Малиновые протуберанцы вдохновения

 

В концертном зале «Консерватория» состоялся второй концерт абонемента «Самарское музыкальное землячество». Его программу составили сочинения АЛЕКСАНДРА БЕРДЮГИНА.

Композитор Александр Бердюгин оставил очень яркий след в самарской музыкальной памяти. Личность двойственная и, как выражались во времена Чехова, сотканная из противоречий. Двухслойность, трехслойность, амбивалентность – какие еще определения можно отнести к его музыке? Композиторская индивидуальность, включающая в себя и романтические порывы, и провокационно неудобные, жесткие, гротесковые моменты; произведения, максимально адаптированные для восприятия (плоды сотрудничества с ТЮЗом, с Театром кукол), и загадочная «музыка будущего», электронные его сочинения.

Композиторская индивидуальность Бердюгина созревала под ласковым солнцем почти непрерывных публичных показов. Это для новых сочинений очень полезно. Отсутствие барьера между своими созданиями и публикой, отсутствие «четвертой стены» – столь важное для театра, но ведь и для музыканта чрезвычайно важное, – создает оранжерейный климат, гроздь новых сочинений сразу укутывается в облако общественного признания, подобно тому, как гроздь созревающих бананов положено укутывать в синие полиэтиленовые пакеты (кто видел банановые плантации)?

Вернувшись к началу абзаца, въедливый читатель спросит: ирония? Булгаковщина? Ничуть. Музыкальные бананы лучше созревают при содействии, а не при противодействии. Роль хранительной синей упаковки выполняла исполнительская одаренность автора. Знавал Куйбышев/Самара хороших пианистов, первосортных пианистов, уникально одаренных пианистов. Но таких лет за сто наберется не больше, чем коней в квадриге Аполлона. Уж не будем персонифицировать коней в своей метафоре – не будем и считать. Раз квадрига, их четверо, не так ли? Впрочем, все условно. Пересчитала поаккуратнее – одиннадцать получается.

Как бы то ни было, высокое искусство сочинения торжественно влекомо пианистической колесницей Аполлона, композиторские опусы не отдаются на откуп посредникам, а сразу, еще не остывшими, подаются публике. Удивительная контактность, открытость, человеческое обаяние Александра Николаевича немало способствовали и зарождению новых замыслов, и концертному их показу. Блестящий самарский флейтист Виктор Дрожников с любовью играет флейтовую музыку Бердюгина, дирижер Михаил Щербаков с удовольствием берется за исполнение его симфонических сочинений.

Коротко о композиторе

Окончил фортепианный и композиторский факультеты Горьковской консерватории имени М. И. Глинки. С 1974-го в Самаре, преподавал в КГИК. Председатель Самарской организации Союза композиторов РФ (1989–1999). Обращался к средствам классической, джазовой и электронной музыки. Автор музыки более чем к 60 спектаклям драматического и кукольных театров страны, трех симфоний, трех концертов для фортепиано с оркестром, оратории «Тараканище», кантаты «Из Евангелия от Филиппа» для сопрано и струнного оркестра, трех вокальных циклов (на стихи французских и бельгийских поэтов, А. Ахматовой, И. Бродского), двух струнных квартетов, сонаты для флейты и фортепиано, трех сонат для фортепиано, пьес для фортепиано и других сочинений. В последнее время жил и работал в Санкт-Петербурге.

В энциклопедической врезке не упоминаются две вещи. Одна сама собой разумеющаяся, другая душераздирающе печальная. В 99-м Александр Николаевич уехал от нас в Северную столицу. Полгода назад – в 2016 году – ушел из жизни. Но память, память, верленовски-прустовская звенящая печаль и прелесть прошлого, всё еще с нами.

Ранняя пьеса – «Сказка» – я ее слышала у Саши лет… ну, наверное, лет тридцать назад. Вчера в YouTube`е на нее наткнулась – слава богу, кто-то вывесил. И в концерте сыграли. И ведь не усохла музыка, не покрылась плесенью. Все та же «Сказка». Слух ли наш осмелел, диссонансы ли, пожив и позвучав, перерождаются в консонансы – но страшные, рычащие подземные создания «Сказки» кажутся милыми диснеевскими зверушками. Во всяком случае, примерно так их рекомендовал нам автор проекта и ведущий концерта доцент СГИК Виталий Семенов. Не знаю, как Виталий Тимофеевич – я бы бердюгинским дракончикам, даже перевоспитавшимся, палец в рот не совала.

Нерукотворный памятник, воздвигнутый Семеновым нашему общему другу и собрату по искусству, включал в себя детскую музыку А. Н. Бердюгина – чудесные хоры, прозрачные, светлые: «Лесные песенки» на стихи Владимира Орлова (переложение для хора видного самарского музыканта Гилария Беляева) исполнил женский вокальный ансамбль Virginis СГИК под управлением Елены Юнек (концертмейстер – Виктория Уварова).

Шесть полифонических прелюдий для фортепиано – Ольга Демиденко. Полифония – довольно сухая наука, видимо, поставляющая молодым музыкантам самую трудную часть их репертуара. Но у Бердюгина она, как и все остальные его сочинения, способна не столько отпугнуть юного музыканта, сколько пробудить его фантазию, помочь овладеть инструментом. Приятно было убедиться, что неумирающие традиции самарской фортепианной школы поддерживаются в прекрасном состоянии. В концерте прозвучала довольно внушительная часть фортепианного наследия композитора: кроме упомянутых 6 полифонических прелюдий, блестящая «Сиеста» для двух фортепиано (Дарья Дубинкина и Елена Шулепова).

Все мы – свидетели бердюгинской славы 70–90-х – помним его замечательные вокальные сочинения. Среди них – ироничный «Тараканище», по уровню сатиры поднимающийся до Мусоргского и Шостаковича; трагические циклы на слова А. Ахматовой и И. Бродского. Музыка циклов нерасторжима была с исполнением их легендарным самарским музыкантом Кларой Саркисян. Но приспело время и для следующих поколений. Вокальный цикл на стихи И. Бродского в тандеме с изумительно чутким ансамблистом, пианисткой Александрой Дятловой, спела молодая певица Надежда Сорокина. Смелая какая! Ведь божественная Клара тут же в зале сидела!

Упомянем и другие сочинения концерта памяти Бердюгина. «Вольные ветры», хоровой цикл на стихи Мусы Джалиля, исполнил сводный хор центра воспитательной работы «Куйбышевский» и детской школы искусств № 9 (руководители Ирина Саветникова и Ольга Чугунова, концертмейстер Елена Афанасьева).

Соната для флейты и фортепиано, часть III. Исполнитель – солист оркестра САТОБ Денис Майборода, партия фортепиано – Ольга Дарвина.

***

Виталий Семенов подготовил концерт образцовым образом. Бывают же такие безукоризненные профессионалы в таком трудном деле! Концерт (как и спектакль) – коварное пространство, площадка для накладок, несостыковок, и в свете люстр или юпитеров такие недоделки любят лезть на глаза. У Семенова даже представить невозможно, чтобы что-то сорвалось, не получилось, разладилось. Прекрасно вел концерт, подготовил выразительный видеоряд.

Мы, представители Сашиного поколения, дружили и с ним, и с его женой пианисткой Тамарой, любовались дочкой Машей. Из Петербурга приехать на концерт памяти мужа и отца Маша с Тамарой не смогли – но В. Т. нашел выход! Мария Бердюгина и Тамара Опурина прислали видеозапись из Санкт-Петербурга: в их исполнении прозвучали последние сочинения Александра Николаевича.

Это не рецензия на концерт. Рецензиеподобная часть понадобилась нам вот зачем. Четыре десятилетия отделяют нас от знакомства с музыкой Бердюгина. Два десятилетия мы провели без него. Тогда многое казалось слишком жестким, хаотичным – темной бездной, заполненной обломками чего-то, может быть, останками каких-то предыдущих миров. Но время работает, утрамбовывает острые углы, организует хаос в космос. И мы стали другими. Слух воспитался, эволюционировали наши представления о пространстве и времени. И в движении мелодии, и в жизни ритма все предельно ясно, красиво, целенаправленно. И видим: вот летит через темную бездну, оставляя горящий след, малиновый протуберанец, неизвестно откуда вырвавшийся. И слух следит за его полетом.

Наталья ЭСКИНА

Музыковед, кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 6 (114), 2017, Март

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *