Самарский след Ростроповича

 

Страстный голос его виолончели, экспрессивно и влюбленно доносившей до слушателя каждый звук исполняемого произведения, хранят в памяти многие. Взмаху выразительных рук с сильными, аристократически длинными пальцами мгновенно отвечали сердца самарских музыкантов, игравших в оркестре под управлением этого гениального виолончелиста-дирижера.

«Не люблю моего полного имени, зови меня просто Слава», – предложение маэстро сначала ввергало в ступор, а потом человеку, переходившему с ним на «ты», открывался ослепительно-солнечный поток общения, захватывающего юмором и добротой. Среди близко знавших его закрепилось ласковое прозвище «подсолнух» – за взгляд на мир детскими, широко распахнутыми глазами. Многие наши земляки могли бы поделиться красочными воспоминаниями о маэстро Мстиславе Ростроповиче, ибо Самара стала далеко не последним городом в его творческой биографии.

Ростропович запомнился завсегдатаям Куйбышевской филармонии выступлениями в октябре 1956 и ноябре 1968 года. Он приезжал на два дня – в первый вечер давал сольный концерт, во второй солировал с симфоническим оркестром. Интеллигенция валом валила на его вечера, поскольку это был подлинный праздник музыки. Ростропович первым в мире преподнес виолончель как инструмент с выразительными возможностями солиста. Он поражал не только романтическим пафосом известного концерта Дворжака – под его пальцами раскрывались новые музыкальные миры Прокофьева, Шостаковича, Бриттена, написавших виолончельные концерты специально для него. После концертов артисты оркестра оценили юмор Славы, весело травившего в филармоническом буфете анекдоты.

Когда на музыканта начались гонения в связи с его дружбой с Солженицыным, двери многих концертных залов оказались демонстративно закрыты. Летом 1973 года, взяв с собой всю семью, он поехал в турне по Волге и, сойдя на берег в Саратове, увидел объявление об отмене своего концерта. Куйбышев же стал в то историческое лето единственным городом (!), сохранившим преданность артисту. Его сольные концерты прошли 28 и 29 июля, а 2 и 4 августа он выступил в качестве дирижера нашего оркестра, включив в программу номера, где солировали его дочери Елена и Ольга, учившиеся в ЦМШ при Московской консерватории. Через полтора месяца, 28 сентября, Ростропович вновь царил на сцене филармонии – уже в качестве дирижера ульяновского оркестра, исполняя роскошную программу из сочинений Чайковского, в которой Галина Вишневская пела сцену письма Татьяны.

Спустя 20 лет, когда после изгнания в 1974 году из СССР он вернулся на родину и даже участвовал в обороне «Белого дома» в Москве, волею судеб он познакомился с Сергеем Слонимским. Композитор сыграл ему свою новую оперу об Иоанне Грозном, и Ростропович загорелся ее поставить, категорически отвергнув Большой и Мариинский театры. Слонимский похвалил Самару, где шел его «Гамлет», и назвал Светлану Петровну Хумарьян как руководителя культуры, способного возглавить столь сложный проект.

В конце мая 1998 года Ростропович был приглашен прослушать спектакль в оперном театре и дать концерт в филармонии. Решение было принято: труппа готова и мировая премьера крупнейшей оперы конца ХХ века состоится!

Пятый визит Ростроповича в Самару был самым продолжительным – с 20 января по 3 марта 1999 года. Как-то он обронил: «Целая жизнь! Так надолго я ни в одном городе не останавливался». Трудовой день маэстро начинался в 5 утра: работа с партитурой, подготовка к репетиции. Изобретенная им система цветных помет позволяла быстрее ориентироваться: желтым маркером были выделены струнные, синим – духовые…

В театре ждал завтрак, за ним Ростропович и режиссер Стуруа обсуждали план действий в неторопливой беседе. Остальные члены постановочной команды вставляли одно-два слова. В 11 часов он вставал к оркестру. Работал точно, добиваясь органичного звучания. Удивительно чуткий к ритму и интонации, он открывал музыкантам путь к пониманию оригинального языка современной оперы, достигая с каждым проигрыванием все большего приближения к смыслу музыки. Обеденный перерыв, и вновь репетиция до 20 часов. От его рук словно шли энергетические импульсы, заряжавшие оркестр эмоциями, делавшие непонятное понятным, узнаваемым и… любимым. Он вдохнул душу в музыку, которая была разучена к его приезду, но звучала до него как сухая схема. Он слушал каждого солиста: хвалил, подбадривал, с юмором помогал устранить изъяны. Магия таланта, трудолюбие, подлинный профессионализм и безграничное обаяние личности Ростроповича позволили коллективу театра выйти на столь высокий уровень исполнения, который мог быть достойно представлен на любой сцене мира!

Когда 10 февраля случился страшный пожар здания УВД, унесший десятки жизней, Ростропович с Вишневской откликнулись на всенародное горе. На похоронах, когда во Дворце спорта стояли ряды гробов и рыдали сотни людей, он увидел овдовевшую молодую женщину, которая вот-вот должны была родить. Ростропович стал крестным отцом ее сына и выделил ежемесячную стипендию до достижения мальчиком совершеннолетия. После репетиции маэстро садился в машину и ехал к «погорельцам»: заходил в квартиру, здоровался, откупоривал бутылочку и поминал погибшего. Уходя, тихонько оставлял в прихожей конвертик с деньгами. 57 семей потеряли родных, и он заехал в каждую, приняв на себя гигантский поток страданий.

26 февраля в Самарском педагогическом университете состоялось чествование Ростроповича: он стал почетным доктором нашего вуза. Церемония посвящения, подготовленная силами преподавателей и студентов факультета культуры и искусства (тогда – Института художественного образования), получила высокую оценку присутствовавших.

Через год, поздравляя свой университет с 70-летием, маэстро написал: «Не могу и не хочу освобождаться от удивительных воспоминаний моего посещения нашего юбиляра. Родной мой, прости своего блудного сына – Почетного доктора, что пока еще не вернулся к тебе, но обещаю обязательно тебя навестить. Будь счастлив, университет! Будь верен духу музыки и атмосфере взаимной любви, царящей в твоем замечательном городе».

Последний раз маэстро вместе с супругой прибыл в наш город в 2004 году по приглашению филармонии. 17 июня юные стипендиаты Фонда Ростроповича дали концерт, 18 июня воспитанники Школы пения Галины Вишневской исполнили «Царскую невесту». Ростроповича буквально раздирали в разные стороны – столько людей ждали его в гости.

До 78 лет он играл на виолончели, и как играл – блестяще, технично, азартно! 80 лет он отметил в Кремле, где президент Владимир Путин вручил ему орден «За заслуги перед Отечеством». После двух операций, сильно похудевший, еле державшийся на ногах, он старался улыбаться и произнес: «Желаю всем получить удовольствие от сегодняшнего мероприятия!»

В эти дни маэстро исполнилось бы 90, и через месяц будет 10 лет, как он ушел из жизни. У сотни самарцев есть повод дважды – 27 марта и апреля – откупорить бутылочку и помянуть Славу Ростроповича. Улыбнуться солнышку, поблагодарить Господа, что даровал счастье быть рядом с этим Добрым человеком, и пожелать ему Вечной жизни на небесах в сонме великих музыкантов. Об этом он мечтал и говорил многим, в том числе и в Самаре…

 Марианна МЖЕЛЬСКАЯ

Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент СГСПУ.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 6 (114), 2017, Март

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *