест и Чайковский – это особая тема и особые духовные связи. Буквально вся состоящая из разных по масштабу событий творческая жизнь балерины оказалась тесно связана с именем композитора.

Так, одной из первых ролей Шелест стала Принцесса Флорина в «Спящей красавице» из-за замены заболевшей актрисы. На первом году службы в Кировском театре Шелест очень быстро, за один день, подготовила партию Феи Сирени в той же «Спящей» – и опять из-за внезапной замены. Затем она станцевала в этом же балете и Аврору, причем в двух редакциях. В гениальной драматической интерпретации Шелест предстала Одетта-Одиллия в «Лебедином озере»…

Какая бы из балетных ролей Чайковского ни доставалась балерине, какую бы из них она ни готовила к очередному выступлению, в каждой находилось место неповторимой шелестовской интонации, особому видению «образной основы» – музыки величайшего композитора. Сопоставляя имена Чайковского и Шелест, обращаясь к столь интересному и неповторимому соединению музыки и танца, организаторы и устроители нынешнего самарского фестиваля постарались еще раз заявить о значимости большого таланта в искусстве.

Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест, несомненно, привлекает внимание участием в нем лучших балерин и танцовщиков нашей страны. На всероссийском же театральном пространстве данный проект выделяется самобытными традициями и особыми многолетними связями с петербургским балетом, олицетворением которого является Алла Яковлевна Шелест. Подобной фигуры нет и не будет в русском балете. Алла Шелест – эталон в творчестве. Она одна на все времена.

В первый фестивальный день была представлена «Серенада» в постановке главного балетмейстера театра Кирилла Шморгонера (дирижер – Александр Шамеев). Ее премьера состоялась в конце прошлого сезона и показала, что у самарского театра есть свой взгляд на то, как грамотно подходить к освоению современного репертуара.

Исходя из профессиональных возможностей балетной труппы, Шморгонер сумел создать интересное оригинальное хореографическое произведение, где танец, а не модные инсталляции или режиссерские «фишки», явился основным выразительным средством. В «Серенаде», бессюжетном одноактном балете, проявились новые грани таланта многих самарских артистов: Екатерины Первушиной и Александра Петриченко, составивших прекрасный лирический дуэт во второй части балета; Ксении Овчинниковой, Кирилла Софронова и Алексея Турдиева, вдохновенно исполнивших «Элегию»; Сергея Гагена, Алексея Селиванова и Ильи Черкасова, легко и технически точно исполнивших виртуозные прыжковые комбинации в финале…

В один вечер с «Серенадой» прошел концерт с участием приглашенных звезд российского балета Владимира Шклярова и Марии Ширинкиной (Мариинский театр), Георги Смилевски и Натальи Крапивиной (Музыкальный театр имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко).

Среди этих петербургских и московских корифеев танца не потерялись и самарские солисты. Так, выразительно, четко по рисунку и ясно по эмоциям станцевала «Русский танец» Касьяна Голейзовского Анастасия Тетченко. Эта балерина, что бы она ни исполняла, неизменно привлекает внимание высокой культурой танца.

Размышление. Вероника Землякова, Кирилл Софронов

Красивый, с лирическими интонациями дуэт «Размышление» в хореографии К. Шморгонера показали Вероника Землякова и Кирилл Софронов. Свое мастерство продемонстрировали Екатерина Первушина и Виктор Мулыгин, станцевавшие па-де-де Принцессы Флорины и Голубой птицы из балета «Спящая красавица».

Вдохновенный танец Натальи Крапивиной и Георги Смилевски в дуэте из балета «Снегурочка» В. Бурмейстера внес «живое» настроение в торжественное концертное действо, где явными фаворитами оказались Владимир Шкляров и Мария Ширинкина. Премьер и солистка Мариинского театра покорили зрителей неиссякаемым обаянием и уверенным апломбом. Соблюдая художественную целостность и стилистическое единство как в дуэте, так и в вариациях свадебного па-де-де из «Спящей красавицы», артисты сумели создать атмосферу подлинного праздника танца.

***

На второй день фестивальной программы зрительскому вниманию представили возобновленное еще в 2011 году «Лебединое озеро» (дирижер – Евгений Хохлов). В программке этого классического балета, имеющего длинную историю разных постановок на самарской сцене, стоят имена семи балетмейстеров. Вероятно, вклад каждого из них (Л. Иванова, М. Петипа, К. Сергеева, А. Мессерера, А. Шелест, И. Чернышева, К. Шморгонера) в нынешнюю версию является неоспоримым.

В данной постановке есть хореографические и режиссерские нюансы, на которые хотелось обратить внимание не с целью критики, а из желания обосновать их присутствие в балете.

Лебединое озеро. Одетта - Ксения Овчинникова, Зигфрид - Владимир Шкляров

Так, в увиденном спектакле отсутствует пролог, где могла бы, к примеру, быть показана предыстория девушки, превращенной в белого лебедя (наиболее интересно и талантливо это сделано в постановке В. Бурмейстера). Но и без такого вступления возможно развитие действия, которое в самарской постановке начинается с вальса, исполненного артистами кордебалета старательно и ровно по рисунку хореографии.

Во второй картине балета сохранена хореографическая драматургия лебединых сцен Льва Иванова. Это заметно не только по четким линиям женского кордебалета, но и по наполненности движений артисток, танцующих с чувством и пониманием происходящего.

В третьей картине Шут, помимо своего соло, появляется перед каждым из характерных танцев, предваряя их начало. Такая постановочная задумка может оказаться неожиданной для глаза опытных балетоманов, привыкших к тому, что в других версиях Шут никак не связан с «чистым» дивертисментом танцев. Но, если отстраниться от привычного и принять самарский вариант, то в нем, безусловно, можно найти оправдание: ведь кто-то на торжественном балу должен управлять действием и приглашать гостей исполнить свой танец (обычно это совершает Церемониймейстер).

***

День третий фестиваля готовил встречу зрителей с величайшим хореографическим шедевром Чайковского/Петипа – «Спящей красавицей» (дирижер – Евгений Хохлов). Этот балет в самарском театре идет в постановке Габриэлы Комлевой, примером для которой стала редакция Константина Сергеева в Мариинском театре. Балерина и педагог, в прошлом одна из лучших исполнительниц главной партии в «Спящей», Комлева постаралась сохранить стилистику М. Петипа и привнести на самарскую сцену дух традиций академического петербургского балета.

Ансамбль – от кордебалета до солистов – оказался представленным достойно. Ведущие партии исполнили прима-балерина Большого театра Евгения Образцова (Аврора) и премьер Большого театра Денис Родькин (Дезире). Образцова, некогда выпускница Академии русского балета имени А. Я. Вагановой, много танцевавшая на сцене Мариинского театра, сегодня является одной из этуалей русского классического балета. Ее па аккуратны и графически точны. Танец балерины содержателен и внутренне наполнен. Аристократической породой и статью выделяется Денис Родькин – танцовщик одаренный, обладающий незаурядными способностями к балету. Его исполнение в дуэте с Образцовой привнесло свежие краски в самарскую редакцию балета Петипа.

Гала-концерт (дирижер – Александр Анисимов) состоял из лучших номеров фестивальных спектаклей, а также номеров, подготовленных приехавшими звездными исполнителями.

Сентиментальный вальс - Евгения Образцова

Из концертной программы ясно запечатлелся в памяти «Сентиментальный вальс» П. Чайковского в хореографии Владимира Васильева, вдохновенно исполненный Евгенией Образцовой. Балерине удалось создать особую атмосферу, погрузившись в которую зрители ощутили себя современниками другой эпохи, когда существовал особый этикет общения и кавалеры умели галантно ухаживать за своими дамами. Образцова показала не просто хороший номер, она представила целый спектакль, где были воображаемые герои и отношения между ними.

Интригой вечера стало выступление петербургских солистов, постоянных участников шелестовского фестиваля Ирины Перрен и Марата Шемиунова (Михайловский театр). Солисты приехали с программой, где значилось па-де-де из балета «Спящая красавица» в хореографии Начо Дуато. На самарской сцене Дуато «прозвучал» впервые и во многом убедительно. Оставалось только сожалеть, что хореографии испанского постановщика оказалось мало. Захотелось увидеть весь спектакль Начо, чтобы составить общее, целостное впечатление от замысла.

***

Завершил шелестовский фестиваль «Щелкунчик» (дирижер – Александр Анисимов), являющийся, наравне с «Лебединым озером», самым репертуарным балетом в мире. В самарском театре он с 2011 года идет в авторской версии Кирилла Шморгонера. Основываясь на лексике классического танца, балетмейстер создал постановку в традициях волшебной феерии. Данная версия имеет талантливые хореографические находки. Так, к примеру, запомнился Русский танец (Алексей Савин, Артем Шалин), стилизованный под одну из народных ярмарочных забав – петушиный бой. Есть и другие интересные эпизоды и целые сцены в этом спектакле. Однако шедший до этого долгое время «Щелкунчик» в оригинальной постановке Игоря Чернышева был абсолютным эксклюзивом и привлекал необычным видением романтической темы, близкой и Э. Т. А. Гофману, и П. Чайковскому. Жаль, что данный спектакль оказался снят и не нашел места наравне с новой версией.

***

Я уверен, что крепкие нити связей самарского балета и творчества Шелест не должны прерываться. Именно в них залог сохранности подлинного мастерства и высокой репутации театра в наше переменчивое время.

Роман Володченков 

Балетовед, балетный критик (Москва).

Фото Елизаветы Суховой

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 19 (86) за 2015 год

Aviasales

  • 8
    Поделились

Оставьте комментарий