Наследие: ,

Полтысячи лет с Лютером

1 февраля 2017

Многие события подверстываются под «датские» поводы. Отшумели и отошли в прошлое Год Германии, Год Италии, Год культуры… Пришел Год экологии. А для нас, «людей Культуры», наступил Год Лютера. Точнее, Год Реформации, коей, как известно, 31 октября 2017 года 500 лет исполняется.

500 лет?! Ну и поздравляйте себе свою любимую кирху, мы-то здесь при чем? Европейская, а вместе с ней и русская культура тут вот при чем.

Своим переводом Священного Писания Лютер подарил немцам литературный язык. Что нам за дело до немецкого литературного? У нас свой есть, не хуже. Но Лютер (в «Послании о переводе») с исключительной лаконичностью и точностью сформулировал принципы, на которых основывался. Они универсальны. Привожу по памяти: надо прислушиваться к тому, как говорит мать семейства, вслушиваться в язык детей, играющих на улице, в разговоры торговок на рынке, в официальный язык немецкой канцелярии. Чтобы было прочно, надо намешать в «языковое тесто» много всего разного. Разнородного.

Откуда рождался лютеровский язык? Вот ингредиенты этой смеси: теологический, литературный стиль, воинственная полемика «95 тезисов», демократичная простота его «застольных бесед». Лютеровский немецкий возникает не в изоляции. Пока переводил, обложился фолиантами: священная книга по-древнееврейски, по-древнегречески, на латыни… А переводить надо, по его словам, имея в виду, что разные народы выражали одно и то же по-разному. Краткие чеканные формулировки латинской Вульгаты современному немцу непонятны, надо переходить на бытовые ассоциации, применяясь к его культурному уровню, к его кругу представлений.

Открытость, языковая смесь, многокомпонентное культурное месиво. Как в трехчленном лозунге Рурского университета:

menschlich — weltoffen – leistungsstark.

Достижения (третье слово формулы) – следствие гуманности и открытости миру.

Кстати, об этом знаменитом университете, как говорят, самом большом в Европе (41 000 студентов, 4 000 преподавателей). Поехала я туда по своим музыковедческим надобностям. Но ноги сами привели в библиотеку филфака. Уйти оттуда невозможно. Но и читать невозможно. Собрание сочинений Лютера – что-то около пятидесяти томов. Прижизненное издание. Потом семнадцатый век, восемнадцатый. Гуляю вдоль полок. Одно издание сменяет другое, готические буковки с их царапающими глаза крючочками сменяются, наконец, округлостью и ясностью латиницы. А у меня-то, у меня…

Стоит на моей полке. Весь Лютер в одном томе умещается!

Вот он сидит, Мартин Лютер, Библию на немецкий переводит. Над ним белый голубь крылья распростер. В углу бесенок рожи строит, сейчас Мартин Иоганнович в него чернильницей запустит. Тоже своего рода смесь: дьявол со Святым Духом взаимодействуют, то один благодатью овевает, то другой под локоть толкает…

Реформация коснулась и музыки. Духовные и музыкальные истоки профессиональной немецкой музыки – так называемые хоралы, протестантские духовные стихи.

Как рождаются духовные песни, религиозная поэзия? Авторство и время возникновения католических или православных песнопений чаще всего неизвестны. Не так обстоит дело с немецкой музыкой. Известно, кто, когда и почему ввел в обращение протестантские хоралы и что он при этом думал.

Кто: Мартин Лютер (1483–1546).

Когда: в 1520-е (начал работу в 1523-м, первый сборник хоралов выпустил в 1524-м).

Почему: потому что хотел перевести богослужение на национальные рельсы. Для этого Лютер сделал свободные поэтические переводы латинских текстов. Обработке подверглись и мелодии: Лютер заимствовал латинские хоралы и обрабатывал их в духе немецкой народной музыки.

И, наконец, что он при этом думал: «Я хочу, чтобы у нас было как можно больше песен на родном языке, для того, чтобы люди могли бы петь их во время мессы. Ведь раньше во время богослужения все люди пели то, что сейчас поют только профессиональные певчие. Мы ради доброго примера отобрали красивые мелодии и песни, использовавшиеся католической церковью для всенощных бдений, заупокойных месс и погребений, но снабдили их другими текстами, чтобы воспевать Воскресение, а не чистилище с его муками».

Известно даже, как это происходило: Лютер расхаживал по комнате, наигрывая на флейте разные версии мелодии хоралов. Его друг и соратник, композитор Иоганн Вальтер, записывал готовые варианты.

Католические «красивые мелодии», как бы «переведенные» Лютером на язык немецкой музыки, приобрели чеканную выразительность марша. Католическому хоралу была присуща некоторая мелодическая расплывчатость. Лютер из этой текучей интонационной материи вылепил рельефные мелодические формулы. Протестантские хоралы легко запоминаются, укладываясь в память не хуже народных песен. Вслед за Мартином Лютером многие композиторы XVI–XVII вв. создавали хоральные мелодии. Использовались хоралы не только в богослужении. Цитатами из протестантского хорала пронизана вся немецкая музыка. И если бы не Лютер, не знали бы мы большей и лучшей части сочинений Баха.

***

Теперь не о Лютере. Теперь маленький самоотчет. Себя под Лютером чистим. Привела себя в боевую готовность. Перевела текстов 10 лютеровских духовных стихов, текстов его хоралов. Написала о них статей пять. Или шесть. Или даже десять. И зачем, спрашивается, написала? Носись вот теперь с ними, как дурень с расписной торбой…

 Христос спустился в Иордан

По Отчему веленью,

Свершил Креститель Иоанн

Над ним обряд крещенья.

И нам оставил он наказ

Смывать грехи в купели.

Свою пролил он кровь за нас,

Чтоб ад и смерть не смели

Лишить нас вечной жизни.

 

Working Title/Artist: Martin Luther as a Monk
Department: Drawings & Prints
Culture/Period/Location:
HB/TOA Date Code:
Working Date: 1520
MMA Digital Photo #: DP102205.tif

Наталья ЭСКИНА

Музыковед, кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», №№ 1–2 (109–110), 2017, Январь

Aviasales

  • 21
    Shares

Оставьте комментарий