Наследие: , ,

Выставка Эрте. Шедевры ар-деко в Самаре

4 декабря 2018

В Самарском художественном музее открылась выставка произведений гения ар-деко Эрте — Романа Тыртова.

Открытие было невероятно зрелищным. Своеобразный дресс-код в стиле ар-деко подтолкнул множество гостей на костюмированные эксперименты. Меха, перья, блестки, жемчужные ожерелья, налобные повязки и тюрбаны, боа — все вызывало восхищение. Зрительницы, воплотившие наиболее яркие образы, получили призы за интересные костюмы. В вернисажной атмосфере витал дух двадцатых годов.

Их называли «золотыми двадцатыми», «ревущими двадцатыми», «безумными двадцатыми». Время, переполненное красотой и стилем, утопающее в новизне, изменившее представление о женственности. Годы, положившие в сокровищницу мировой моды огромное количество новаторских идей, ставших со временем вечными ценностями.

Роман Тыртов (Эрте) был одним из самых успешных художников XX столетия, чей творческий талант воплотился в искусстве моды, прикладной графики, театрального оформления, кинематографа, дизайна, скульптуры и во многом другом в области культуры.

Он говорил о себе так: «Воображение — главное в моем творчестве. Всё, что я делал в искусстве, — игра воображения. И у меня всегда был один идеал, одна модель — это движение танца».
Если кратко пробежаться по биографии художника, то обнаружится, что наш соотечественник родился в Петербурге в 1892 году и прожил почти столетие, до 1990 года.

Роман Тыртов родился в Санкт-Петербурге в семье генерал-лейтенанта флота. Он был потомком знатного рода, который происходил от татарского хана Тырта. Псевдоним Эрте (Erté) — это акроним двух инициалов: Роман Тыртов. Его художник взял для того, «чтобы не позорить семью» военных.

Первый эскиз платья Роман сделал в возрасте шести лет. Его мать пришла в восторг и заказала по наброску платье знакомой портнихе, которая сшила вечерний туалет. Первые профессиональные советы юный талант получил от великого Ильи Репина, а впоследствии занимался с учеником знаменитого живописца Дмитрием Лосевским.

Конечно, все молодые таланты стремились попасть в Париж, ведь Франция являлась законодательницей моды. Роман Тыртов в 1912 году навсегда уехал из России и обосновался в Париже. Он сразу начал работать как модельер у Поля Пуаре, который определял все наиболее важное и революционное в парижской моде начала ХХ века. Вскоре Тыртов уже сам разрабатывал костюмы, платья, реализовывавшиеся под маркой фирмы. Вот тогда он стал использовать псевдоним.

Молодой художник проявил себя и в работе над спектаклями, на стилистику которых повлияли декорации и костюмы Бакста к дягилевским постановкам. Современники высоко оценили декорации и костюмы в пьесе «Минарет». Среди актрис, занятых в спектакле, была экстравагантная танцовщица Мата Хари, костюмы для которой проектировал Эрте.

Эрте, как многие западные художники, понимал, что подобного рода дизайнерская работа хорошо оплачивается страной, где много богачей. Поэтому область его интересов лежала за океаном.
В 1915 году Эрте заключил контракт с американским журналом Harper’s Bazaar, январский номер которого вышел с нарисованной Эрте обложкой. На протяжении двадцати лет каждый месяц журнал выходил с графической цветной картинкой художника.

Эрте писал заметки о моде, вел светскую хронику, помещал рисунки костюмов, аксессуаров, шляп, туфель, украшений, интерьерного дизайна. Помимо прочего, Эрте работал для Vogue, Cosmopolitan, Ladie’s Home Journal, The Sketch и других иллюстрированных изданий США, Англии и Франции.

Живя во Франции, Эрте не обделял вниманием и шоу-бизнес Парижа. В 1923 году в Париже Эрте работал над постановками для кабаре «Фоли-Бержер», «Батаклан», «Альгамбра», «Баль Табарэн», «Лидо», театров «Ренессанс», «Амбассадорс», «Дю Шатле», «Мариньи», «Буфф-Паризьен», театра Сары Бернар, Комической оперы и, наконец, Гранд Опера.

Проекты Эрте представляли грандиозные шоу, которые сменяли друг друга, конкурируя в выдумке, невероятной фантазии и величественности. Собственно, поэтому при рассмотрении графики Эрте возникает чувство, что его шикарные костюмированные образы лучше всего вписывались в масштабные музыкально-танцевальные ревю.

В феврале 1925 года Эрте отправился в Голливуд для создания костюмов и сценографии для двух фильмов студии MGM («Метро-Голдвин-Майер»). Контракт был продлен, и в качестве художника по костюмам Эрте работал для первых звезд студии, лучших актрис немого кино. Он делал декорации и костюмы для наиболее известных лент тех дней: «Бен-Гур» Фреда Нибло, «Богема» Кинга Видора, «Безумие танца» Роберта Леонарда, «Мистика» Тода Браунинга.

В 1925 году Эрте впервые устроил выставку своих работ в Нью-Йорке, в отеле «Мэдисон». В следующем году уже в Париже, в галерее Шарпантье, прошла выставка его работ, созданных в Америке. Впервые его произведения непосредственно с выставки были куплены для государственных коллекций.
Стиль Эрте — изысканный, вычурный, романтичный, экзотический, но в то же время детально продуманный, функциональный, ритмичный и полный фантазии — был квинтэссенцией течения ар-деко в 1920-х годах.

Вслед за американскими журналами и галеристами к Эрте обратились владельцы крупнейших нью-йоркских торговых фирм «Генри Бендель» и «Б. Альтман и Компания» с предложением о создании модных коллекций. В течение трех лет он создавал по две коллекции ежегодно: придумал асимметричное декольте; его мужские и женские костюмы спортивного покроя обрели то единообразие, которое позже назовут «унисекс»; в мужских костюмах он первым начал применять ткани, бывшие достоянием только женского гардероба, например, бархат.

Историки искусства считают, что стиль ар-деко был необходим после ужасов Первой мировой войны, как прекрасная сказка.

В США стиль ар-деко достигает своего пика в 1930-е, когда строятся небоскребы, украшенные скульптурным и интерьерным декором. В небоскребах Нью-Йорка американцы воплощали свою американскую мечту. Архитекторы периода ар-деко бывали скупы и рациональны в оформлении экстерьера здания, но расточительны и креативны в оформлении его интерьеров: подъездов, холлов, коридоров, лифтов и вестибюлей, ну и, конечно, апартаментов, гостиничных номеров и офисов, затрачивая на это значительные средства, используя дорогие материалы и современные технологии, творческую фантазию и художественное мастерство.

В 20–30 годы Эрте работал в опере Чикаго. Здесь отразился дух парижской моды и русского балета, а также эстрадных ревю. Его работы оказали влияние и на других голливудских художников по костюмам. Эрте создавал эскизы, используя только собственные идеи. Его образы рождались под влиянием древнегреческой и древнеегипетской мифологии, индийской миниатюры и русского классического искусства.

В годы войны и после войны этот стиль порицали, обвиняли в пошлости и излишней шикарности. Но художник не отчаивался, любил путешествия и плавания на дальние дистанции. Удивительно то, что на протяжении всей жизни Эрте оставался верен своему стилю.

После Второй мировой войны прекратились американские заказы, на журнальных обложках работы Эрте сменили глянцевые фотографии, не было заказов от домов моды. Дорогостоящий жанр музыкального ревю стал восприниматься как анахронизм.

И вот в середине шестидесятых произошел перелом. В 1966 году в Музее декоративного искусства в Париже прошла выставка «Год 25-й», посвященная юбилею знаменитой экспозиции 1925 года, а в Нью-Йорке отпраздновали 100-летие журнала Harper’s Bazaar. В 1967 году перед вернисажем выставки художника в галерее «Гровнор» в Нью-Йорке все 170 выставленных работ были приобретены музеем «Метрополитен». Это было признанием Эрте классиком искусства ХХ века, «гением ар-деко». Снова зародился интерес к стилю.

В конце 60-х годов и в Голливуде вспыхнул интерес к искусству ар-деко. На экраны вышли фильмы «Кабаре», «Смерть на Ниле», «Великий Гетсби», которые воскрешали память об ушедших 20-х годах, а вместе с ними вышли из забытья и художники того времени — Соня Делоне, Тамара Лемпицкая и Эрте.
Ему уже было под семьдесят, и вновь он пережил взлет славы. Эрте опять пригласили рисовать афиши в мюзик-холл «Фоли-Бержер», в котором ему уже доводилось работать с 1917 по 1930-е годы.
С конца 1960-х годов и до последних дней жизни мастер демонстрировал свои работы по всему миру. В 1970 году вышла в свет первая монография о художнике. Его 80-летие в 1972 году отмечалось в Париже, Нью-Йорке, Лондоне, Женеве.

В конце 70-х — начале 80-х годов возник спрос на печатную графику Эрте. Большой успех у публики имели появившиеся тиражируемые печатные работы, литографии и шелкографии. Новый этап творчества Эрте начался с появлением новых оригинальных техник печати. Шелкография позволяла увеличить рисунки, добиться плотной заливки фона, сделать тиснение, ввести позолоту и посеребрение на листе бумаги. Помимо новых произведений, мастер воспроизводил композиции прошлых лет. Работа над отдельными сериями постоянно присутствовала в его творчестве поздних лет.

На рубеже 60–70-х годов он увлекся скульптурой из металла и эффектными приемами обработки поверхностей — полировкой, золочением, патинированием, использованием цветных лаков. Его последняя выставка называлась «Театр в бронзе».

Персонажи ранних рисунков и гуашей, обретя плоть и кровь, переместились в трехмерное пространство. Бронзовую поверхность он покрывал цветной патиной, цветной эмалью, позолотой и серебром. На подготовительных стадиях он добавлял детали. Так появилось более сотни скульптур, для всех он разрабатывал индивидуальные постаменты, создавая своеобразный мини-театр.

***

Роскошная выставка произведений Эрте из частных собраний Москвы в Самарском художественном музее представляет творчество мастера конца XX века, восьмидесятые годы. Это образцы шелкографии, скульптуры, стекла, ювелирного искусства.

В 1983 году его достижения в искусстве были отмечены французским орденом Почетного легиона. И снова большинство проектов Эрте в последнее десятилетие его жизни было связано с Соединенными Штатами. В 1989 году он работал над двумя постановками в Нью-Йорке. Последней работой стал спектакль, бродвейский мюзикл «Звездная пыль», который он оформил, когда ему было 97 лет.

Во время поездки на остров Маврикий Эрте заболел и на частном самолете был переправлен в Париж, где и скончался 21 апреля 1990 года. Знаменитого художника отпевали в парижском соборе Александра Невского. Подлинный художник, Эрте заранее написал сценарий похорон и сделал эскиз гроба — он был выполнен из красного дерева и украшен венками в стиле ар-деко.

Явление ар-деко рассматривается как одна из ключевых ступеней стилевого развития ХХ века. Становится бесспорным значение ар-деко как самостоятельного стиля, влияние его на массовую культуру: дизайн, рекламу, моду, архитектуру. Многие искусствоведы вполне справедливо считают этот стиль одним из самых изысканных и привлекательных во всем ХХ веке.

Ар-деко в настоящее время снова набирает популярность, третье возрождение с конца 1990-х годов и новая эпоха добавили в него последние достижения, оставив всё лучшее, что было создано в прошлом. Мы вдохновляемся лучшими образцами этого торжественного стиля, в основе которого стоит роскошь, ведь все новое — это хорошо забытое старое. Осознание прошлого необходимо перед его возвращением в ХХI веке.

Валентина ЧЕРНОВА

Член Ассоциации искусствоведов России, член Союза художников России.

Фото предоставлены автором

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 29 ноября 2018 года,
№№ 18 (147)

  • 71
    Shares

Оставьте комментарий