Марш энтузиаста Виттиха

 

Список здравствующих музыкантов, с которыми в 50–60-х годах прошлого века джаз как таковой начинал формироваться в Куйбышеве, сегодня выглядит довольно коротким: ничего удивительного, ведь прошло более полувека. И вот, увы, только что ушел из жизни еще один ветеран, яркий музыкант Владимир Андреевич Виттих.

Он был из числа отечественных джазовых технарей, наряду с архитектором Олегом Лундстремом, станкостроителем Георгием Гараняном, физиками Алексеем Баташевым и Алексеем Зубовым, дизайнером Алексеем Козловым, атомщиком Юрием Козыревым. Профессор, доктор технических наук, завкафедрой аэрокосмического университета, руководитель академического института – это из послужного списка ученого Виттиха. Но сегодня о музыке.

Музыкальные способности у Володи проявились достаточно рано – в шестилетнем возрасте. Началось все, как это часто бывает, с игры. Он ставил перед собой вешалку, превращая ее в нотный пульт, на котором раскрывал снятую с книжной полки толстую «Историю ВКП(б)» и, вглядываясь в строчки, старательно колотил детскими пальчиками по столу, при этом что-то напевая. Нечто подобное он видел в доме у тети, где стояло настоящее пианино. Внимательная мама заметила этот интерес ребенка к музицированию и отвела его в детскую музыкальную школу.

На вступительном прослушивании Вова очень старательно и громко спел «Марш энтузиастов», ставший символом его дальнейшего жизненного пути. «Слух и способности у мальчика имеются, – сказали в школе. – А у вас пианино-то дома есть? Нет? Тогда давайте запишем ребенка в класс скрипки». Но мама была категорически против скрипки и пообещала взять инструмент напрокат. Случилось так, что Володя познавал азы музыки, сидя за одной партой с Леней Вохмяниным, который стал известным композитором, заслуженным деятелем искусств России, автором гимна Самарской области. После окончания музыкальной школы Владимиру настоятельно рекомендовали продолжить музыкальное образование, но он поступил в индустриальный институт, как, впрочем, позже оказалось, самый джазовый вуз в городе.

***

Первое знакомство с джазом у Владимира Виттиха случилось в 50-х годах со случайных грампластинок и радиопрограмм Уиллиса Коновера на «Голосе Америки». Тогда же он стал на слух подбирать популярные мелодии и пытался их сам обрабатывать. Сокурсником Виттиха в институте оказался Борис Брюханов, заболевший джазом с детства, когда впервые услышал трубу Луи Армстронга. Как-то во время очередной студенческой мобилизации на картошку Володя увидел и услышал, как Боб лабает на баяне знаменитый «Караван», и почувствовал в нем родственную душу.

Чуть позже Брюханов стал одним из активных джазовых трубачей Куйбышева, а с Виттихом их надолго связала любовь к джазу. В 1958-м скромный институтский ансамбль Виттиха стал основой для большого оркестра под управлением Льва Бекасова. А еще через год Виттих одновременно становится пианистом оркестра Бориса Любимова в Дзержинке, сменив за роялем автора этих строк.

В 62-м Владимир Виттих был в числе организаторов Куйбышевского джаз-клуба, но вскоре уехал в новосибирский Академгородок, где серьезно занимался наукой и защитил кандидатскую диссертацию. Академгородок в легендарные шестидесятые был в Советском Союзе подлинным островком свободы. Туда приезжали опальные поэты и писатели, там пел Александр Галич и, конечно же, звучал джаз. Власти смотрели на все это сквозь пальцы, не решаясь особо беспокоить цвет советской науки. Здесь Владимир Виттих продолжил активные занятия джазом, собрал ансамбль, который выезжал с концертами и в другие города.

Триумфальным стало появление ансамбля на международном джазовом фестивале в Таллинне в 1967 году. В программе ансамбля была и собственная пьеса Виттиха «Листок из детского альбома» – результат увлечения автора музыкой Брубека, Монка и других мастеров джаза. Фирма «Мелодия» записала пьесу на сборный виниловый диск рядом с ансамблями США, Швеции, Финляндии и Польши. Таким образом, Владимир Виттих стал первым куйбышевским джазовым музыкантом, официально записанным на грампластинку.

Именно куйбышевским, хотя его ансамбль на фестивале представлял Новосибирск. Сам Виттих считал Академгородок счастливым, но проходным этапом своей жизни, и в 69-м вернулся в Куйбышев. Тем не менее, влияние нашего земляка на развитие новосибирского джаза отмечают все музыковеды. Многие вспоминают джазовые вечера в кафе «Под интегралом» в Академгородке. В ансамбле Виттиха играл в то время начинающий барабанщик Сергей Беличенко, сегодня известный музыкант и джазовый продюсер. Там же начинал 18-летний трубач Игорь Широков. На Таллиннском фестивале Широкова услышал Анатолий Кролл: «Володя, можно я этого юношу заберу к себе в оркестр?» Позже Игорь играл у Лундстрема, у Вайнштейна, у Саульского, выступал и с собственными ансамблями, успешно работал в Германии. А в 2008-м Широков специально приехал в Самару и в Доме ученых на джазовом вечере играл с Владимиром Виттихом, с которым не виделся 40 лет.

***

Вернувшись в Куйбышев, Владимир Виттих продолжал заниматься наукой, хотя музыку не оставил и частенько дома садился за рояль. Его великолепный «Блютнер» был дома на почетном месте, хотя и пережил немало переездов. При очередной смене квартиры рояль не вписался в габариты лестничной клетки, пришлось выставлять оконную раму и подавать инструмент в квартиру строительным краном. Именно в этой квартире потом ко всеобщей радости соседей устраивались концерты трио с участием Виттиха (рояль), Бориса Брюханова (контрабас) и Валерия Коннова (барабаны). Тогдашний музыкальный редактор куйбышевского телевидения Валентин Шпичинец выпустил две передачи под названием «Домашнее музицирование» с живым участием названного трио.

Среди близких друзей Владимира Виттиха был режиссер Эльдар Рязанов, и вместе с журналистом Виталием Добрусиным Виттих многое сделал для увековечивания памяти земляка: открыта мемориальная доска, оборудуется музей-квартира, готовится мемориальная зона у дома на улице Фрунзе, где жил знаменитый режиссер.

Дружил Владимир с Андреем Вознесенским, а с Василием Аксеновым они до последних дней писателя постоянно общались и в Москве, и в Самаре, и в США. Профессор Виттих постоянно выезжал на какие-то международные симпозиумы и конференции. Там нередко случались сюрпризы. Так, после симпозиума в американском Бостоне на банкете Виттих сел за рояль и начал играть джаз: решил порадовать устроителей симпозиума и заиграл мелодии из «Серенады Солнечной долины». Позже, к удивлению самого Виттиха, один из американских коллег по науке долго выяснял, что такое он играл и кто такой Гленн Миллер.

В Самаре Владимира Виттиха на концертах и дружеских тусовках тоже усаживали за рояль. На бенефисе актера драмтеатра Бориса Заволокина Владимир вышел на сцену, сел за рояль и, к своему ужасу, обнаружил, что инструмент никак не реагирует на нажатые клавиши. Какое-то время пианист пытался обуздать строптивый рояль, пока сам Заволокин не вышел на сцену и не отключил заклинивший модератор-заглушку. Артист не стал уходить со сцены и начал петь под аккомпанемент зазвучавшего вдруг рояля. А публика в зале приняла все случившееся за отрепетированную шутку. Этот случай имел еще одно последствие. Тогдашний музыкальный руководитель театра Марк Левянт убедил Петра Монастырского, что их театру не к лицу иметь такой безобразный рояль. И вскоре за кулисами появился новый великолепный инструмент, который прозвали роялем Виттиха.

В конце девяностых устроителям джазовых фестивалей удавалось пару раз убедить Виттиха выйти на сцену. А в 1999-м он записал в студии авторский диск из известных джазовых мелодий и собственных сочинений, в том числе на стихи Марины Цветаевой, Бориса Пастернака и Эльдара Рязанова. Весь тираж диска был раздарен друзьям и коллегам. А Рязанов был просто в восторге, получив звуковой альбом в канун дня рождения.

***

Последние годы жизни профессор Виттих был президентом НИИ, которым руководил более 20 лет. Сам он всегда считал, что работа ученого схожа с работой джазового музыканта. Основа джаза – импровизация, в результате которой сиюминутно рождается новая музыка. В науке тоже спонтанно возникают идеи, которые затем в ходе jam session часто завершаются важным открытием. Да и самой работе ученого присущ джазовый swing – напряжение мысли, азарт, внутренняя энергия, вдохновение и характерное возвышенное состояние души. Эти идеи Владимир Виттих успел при жизни передать своим ученикам в науке и соратникам в музыке.

 

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 15 (123), 2017, Сентябрь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *