Борис Ардалин: Найти правильное соотношение личного и общественного – самое главное в политике

 

По инициативе бывших первых секретарей ВЛКСМ Виктора Мишина, Бориса Пастухова и Евгения Тяжельникова создано общероссийское общественное движение «Воспитанники комсомола – мое Отечество». Его самарское отделение возглавил Борис Васильевич АРДАЛИН. О целях «нового комсомола» мы и будем с ним говорить. 

– Борис Васильевич, 100 лет комсомолу. Вы в комсомоле на выборных должностях лет 13 – с 73-го по 86-й. Зачем сейчас нужно готовиться к достаточно широкому празднованию его юбилея?

– Я думаю, это восходит к общечеловеческим ценностям: нельзя быть Иваном, не помнящим родства. Все новое может родиться, только если хорошо помнить и изучать старое. Многие формы работы с молодежью, которые в то время были использованы, можно и нужно применять сейчас. Прежде всего, для того, чтобы увлечь молодежь, чтобы она была физически здорова, нравственно устойчива и патриотически настроена. Это должно быть со школьных лет.

Сейчас строят спортсооружения по стране. Это политика нашего государства. Но ведь эти сооружения будут мертвы, если их не заполнить детьми, а для этого с ними надо проводить работу. А кто может этим заниматься? Те, кто работал в комсомоле, профессионально этим занимались и вовлекали огромное количество молодых ребят, которые участвовали в «Золотой шайбе», «Кожаном мяче», «Белой ладье», «Чудо-шашках», «Зарнице», «Орленке». Сейчас уже начали их возрождать, но мне кажется, если на это дело поднять ветеранов, то массовость могла бы повыситься. Для государства это основы нравственного, физического, патриотического воспитания, которые восходят к тому, о чем говорил наш Александр Солженицын: «сбережение народа».

– Когда работали вы, когда был ВЛКСМ, решать эти проблемы было значительно проще. Как бы мы ни относились к своему большевистскому прошлому, но страна в части воспитания и образования была ориентирована на раскрытие творческого – в широком смысле этого слова – потенциала человека. После 1991 года, как бы мы ни относились к свободам, страна переориентировалась, и началось воспитание потребителя. В 70–80-е вы могли опереться на административный ресурс, сейчас вам трудно будет. Или я ошибаюсь?

– С одной стороны, прав: всё решают деньги. Но с другой стороны, послушайте речи руководителей нашего государства: есть осознание – так дальше нельзя. В конце 90-х мы двинулись в никуда, в тупик. И в годы перестройки многого добивались на базе того, что было сделано в советский период. Даже те, кто выехал за рубеж, добиваются больших успехов именно на базе всестороннего обучения, гармоничного воспитания.

Нельзя обучить ребят без того, чтобы они прикоснулись к литературе, к истории, к художественной культуре. Стране нужны люди физически развитые, нравственно здоровые, патриотически настроенные. Без этого страна не имеет будущего.

– Но способы достучаться до молодого человека сейчас должны быть другими. Взять и перенести то, как вы работали 30–40 лет назад, сейчас невозможно. Это не даст результатов. А есть вот новые технологии?

– Я полностью согласен: перенести прошлое в сегодняшний день нереально и не нужно. Мы замахнулись поднять ветеранов, тех, которые считают себя воспитанниками комсомола и в какой-то мере могут даже действующим властям сказать: «Давайте проводить ту политику, которая нужна большинству народа, стране, ее будущему».

Студенческие отряды. Вчера это было постановление ЦК КПСС, Совмина, ВЦСПС и ЦК комсомола, и оно было обязательным для всех. Сегодня для огромного числа частных предприятий «бери студентов, чтобы они у тебя работали» – не работает. Но мы хотим обратиться к сознанию предпринимателей. Ведь у любого частного предпринимателя главная цель – извлечь прибыль. Он берет с рынка специалистов, которые должны обеспечить качество и надежность работы предприятия. Без людей ведь не сможешь прибыльно работать.

А взять студента любого направления: если он будет только на книгах сформирован, то ждать от него высокой отдачи очень сложно. Так давайте вместе думать, как студента уже во время учебы пригласить на предприятие, чтобы он уже не только по книге, но и в деле почувствовал производственные отношения, а где-то и «лопатой поработал». Тогда он по-другому усвоит и теоретические знания, и уже другим человеком придет на производство. А это будущее и вашего предприятия. Поэтому вы думайте не только сиюминутно. Нельзя жить одним днем: сегодня у меня все нормально работает, а завтра – трава не расти.

На Западе уже давно частные предприятия присматриваются к талантливым школьникам, ведут их в вузы, на период отпусков своих работников подтягивают к себе. Наверное, таким образом, с учетом новых производственных отношений, можно использовать старые формы, например, студенческие отряды.

– Вы обращаетесь к новым «капитанам бизнеса» с призывом задуматься об их социальной ответственности. Но судя по тому, как ведет себя власть, говорить, что она полностью социально ответственна, нельзя. Дополнительные сложности: раньше вы говорили предпринимателю: «равняйся на» – на кого он должен равняться сегодня?

– Административный ресурс не тот, что был вчера, но тоже имеет место быть. В круглом столе, который проводился в Самаре по инициативе нашей организации «Воспитанники комсомола – мое Отечество», участвовали и министры. И мы, ветераны, объяснили, для чего это министру: чтобы его отрасль работала нормально. Там присутствовали и предприниматели. Я им прямо сказал: «Это не просто социальная ответственность. Вам нужно, чтобы фирма не только сегодня работала. Это нужно не только и не столько нам, сколько вам, господа предприниматели. Подключайтесь или вините потом себя, что некому вам поручить: здесь инженера не возьмешь, там техника нет».

Это наш вклад в качественную подготовку кадров. В какой-то мере мы всю систему начинаем потряхивать. Мы – инициатива. Давайте все думать. И инициатива найдет сторонников, и результаты будут.

– Студенчество – это второй слой. Первый – это подростки, старшеклассники. Как вы придете к бизнесу – ну, понятно. Как вы попытаетесь при поддержке губернатора задействовать министров – тоже понятно. Тем более, губернатор сам ветеран комсомола и почетный председатель общественного совета вашей организации. А как вы придете в школы?

– Совсем недавно президент России подписал указ о создании Российского движения школьников. Если по-старому подходить к оценке этой общественной организации, то в начальных классах – это аналог пионерии, а в старших классах – комсомола в школе. Сейчас реализуются пилотные проекты, в Самарской области – пока в 15 школах. Мы высказали инициативу, что 2018 год, год столетия комсомола, должен быть в этом плане ударным. Может быть, не повсеместно: где-то не нашлось сторонников. Не нужно насаждать, чтобы избегать ошибок, которые были тогда. Не нужно поголовно всех загонять. Но работать стоит начать везде.

В настоящее время в Самаре создается Гагаринский центр, а кто заменит Козлова, Кузнецова? Школьники – да и студенты – уже забывают эти фамилии. А ведь это великие люди, создававшие ракетный щит державы. Так давайте со школьной скамьи при участии РДШ сподвигнем ребят прочитать, давайте расскажем им историю самарского научно-технического творчества. В Самаре работал Королев, и не случайно один из наших университетов носит имя этого великого человека.

Школа должна активнее заняться внеклассной работой, и мы хотим этим заняться, хотим в этом участвовать. Подтолкнуть школьников, а дальше, мы считаем, ребята сами найдут для себя занятия по интересам. Во времена комсомола больше ребят было вовлечено в какие-то нормальные сферы деятельности, имелись кружки разного направления: спортивные, научно-технические, художественной самодеятельности… Ничего выдумывать не надо. Только определить, кого что интересует, и чуть-чуть им подсобить.

– Сейчас я попытаюсь вас уверить: выдумывать нужно. Здесь две составляющие: одна – организационно-экономическая, она попроще, вторая – идеологическая, она посложнее. Когда мы сталкиваемся с практикой современной школы, ситуация следующая: «Ребята, вот есть 7 предметов, за обучение которым государство платит деньги. Если вы хотите еще – это уже факультативы, кружки, и платите за это сами». Вы говорите: «Мы будем их вовлекать». В школе кружок платный, а вы предложите такой же, но бесплатно? У вас есть какие-то недюжинные ресурсы для того, чтобы противостоять тезису «образование – это сфера услуг»?

– В общественном совете мы обсуждаем, что нужно обязательно инициировать на областном уровне создание специальных программ. И в государстве прогрессивные умы всё больше заявляют о том, что самое лучшее капитальное вложение – в молодого человека, что лучше вложить в школы, в кружки, нежели потом вкладывать в тюрьмы и наркодиспансеры. Конечно, у ветеранов комсомола ни административного, ни финансового ресурса нет, хотя среди нашего брата есть те, кто сегодня занимается бизнесом, какие-то спонсорские средства мы все-таки надеемся привлечь. И на них мы сможем хоккейную площадку огородить, футбольное поле разбить, комплект спортивной формы приобрести…

Но нам все общество нужно привлечь к этой инициативе, в каждом городе, в каждом районе. Я думаю, все разумные люди за то, чтобы ребят вовлечь в хорошее, что даст добрые всходы. Инициировать программы и находить на это средства. Тем более, что государственные органы первые шаги уже делают. По всей области создаются спортивные сооружения, строятся новые школы, строятся и ремонтируются учреждения культуры.

– Вы в данном случае – лоббисты?

– Мы поднимаем человеческий потенциал, который на это настроен.

– И у вас нет фантазий, что возможен быстрый результат? Вы понимаете, что это длинная работа, но вы считаете, что из тех, кого воспитал комсомол, нужно создать некую лоббистскую структуру…

– …которой дороги сегодняшний и завтрашний дни. Мы хотим заложить традиции, используя столетие комсомола. Чтобы не было в обществе настроения «отрезали и забыли» и не нужно было бы все начинать с нового листа.

 – Детское движение, толчок которому дал указ президента, наверняка не только вы будете сравнивать с пионерским движением, с комсомолом. Будет ли у этого движения политический ориентир? Это какое движение – коммунистическое, социалистическое? Или же оно будет вне политики?

– Никаких «измов», никакой политики. Мы озабочены одним: чтобы сегодняшние молодые люди росли физически крепкими, нравственно здоровыми, патриотически настроенными. Вот наша идеология.

– Отлично. Откажемся от всяких политических глупостей, будем бороться с перегибами и закидонами. Но существуют две парадигмы: или мы воспитываем коллективистское поколение, и общественные интересы важнее собственных; или мы воспитываем индивидуалиста, который для себя важнее, чем все общество. Этим вопросом задается каждый подросток, который ищет путь в жизни, мы предопределяем и его идеологическое сознание.

– Должно быть разумное сочетание. Конечно, должна быть ценность личности, но человек не должен быть эгоцентричным, он должен сопоставлять свои личные интересы с общественными. Если человек очень богат, а вокруг нищета и обездоленные люди, он не может чувствовать себя счастливым.

– Но все равно – примат общественного. Для меня это однозначно: развитие социальных систем по двум целевым направлениям невозможно. Возможна только одна цель, самая главная, а все остальное – это ограничительные задачи. Одна цель – это получение сверхприбыли, ну а там – хорошо бы, чтоб поменьше умирали и повоспитаннее были. Вторая – достижение некой общественной цели, а все остальное, и прибыль в том числе, – краевые условия. Это два разных пути. Их нельзя совместить.

– Я бы согласился с такой точкой зрения с оговоркой. Вот мы с вами начали с того, что у нас был перекос в сторону общественных ценностей: «раньше думай о родине, а потом о себе». Нас так воспитывали. Может, поэтому мы и сегодня говорим: «Мы накопили знания и хотим их вернуть молодежи». Пусть они что-то для себя возьмут и что-то сделают для общества.

Как только появилась первая возможность, общество метнулось маятником в другую сторону: «Плевать мне на общественные интересы!» Смотрите, что творится. Кто-то создает фальшивую водку, и от этого гибнет огромное количество людей, а он думает: «Я обогащусь, оставлю своим детям и внукам огромное состояние». Но, дорогой товарищ, твоих детей и внуков отравит тот, кто делает фальшивые таблетки. Мы друг друга так уничтожим. Избыточное выпячивание ни общественных, ни личных интересов хорошего не приносит. В каком-то соотношении общественное должно быть все-таки несколько выше, но не полностью. Найти правильное соотношение – наверное, самое главное в политике.

Беседовали Виктор ДОЛОНЬКО, Юлия АВДЕЕВА

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 7 (115), 2017, Апрель

One thought on “Борис Ардалин: Найти правильное соотношение личного и общественного – самое главное в политике

  • Апрель 17, 2017 at 8:18 пп
    Permalink

    Хорошее надо возвращать, если есть на это силы и желание. Это нужно для нового поколения, которое хочет обрести веру в свои силы и достоинство. Это за деньги не купишь, это воспитание: нравственное и физическое. Раньше этим занималось государство. Теперь никому нет дела. Церковь, и не только православная, пытается заполнить эту пустоту, но это дело личное, интимное, духовное. К тому же понимание религии должно опираться на определеную базу интеллектуального развития, иначе будет процветать догматизм, и форма заменит содержание. Это уже стало главной причиной развала СССР. Разговор идет шире, о развитии и организации воспитания российских граждан вне социальных, национальных и религиозных различий. Конечно важно то кто и как этим займётся. Тут я согласен, что опыт прежних поколений может быть полезен. Пока они живы :)
    P.S. Десять лет своей молодости я провел на стадионе студенческого спортивного общества «Буревестник». Нас готовили замечательные воспитатели — тренеры. Из нас делали не только спортсменов, но и достойных и порядочных людей, команду, готовую постоять и за себя и за страну. Теперь от «Буревестника» остались лишь руины, как в прочем от всей советской системы воспитания молодежи. Жаль, не то слово.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *