Наследие: ,

68 альбомов 68 года. Часть первая

21 декабря 2018
Оригинальная обложка альбома Electric Lady Land группы Jimi Hendrix Experience

В этом списке нет очередности и расстановки мест. Это просто 68 альбомов легендарного 1968 года. Из разных стран, в разных стилях. Их объединяет только год происхождения. Возможно, величайший год в истории популярной музыки.

Jacques Dutronc

Il’est cinq heure Paris s’eveille

Сегодня можно слушать, как звуковую дорожку к парижским событиям 68 года. Но лощеный Жак Дютронк не был революционером. Он смеялся над всеми, едко, остроумно и на злобу дня. На этом альбоме достается всем — и хиппи, и свободной любви, и продажности всего, но прежде всего — протеста. Свои язвительные вирши Дютронк наложил на один из лучших континентальных роковых концептов. Французская версия бита и блюза получилась яркой и шумной, риффы тут не хуже калифорнийских, но вместо кантри и фолка — nouvelle chanson. И происходит все в Париже, в пять часов утра, когда стриптизеры одеваются, а трансвеститы подбриваются… Сам Дютронк — эталонный и неотразимый голуа блонд, его женщина — Франсуаза Арди, в зубах — толстенная сигара и вокруг — опять же Пари с’эвей. Собственно, если приглядеться-прислушаться, становится очевидно, что уже в 68 году рок-музыка была прибежищем богемной буржуазии, переводящей свой цинизм на электрический язык экзистенциальной перверсии.


Rolling Stones

Beggars Banquet

Самая дьявольская пластинка в истории. Теперь это совершенно очевидно. Заигрывание с нечистым началось еще раньше — экспериментальный альбом предыдущего года так и назывался «По заказу их Сатанинских величеств» и, конечно, этот альбом проиграл в незримом, но очевидном состязании с Beatles. Шутовская униформа Сержанта Пеппера против психоделических дьяволят. Окисленная сказка «Солдат и Чёрт». Но так было в лето любви 67-го, а в бунтарском 68-м, благопристойные битлы бледнели на фоне роллингов. «Симпатия к дьяволу» — одна из важнейших песен не только дикого 68-го, но и всего двадцатого века. Мик написал ее под впечатлением от «Мастера и Маргариты» Булгакова, о которой в мире только начали узнавать. И, конечно, симпатизант помог группе. Альбом получился не просто «хорошим» или «удачным», альбом великолепен и омерзителен одновременно. Препарируя кислотно острым электричеством традицию — блюз и кантри, роллинги добираются до самой глубины стиля и там снова попадают в объятия дьявола, который, как давно известно, покровительствует исполнителям блюза. Поэтому у нищих и банкет — князь тьмы наконец-то взял банду Фейгина под черное крыло.


Johnny Cash

At Folsom Prison

Первый альбом, записанный «живьем» в тюрьме с зеками-зрителями. Как если бы Михаил Круг пел «Владимирский централ» в самом централе.
Джонни Кэш здесь впервые предстает в своем классическом образе «человека в черном». Действительно, можно поверить, что он застрелил человека в Рино, только чтобы посмотреть, как тот умирает. Самый настоящий американский «шансон» — Кэш специально подкорректировал репертуар под запросы «сидящей» аудитории и не ошибся. Джонни в тюрьме не сидел никогда и свой Prison Folsom Blues сочинил, посмотрев документальный фильм по телевизору, но вошел он в тюрьму Фолсом просто популярным исполнителем кантри, а вышел — легендой.
Нет альбома лучше для понимания настоящего кантри — мрачного, замешанного на крови, поте и смерти. Музыка работяг, бродяг и уголовников в исполнении Джонни Кэша, в стенах тюрьмы, звучит как гимн обреченному бунту. Совершенно бессмысленному и беспощадному. Типа застрелить человека в Рино только, чтоб посмотреть, как он умирает…


Jethro Tull

This Was

Дебют великой группы, который показывает, что все могло быть совсем по другому. Здесь, наравне с Иэном Андерсоном действует Мик Абрахамс — лидер-гитарист и завзятый блюзмен. Прогрессива тут нет и в помине, зато очень много блюза и джаза. Сыграно все на пределе возможностей. Во всех смыслах. 1200 фунтов на запись еле собрали, «Серенадe для кукушки» американского джазмена Роланда Керка удачно «кавернули», во многом потому, что эту пьесу Андерсон выучил одной из первых и мог сыграть достаточно уверенно до конца. Поэтому — очень бодрая и очень хипповая по духу пластинка. В Штатах группа хорошо зашла, если не в хит-парады (только 62 место в Биллборде), то в души мятежные — в фильме «Вудсток» слышно, что звукачи ставят фоном между живыми выступлениями «Ферму нищих» и ту же «Серенаду».


Aretha Franklin

Lady Soul

Всего в мятежном 68-м Арета записала три альбома. Два студийных и концертный в Париже. И каждый хорош, но Леди Соул стоит особняком, хотя бы потому, что Арета и есть Lady Soul. По версии журнала Rolling Stone она вообще лучшая певица всех времен и народов! Но это уже свежесть утраты влияет. В 1968 году Арета записала мощнейшее произведение. Альбом не концептуальный, но так совпало, прекрасное и трагическое, что в эту музыку и, прежде всего, в голос вливалось необычайно много чувств. Арета была звездой — ее песня Respect только что поднялась на вершину хит-парадов, она была в прекрасной форме — вокал на этом альбоме — непревзойденный. Ее наградил за музыкальные достижения Мартин Лютер Кинг — живой бог Черной Америки. И она была глубоко несчастна и несвободна. На сессии в студию звукозаписи приходила в синяках. Муж Ареты Тед Уайт — пьяница и дебошир не просто портил ей жизнь, он разрушал всё. И требовал, чтобы на каждой, песне сочиненной Аретой, он стоял в соавторах. Это было не столько честолюбие, сколько жадность. В какой-то степени он, своими побоями и унижениями, причиненным страданием, сделал песни Ареты такими мощными и убедительными. Тоже соавторство. И когда, усиленная многократным эхом, в первой же песне она просит, требует, умоляет — Freedom! — Свободы! — ее крику нельзя не поверить.


Jimi Hendrix Experience

Electric Ladyland

Про настолько великие и возвеличенные альбомы очень сложно говорить. Это классика абсолютная. При этом — последний альбом Experience, группа развалилась во время записи, так же Хендрикс разругался в усмерть с менеджером Чесом Чендлером, который протолкнул Jimi Hendrix Experience в главную лигу рока и был уверен, что он уж точно лучше знает, что и как записывать. Митч Митчелл считал, что Хендрикс его давит и к этому времени собрал свою собственную группу. Митч — это ударник, как называлась его группа, конечно, никто не помнит. Сам Хендрикс стремился сделать звук идеальным и переписывал некоторые вещи (которые по мнению остальных с первого раза звучали прекрасно) по 40 и больше раз. Чтобы позлить Чендлера Джими приглашал в студию всех подряд и студия Electric Lady Land напоминала настоящий притон. Как на первой английской обложке, снятой светским фотографом Дэвидом Монтгомери.

Так и должна создаваться абсолютная классика. Альбом в результате всех этих перипетий получился просто гениальным. Плотный, насыщенный невероятной музыкой, хитовый, он до сих пор звучит свежей всего, что выходит сегодня. Здесь же содержится главный гимн 1968 года — All Along the Watchtower — Джими Хендрикс записал свою версию песни Боба Дилана, превзойдя оригинал многократно.


Adriano Celentano

Azzurro

Лучший альбом Адриано, а может, и всей итальянской эстрады, тоже увидел свет в 1968 году. Главный фаворит альбома, великий хит и почти гимн Италии — «Голубизна» была специально написана для Челентано дуэтом Конте-Паллавичини. И сначала не было даже понятно, что это — слишком быстрая для лирической баллады и слишком личная для шуточной песни, Azzurro не попадала под привычные критерии поп-культуры. Но Конте оформил простую и захватывающую мелодию в ритме военного марша, а пессимистичный текст про грусть в летнем городе дополнил этот контраст и сделал его неотразимым. В 1968 году песня стала самой популярной в Италии. Сейчас на нее сделаны десятки коверов, ее несчетное количество раз использовали в рекламе, итальянская сборная по футболу — «скадра аззура» считает песню своим гимном. Голубизна затмила всё! Но и весь остальной альбом великолепен. Особенно хороши дуэты и брутальная версия Buonosera Signorina Луиса Примы. Один из редких альбомов, который по сей день сохранил весь свой эстрадно-ресторанный потенциал.


Beatles

White Album

Претендент на «лучший альбом всех времен и народов». Полвека прошло и стало очевидно, что трогательный идеализм «Сержанта» гораздо меньше соотносится с этим 50 годами, чем нервный, убаюкивающий, приторный и злой «Белый альбом». Он еще и провокационный с первых нот. «Снова в СССР» — в разгар вьетнамской войны, уже после Праги, при этом явно с издевкой, переигрывая незатейливый рокенрольчик Back in USA Чака Берри. В нашей стране вокруг этой песни свой миф вырос, но давайте представим себе, как это воспринималось тогда и там. Да и сейчас лозунг «Back in USSR!» очень даже наполнен смыслом!
Весь альбом такой двойной, в смысле, двойственный. Большинство песен было написано во время поездки в Индию, которая сначала казалась путешествием в мир духовной чистоты и истины, а закончилась скандалом из-за домогательств гуру к подругам битлов. Джордж приглашает друга Эрика, влюбленного в его жену, чтобы сыграть самую пронзительную свою песню. Джордж, при этом, прежде всего, хотел, чтоб остальные собрались перед лицом Эрика (самого младшего из всех!) максимально. И говорят, все очень-очень старались на этих совместных сессиях. А вот когда приходила новая подруга Джона, японка Йоко — наоборот, не старались. Но даже эта расхлябанность и обидки гениальны. Таковы были Beatles.


Van Morrison

Astral Weeks

Самая скучная из великих или самая великая из скучных, как хотите. Вэн Моррисон, начинал в группе Them. Написал один из величайших и самых заводных боевиков рока — «Gloria». Но Вэну совсем не хотелось играть подростковый поп-рок, хотя его песни становились хитами. «Звездные недели» стали решительным поворотом с шоссе шоубиза в кельтское поле эксперимента. Поворот был и правда решительный — конфликт Моррисона c владельцем его прежней студии Bang, закончился смертью последнего. От сердечного приступа, но вдова обвиняла музыканта — довёл. После смерти несговорчивого владельца, Моррисон со скандалом перешел на Warner, где и получил желанную свободу.

Продюсер альбома собрал мощную команду, из элитных джазовых частей. Музыканты игравшие с Мингусом и Modern Jazz Quartet — Вэн Моррисон на тот момент был предубежден против джаза, но уровень группы был такой, что ему просто пришлось скромно согласиться — играйте так, как считаете нужным. В результате появился альбом записанный в стиле, определить который критики пытаются по сей день. Кельтский соул — самое красивое и вполне подходящее. Джаз, ирландский фолк, барокко и черная музыка — дивный коктейль, но вся его прелесть доступна только тем, кто понимает символическую и сложную поэзию Моррисона. Он, все-таки, больше бард. Без слов, увы, становится скучновато, хотя ощущение величия звучащего не исчезает.
Надо ли говорить, что в 1968 году альбом с треском провалился, но с тех пор «Звездные недели» стабильно входят в первую десятку всех списков лучших альбомов галактики.


Big Brother and the Holding Company

Cheap Thrills

По итогам 1968 года эта пластинка была самой продаваемой в США. Свыше миллиона экземпляров и 8 недель на первой строчке в Billboard. Знаменитая обложка-комикс, знаменитые песни, но сложно сказать, что весь этот альбом — 100% шедевр. Дженис хороша, как никогда, но сам материал, особенно оригинальный — неровный, а когда группа начинает тащить на себя, становится совсем уж обычно. Да, хороший и в меру кислый рок, но рядом с версией Summertime, которая и полвека спустя остается лучшей рок-обработкой классики за всю историю… В общем, личные амбиции мешали музыкантам понять, кто здесь главный талант и это портит общее впечатление. А исправляет — имитация «концертности» записи. Писали сначала с настоящими зрителями, но получилось не слишком убедительно и шум зала наложили, потому что главной магией Дженис после триумфа 67 года на «Монтерей-поп», считались именно живые выступления. Поэтому все неровности перестают резать слух и можно, не обламываясь, наслаждаться лучшим голосом блюз-рока. Здесь Дженис ничем не уступает великим черным певицам, которых она боготворила.


Doors

Waiting for the Sun

Третий альбом группы, который, с одной стороны явно показывает, что группа в кризисе, с другой — является самым коммерчески успешным диском Doors при жизни Джима. На альбоме отсутствует песня, которая по замыслу была его стержнем — Celebration of the Lizard. Текст даже был отпечатан на развороте альбома, так и вышел из печати, в итоге, но сама песня в полной версии появилась только на концертнике 1970 года, так же как и песня, давшая название самому альбому — Waiting for the sun, вошла только в Morrison Hotel. А еще у Джима кончились тексты в его поэтическом запаснике и большинство материала пришлось выдумывать в студии. Кроме того, в главном хите — Hello I love You! — гитарный рифф, позаимствованный у Kinks. В Британии это признал суд и весь доход от песни получил Рэй Дэвис — автор риффа. Но все эти нестыковки совершенно не волновали слушателя — альбом был принят на ура, а первая песня, написанная группой как поп-хит, все та же Hello I love You! продалась миллионным тиражом за неделю и возглавила национальный хит-парад. Это тоже было единственный раз при жизни Джима. Монументальная фреска хипповой эпохи и прекрасная документация творческого поиска группы. Несколько главных хипповых песен и подтверждение мысли, что все великие альбомы не о том, что мы слышим.


Band

Music from Big Pink

Еще один альбом, который не заметили при выходе, но теперь считают базовым для всего рока. Группа под названием «Группа» записала свой дебютник, чтобы доказать, что они способны на нечто большее, чем просто аккомпанемент. Правда, аккомпанировали они не абы кому, а Бобу Дилану, который почитался тогда Главнейшим Гуру и Пророком Новой эпохи и эта эпоха явно наступала… В общем, на таком фоне, в 1968 году альбом Band только потому и заметили, что Дилан выступил соавтором двух песен и нарисовал обложку для альбома. И, к счастью, не стал петь на этом альбоме. Band записали один из самых главных, краеугольных альбомов американского рока, благо, сами они канадцы. Кантри-фолк-рок в своем лучшем виде. Они соединили максимум жанров американской музыкальной культуры. При этом вся эта внешне простая музыка сделана очень сложно и даже изящно. Хотя и говорят, что гитарист Робби Робертсон на вопрос звукача, как должна звучать группа, ответил просто: как из подвала. Дело в том, что в подвале арендованного группой дома, под названием Big Pink был написан практически весь материал альбома.


Cream

Wheels of Fire

Третий альбом Cream, который должен был показать всю мощь группы в двух ипостасях — студийной и концертной. И показывает, что может совершить трио, состоящее из гениальности, эгоцентризма и психоделии. Причем каждое из трех качеств было присуще участникам трио в равной мере. Желание переиграть остальных, заметное на всем альбоме, достигает апогея в живой пьесе Джинджера Бейера, остроумно названной «Жаба» — в ней он солирует на ударных почти 15 минут, не оставляя одногруппникам шансов. И даже на студийном альбоме замес психодела, эго и таланта не везде благотворен — As You Said, написанная Джеком Брюсом и Питом Брауном начинается, как грандиозная по замыслу песня, сродни битловскому A day in the Life, но превращается в невнятицу с восточным колоритом. Кого-то другого можно было бы и похвалить за такие песни, но не Cream. Три гения в одной группе — это слишком, особенно, если эти гении не умеют сотрудничать. Неровный и неравномерный двойник, где рядом с гениальными вещами — случайные и необязательные. Cream тогда сравнивали, прежде всего, с Experience Джими Хендрикса. Если поставить рядом два двойника, выпущенные в 68-м этими героями, то видно как провисает «сливочный» альбом. Но он все-таки попал тогда на вершину хит-парадов и оказался первым в истории двойным альбомом проданным миллионным тиражом.


The Jacks

Vacant World

Черная жемчужина японской психоделии. Уникальное явление и завораживающий альбом стиля, которого больше нет нигде. В 1968 году вышел дебютный альбом группы «Джеки», собранной токийскими студентами. Играть рок в Японии тогда было немногим проще, чем в СССР — даже длинные волосы вокалиста были предметом нападок, а уж музыка вообще ни в какие двери восприятия не лезла. Первые же звуки Marianne напоминают не американскую или британскую психоделию, а лютый авант-панк, в духе ранних Bad Seeds. При этом «Джеки» с уважением относятся и к японской песенной традиции — та же Marianne рассказывает о рыбаке, которого завлекла в океан коварная акаяси — дух, появляющийся после кораблекрушения. Мрачное и оригинальное звучание группы даже сегодня производит сильное впечатление. Что уж говорить о Японии 60-х! Там группу не поняли совершенно, концерты, даже для модной молодежи были совсем подпольными и ничего кроме скандалов не приносили. В результате группа записала еще один альбом и развалилась. «Порожний мир» не терпит в себе такие сгустки творческой свободы. Настоящий японский деликатес — свежий, сырой и терпкий, на грани яда.


Otis Redding

The Dock of the Bay

Первый посмертный альбом Отиса Рединга, сына баптистского проповедника и 8-го по значимости вокалиста за всю историю Америки. Он разбился в авиакатастрофе в последние дни 1967 года, за три дня до смерти записав бессмертную Dock of the Bay. Отису было 26 лет и он был очень большой надеждой соул-музыки, один из главных черных артистов эпохи. Его трагическая гибель, конечно, вознесла спешно выпущенный альбом на вершины хит-парадов. В Америке творчество Отиса Реддинга с момента его гибели вошло в пантеон великих американских творений, но гораздо интересней слушать этот альбом не как надгоробный монумент, а как заявку на несостоявшееся будущее. Альбом еще представляет из себя вполне стандартный набор синглов и би-сайдов, но последняя песня, давшая название диску писалась Отисом под впечатлением от битловского «Сержанта», ему так же хотелось делать концептуальные альбомы, он мечтал двигаться в этом направлении. Но творческий путь вел Отиса Рединга на небеса.


Nino Rota

Romeo and Juliet OST

Конец 60-х был эпохой великой любви. Поэтому многие произведения, созданные в те дни, остаются для нас лучшими художественными воплощениями прекрасных чувств. Это в полной мере относится к фильму «Ромео и Джульетта», который снял Франко Дзефирелли. Фильм точно следовал Шекспиру и это было революционно! Никогда не выглядели Ромео и Джульетта такими юными. Что, кстати, сильно способствовало популярности фильма среди американских тинейджеров и сделало его едва ли не самой прибыльной на тот момент шекспировской кинопостановкой. Настроение фильма оказалось на удивление созвучным эпохе. Звуковая дорожка, написанная Нино Ротой — главная тема «What Is a Youth», стилизованная под песни трубадуров XVI века, оказалась одной из самых пронзительных песен о юной невинной любви, разбиваемой этим миром каждый день. Сегодня, как и пятьсот лет назад.
В 1969 году Генри Манчини переделал эту композицию с другим текстом, и эта версия стала еще более популярной — «Time For Us», но слушать надо все-таки оригинальную версию. Она честнее.


Tomorrow

Tomorrow

Великий альбом «свингующего Лондона». Выпущен группой, про которую сегодня только и помнят потому, что там играл Стив Хоуи, «еще до Йес». Тем не менее, в 67 году, когда угар в Лондоне достиг апогея, не было группы веселее и психоделичнее, чем Tomorrow. И этот альбом — пример очень печального опоздания. Он выпущен в 1968 году из-за проблем с продюсированием, когда первый альбом Pink Floyd уже прогремел и лавры главных безумцев Лондона достались ему. Неизвестно, как сложилась бы судьба группы и поп-музыки, если бы Tomorrow вышел хотя бы вовремя. А еще они должны были играть у Антониони в «Фотоувеличении» и даже написали две песни, но и тут не повезло — в Blow Up сняли Yardbirds. Ладно, хоть альбом выпустили! Здесь есть прекрасные песни, отличный звук и очень интересные психоделические финтифлюшки. А еще тут, как минимум, два настоящих гимна эпохи — Revolution (лучше и раньше, чем битлы) и White Bicycle — «Белый велосипед» по названию первого сервиса свободного обмена велосипедами в Амстердаме.
[Так же называется великолепная книга Джо Бойда, который был продюсером группы]


Муслим Магомаев

Муслим Магомаев

Первый полноценный альбом Магомаева с поп-музыкой. До этого были хиты, было много маленьких пластинок, была невероятная популярность. В 1968 году Муслим Магомаев был советским Элвисом и Синатрой в одном лице. По нему сходили с ума, это едва ли не первая в СССР массовая истерия вокруг поп-певца. Магомаеву было всего 26, а он уже выступил и во Дворце Съездов, и в зале Чайковского, и в парижской «Олимпии» и в «Ла Скала» и на концерте в день КГБ. Его недолгая опала и уголовное дело из-за 600 рублевого гонорара были прекращены самим Юрием Андроповым. Поэтому Магомаев мог не только пожинать плоды ленинской национальной политики — значительную часть материала для альбома азербайджанцу Магомаеву написал армянин Бабаджанян, но и петь «вражеские» песни из капиталистического лагеря. На этой пластинке не какие-то там «народные неаполитанские» песни, а вполне конкретные переводы хитов — итальянских и американских. Первая песня на второй стороне — 100% шлягер «Ватусси». Энергичный твист даже исполнялся на итальянском, в сопровождении квартета «Электрон». Для СССР это была почти революция, да и звучит «Ватусси» у Магомаева лучше оригинала.


Pink Floyd

A Saucerful of Secret

Второй альбом группы и переходный от Баррета к Гилмору. Сиду в альбоме принадлежит только одна вещь, играет он в трех композициях, зато постепенно увеличивается роль Уотерса — его авторству принадлежит четыре песни, из них первая в репертуаре «Флойда» антивоенная — Corporal Clegg. Альбом еще полностью психоделический, но группа уже начала свой путь от лизергинового блюза и затейливых звуковых коллажей к пафосу прогрессивного рока и стадионному звучанию. Здесь впервые проявляется мрачный пульсирующий ритм, который скоро станет фирменным знаком группы. Еще один фирменный знак — психоделическая обложка, сделанная знаменитой дизайн-группой Hipgnosis. Сид Баррет ушел из группы практически сам, по договоренности. Регулярные концерты и туры, даже по Англии, были для него слишком обременительны. Ему больше нравились психоделические, а не реальные путешествия. И хотя Сид записал еще несколько сольных альбомов, но «блюдце тайн» — его прощание с большой карьерой в рок-музыке. Уход. Мы так и не узнаем, каким мог бы стать Pink Floyd под светом того, кто вошел в историю как «сумасшедший бриллиант».


Dr. John

Gris-gris

Несмотря на калифорнийское происхождение этого альбома, настроение в нем совсем из другой части Штатов. Этот альбом наполнен мрачной мистикой Нового Орлеана, миазмами болот Луизианы, колдовскими чарами старого Французского квартала.
Ночной путешественник Доктор Джон до этого альбома серьезно интересовался вуду, хотя и жил в Эл-Эй. Свой псевдоним он взял у сенегальского принца, хилера и колдуна, который «лечил» в Новом Орлеане, имея полтора десятка жен и полсотни детей. Gris-gris — это один из основных талисманов вуду. На шоу, которые после выхода альбома стали востребованы, Доктор вовсю имитировал ритуалы вуду. В общем, даже по тем временам это был балаган. Но очень талантливый и органичный. Кислотный рок неплохо соединился с болотным блюзом, в результате появился тот белый стиль, который, много позже, гениально воплотил Том Уэйтс. Но и без оценки последующих влияний, перед нами один из лучших и диковинных даже для 1968 года альбомов. Тоже дебют, кстати. Правда, Доктор так и не смог за всю карьеру достичь уровня собственного первого альбома.


Miles Davis

Nefertiti

Последний акустический альбом Майлса и его банды. Невероятно красивый и очень атмосферный, ни одной композиции самого Дэвиса здесь нет, он отступил в сторону, чтобы дать место композиторскому таланту Шортера и Хэнкока. Заглавная композиция является одним из оснований пост-бопа — ритм-секция и солирующие инструменты здесь поменялись местами, духовые задают ритм, а ритм-секция выступает на авансцену. Этот альбом — своего рода точка невозврата, последняя акустическая работа Дэвиса, когда он уже готов к новому полету, в новый стиль — электронный эксперимент фьюжна и дальше, но здесь на будущее только намеки, только искры электричества мерещатся в последних акустических нотах великого второго квинтета Майлса Дэвиса. Слушая Nefertiti, убеждаешься вновь, что большинство музыкальных вершин 1968 года — это взрослый джаз, а вовсе не подростковый рок.


Os Mutantes

Os Mutantes

Если, кто и был в 1968 году настоящим революционером, так это бразильские музыканты! Весь феномен «тропикалии» — бразильской поп-музыки, зарождавшейся, как раз в 1968 году, в том и состоял, что это была музыка протеста. Против военной хунты, которая установилась в Бразилии с 1964 года. Музыканты не победили генералов. Но создали новый музыкальный стиль, покоривший, в итоге, весь мир. Os Mutantes были боевым авангардом тропикалии. В их дебютном альбоме были смешаны босса и психоделия, песни собственного сочинения, международные хиты в бразильском прочтении и несколько песен выдающихся мастеров — Каэтано Велосо, Хорхе Бена, Жильберто Жиля. Принцип тропикалии — выступать против диктатуры не упоминая ее ни одним словом. Поэтому здесь звучит психоделическая солнечная музыка. И в жизни не догадаешься, слушая альбом, что когда в Сан-Паулу «Мутанты» его записывали, начальник политической полиции Сержио Флеури выпускал на улицы города первые «эскадроны смерти».

Aviasales

  • 18
    Shares

Оставьте комментарий