Он жил и любил страстно…

 

15 сентября исполнилось 80 лет со дня рождения талантливого хореографа, одного из ярких представителей школы русского балета Игоря Чернышёва. Его биография оказалась тесно связана с Самарским (Куйбышевским) театром оперы и балета, где Чернышёв с 1976 по 1995 год служил главным балетмейстером.

Вся жизнь Игоря Александровича, наполненная событиями неординарными, интересными и даже выдающимися, сегодня просматривается четко, с пониманием того, что творчество было для него главным.

Чернышёв родился в Ленинграде, в театральной семье, и с детства хорошо знал, что такое сцена и каков в реальности мир закулисья. Балет, судя по его воспоминаниям, увлек Игоря рано, задел за живое, стал той целью, которую очень многие так и не находят за всю прожитую жизнь.

Учился Чернышёв в самом лучшем и старейшем профессиональном танцевальном заведении страны – Ленинградском хореографическом училище (ныне Академия русского балета имени А. Я. Вагановой), куда его привела мама, балерина Малого оперного театра Элеонора Ярошунас.

От природы Чернышёв был наделен привлекательной внешностью и атлетическими данными. Потому именно в дуэтном танце он и проявил себя наиболее. Здесь он без особых сложностей осваивал технику труднейших поддержек и был в классе всем примером. На курсах в училище класс Чернышёва вела Фея Балабина – одна из самых виртуозных балерин Кировского (Мариинского) театра.

Выпустившись из училища, Чернышёв попал в балетную труппу знаменитого Кировского театра. Артистичного и многогранно одаренного юношу приметили, много занимали. Это было время талантливых артистов и хореографов, когда было на кого равняться и у кого учиться, когда блистательную и монументальную эпоху драмбалета сменили спектакли инициативных и любознательных шестидесятников.

Чернышёву продолжало везти: он тесно работал с Касьяном Голейзовским, Леонидом Якобсоном, Юрием Григоровичем; танцевал с непревзойденными по индивидуальности Аллой Шелест, Аллой Осипенко, Ириной Колпаковой и начал сочинять хореографию на таких мастеров академической сцены, как Юрий Соловьев, Наталья Макарова, Михаил Барышников, Валентина Ганибалова, Калерия Федичева.

Первый опыт Чернышёва-хореографа – Адажио на музыку Томазо Альбинони – прозвучал как откровение. Его Игорь Александрович услышал и увидел ясно, пронзительно. Талант в данном случае выплеснулся и ошеломил зрителей небывалой эмоциональной силой, откровенной чувственностью и драматизмом. Так сразу, без раскачки и долгого созревания, родился самобытный пластический мастер, двинувшийся в пучину жизни смело и неистово.

В Ленинграде путь молодого хореографа оказался тернистым, и ничто не предвещало удачного разворота событий. Тогда, откликнувшись на предложение поставить «Щелкунчика», Чернышёв без долгих раздумий переместился с берегов Невы к одесскому побережью Чёрного моря. Преодолев пережитки местных балетных устоев, он смело окунулся в работу и за что бы ни брался, все делал с интересом и горением: вел классы, репетировал и, конечно же, выстраивал репертуар.

Судьба затем забросила Чернышёва в Кишинёв и, совершив неожиданный кульбит, перенесла его на волжские берега, в Куйбышев. И здесь Игорь Александрович с энтузиазмом и энергией взялся за работу с талантливым коллективом. В наследство хореографу досталась профессиональная труппа, которую формировала Алла Шелест, проработавшая на посту главного балетмейстера с 1970 по 1973 год. Валентина Пономаренко, Ольга Гимадеева, Наталья Шикарёва и другие артисты, танцевавшие в Самаре, являлись воспитанниками хореографической школы с улицы Росси.

Танцевальная труппа, крепнувшая на постановках классического наследия, постоянно выпускала новые оригинальные спектакли. «Ангара», «Ромео и Юлия», «Гусарская баллада», «Помните!», «Поэма двух сердец», «Мужество», «Маленький принц», созданные под индивидуальность самарских артистов, перемежались с другими оригинальными чернышёвскими постановками прежних лет. Так год за годом продолжал развиваться и набирать силу авторский театр Игоря Чернышёва.

***

Портрет мастера далеко не всегда писался свежими и яркими красками. Экспрессивный и своенравный Чернышёв не был человеком покладистым, соблюдавшим умеренный распорядок жизни. У такого поведения были причины. Спектакли Чернышёва с успехом показывались на гастролях в Москве и Ленинграде, и шлейф талантливого постановщика продолжал за ним следовать по всему Советскому Союзу. Хореограф не переставал надеяться на возвращение к работе в российских столицах. Но переломить судьбу он так и не смог. Оставив самарский театр, он принял предложение работать с мимансом Большого театра, где реализовать свои планы у него, по сути, не получилось. Продлевать с ним контракт в первом театре страны не стали. И последние десять лет жизни он так и не нашел применения своему масштабному и полнокровному таланту.

Судьба многих настоящих художников, случается, принимает трагический оттенок. В этом есть некая закономерность, поскольку принять данную, не всегда идеальную реальность значительные личности просто не могут. Такой личностью был Игорь Александрович Чернышёв, жизнь которого кипела, бурлила и постоянно приносила новые впечатления.

Он жил и любил страстно, и по-другому не мог. А его ширококрылое творчество цепляло глубоко и надолго, оставляя ощущение гениального прозрения.

Роман ВОЛОДЧЕНКОВ

Балетный критик, кандидат искусствоведения, артист Кремлевского балета.

Фото из архива Самарского академического театра оперы и балета

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 15 (123), 2017, Сентябрь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *