Наследие: ,

«Я список сей прочел до середины, Сей выводок, сей поезд журавлиный…»

23 декабря 2018

Проект «Самара — Санкт-Петербург» создавался по инициативе и с большим организационным вкладом Виталия Тимофеевича Семенова — доцента кафедры фортепьяно, почетного члена Союза композиторов.

Мы уже написали о прекрасных исполнителях и прекрасной публике. Были собраны материалы о композиторах, которые то ли впоследствии уехали из Самары/Куйбышева в Петербург работать, как Александр Бердюгин, то ли по рождению были ленинградцами, как Владимир Митителло, перенесший в детстве страшные испытания Ленинградской блокады. В проекте «Санкт-Петербург — Самара» есть и два всемирно знаменитых композитора: Д. Д. Шостакович, проживший в «запасной столице» полтора года, и С. С. Слонимский, оперы и балеты которого пережили премьерные показы в Куйбышеве/Самаре: «Виринея», «Мария Стюарт», «Гамлет», наконец, мировая премьера «Видений Иоанна Грозного».

«Концепция, — как говорил мой профессор, — самое главное — концепция».

***
Что такое «землячество» с консерваторскими городами, зачем оно нужно Самаре? Что дает воспроизведение связей между городами в прошлом, на что ориентирует в будущем? К тому же подразумевается не просто собрание земляков: приехали из Самары в Петербург музыканты, стали композиторами. А вот стали ли они земляками Шостаковича или Слонимского? Да и хотят ли оставаться самарскими земляками?!

В нашем случае речь идет о духовном землячестве. О близком духовном пространстве.

Что повлияло на моего шефа — Арнольда Наумовича Сохора, профессора консерватории и института искусств, известного музыковеда и эстетика, книги которого до сих пор издаются за рубежом, чтобы взять «девочку из Куйбышева» в аспирантуру Ленинградской консерватории? Мы не были земляками, но духовное родство было.

Несмотря на годы и расстояния, через всю мою жизнь проходила духовная связь с профессором Санкт-Петербургской консерватории Ларисой Георгиевной Данько, 40 лет заведовавшей кафедрой музыкальной критики. Добрые отношения связывали с деканом теоретико-композиторского факультета, профессором Владиславом Александровичем Успенским (пока он был жив). Регулярно переписываемся с музыкальным критиком Михаилом Григорьевичем Бяликом. Проректор по науке Ростовской консерватории, профессор А. М. Цукер, также окончивший аспирантуру у профессора А. Н. Сохора в Санкт-Петербурге, — коллега и товарищ.

Позвольте рассказать один давний эпизод про композитора Владислава Александровича Успенского, ученика Шостаковича, декана теоретико-композиторского факультета, и про активистов Куйбышевского ГМК. Это тоже случай про духовное родство.

В году 1969–1970-м в Ленинград приехал Генрих Вайнгартен — мой самарский приятель, теперь эксперт архитектуры, кандидат наук и известный фотомастер. Он привез серию фоторабот «Пермские боги». Это были мастерски сделанные, в большом формате фотографии деревянных скульптур XVII–XIX вв. из Пермского художественного музея. Выставка «Пермские боги» уже прогремела в ГМК — молодежном клубе Куйбышева. Теперь автор очень хотел выставить работы в Ленинграде. Я, студентка 4-го курса, имевшая хорошую репутацию на факультете, подошла к декану:

— Владислав Александрович, нельзя ли нам повесить выставку «Пермские боги» в фойе зала имени Глазунова?

— Из музея?

— Да.

— Ну, вешайте.

И мы развесили этих «Пермских богов» Вайнгартена в огромном фойе Ленинградской консерватории, перед концертным залом имени А. К. Глазунова. Между окнами, глядевшими на памятник М. И. Глинке и Кировский театр.

Назовите еще один вуз в СССР, где в 1970-е могли висеть эти великие крестьянские боги?! Без всяких формальностей — принеси справку, заключение и т. п.? Это была петербургская акция доверия к студентам своего «духовного землячества».

И еще свежий пример, от ноября 2018 г. У великого дирижера Валерия Гергиева было два доверенных музыкальных критика. Об этом все знали. Профессор Екатерина Александровна Ручьевская — несравненный аналитик музыкальных форм. И музыкальный критик Михаил Григорьевич Бялик, который много лет отвечал за музыкально-драматургическую подготовку дирижеров в Петербургской консерватории.

Нельзя не отметить: отец Бялика, врач, был начальником военного госпиталя в Чапаевске в годы войны.

Так вот, в ноябре 2018 г. М. Г. Бялик, которому уже 89 лет, без особых формальностей осуществил свою мечту. Он безвозмездно подарил высшей музыкальной школе Ганновера свою грандиозную музыкальную библиотеку: 6 000 томов. На вечере, посвященном дарению, Михаил Григорьевич сыграл партию фортепьяно в виолончельной сонате Шостаковича, а солировал известный петербургский виолончелист профессор Леонид Горохов. Подчеркиваю: высшая музыкальная школа Ганновера открывает на базе библиотеки Бялика совместный проект «Русская музыка ХХ столетия».

Лариса Георгиевна Данько, Бялик, Сохор, недавно ушедший из жизни композитор Сергей Гринберг, профессор Анатолий Цукер, бессменный председатель диссертационного совета в Ростовской консерватории, — это мое духовное землячество. Это стремление к тем уровням культуры, которых, возможно, не хватало в Самаре.

***

А теперь пробежимся по некоторым историческим ступенькам «духовного землячества», которое уже почти целый век подпитывает культурную жизнь Самары связями с Санкт-Петербургом. Как оно развивалось не в одной судьбе, но как накапливалось в разные эпохи.

Дореволюционная Самара и первый петербургский представитель «консерваторского землячества» в Самаре. Самарский купец Шихобалов заказывает у великого мастера Ильи Репина авторскую копию портрета А. Рубинштейна, создателя и легендарного музыкального директора консерватории в Петербурге. Авторская копия Репина — украшение Самарского художественного музея. Портрет Антона Рубинштейна — романтический, живой портрет музыканта, необходимого Самаре. Незабываемый образ. Нам бы такого директора консерватории!

Мы можем только гадать, почему Шихобалов сделал такой выбор. Может быть, и правда мечтал о таком директоре консерватории?

С конца XIX в. предпринимались разнообразные попытки создания музыкальных институтов в Самаре. Было открыто отделение Русского музыкального общества: заметим, это была организация любителей. При Русском музыкальном обществе открылись библиотека, музыкальная школа. Военный оркестр в Струковском саду играл попурри из «Травиаты».

Вот что пишет профессор Карл Шлегель — один из крупнейших специалистов по русским городам начала ХХ в.: «Самара — непривилегированный город» — в отличие от Казани и Саратова. Самара была в одном ряду с такими «средними» городами, как Рыбинск, Кострома, Симбирск, Царицын. «Однако строительный бум, экспансия городов и инновации в образе жизни служат доказательством модерности Самары в названный период» **.

Куйбышев, 1933, создание профессиональных институтов. Первая музыкальная школа. Практически весь кадровый состав составляли ленинградцы. Она располагалась в доме по улице Куйбышева, 129, а с 1961 года переехала в особняк по улице Чапаевской, 80.

Музыковед Марианна Мжельская считает, что Самара в 1930-е годы стала местом, где нашли жилье и работу дворяне, высылаемые из Петрограда-Ленинграда. Не следует умалчивать, что это была огромная трагедия высланных ленинградцев, лишенных той атмосферы, в которой они выросли. А для Куйбышева — огромное приобретение, создание профессиональных институтов, обеспечивающих культуру.

Они были истинные петербуржцы: Алексей Васильевич Фере, друг Е. А. Мравинского, библиотекарь Михаил Генрихович, виолончелист Милий Николаевич Тейх, скрипач Юлиан Абрамович Судаков, пианист и композитор Савелий Осипович Орлов. К 1941 году эти музыковеды, композиторы, инструменталисты имели профессиональную работу, жилье, тесную, но оборудованную музыкальную школу. Они внесли невероятный вклад в просвещение и музыкальное развитие города.

«Запасная столица», Шостакович, Большой театр. Помимо прочего, можно определить этот период как создание публики в Самаре. Кто бы ни приезжал в Самару сегодня, все говорят: самая отзывчивая и самая благодарная публика. Доказательства?! Полные залы филармонии, обязательные «аплодисменты стоя», цветы, восторги, раскупленные билеты.

Что касается Д. Д. Шостаковича, то в репертуаре наших земляков далеко не полно представлены сочинения, созданные великим композитором в куйбышевский период. Это не короткий разговор. И мы оставим его на другой раз. Упомянем только драматическое соседство Седьмой симфонии и «Шести романсов для баса» (начатых в мае и законченных в октябре 1942-го). Каждый из романсов — это тайнопись, посвященная близким друзьям. Друзей было шестеро: Г. Свиридов, И. Соллертинский, В. Шебалин, И. Гликман, Д. Атовмьян, жена и друг Нина Шостакович. После грандиозного, мирового успеха Седьмой симфонии композитору необходимо было это тайное послание самым близким людям. Как видна в этом эпоха!

И еще один момент, прямо относящийся к духовному землячеству Санкт-Петербург — Самара. Великий композитор, будучи предельно загружен в период своей куйбышевской жизни (завершение Седьмой симфонии, репетиции, переписка нот, написание оперы «Игрок», создание новой редакции «Бориса Годунова» Мусоргского и многое-многое другое), заметил брошенность и житейскую неустроенность местных композиторов — А. В. Фере и Л. Ф. Другова. Очень крепко им помог. При поддержке Шостаковича оба стали членами Союза композиторов, получив совсем другие формы социальной защиты. Это было неоценимо в те годы.

Эпоха Сергея Слонимского. Казалось бы, на наследии Слонимского должны были бы учиться поколения самарских музыкантов, а также культурологов и журналистов. В Куйбышеве/Самаре были поставлены его оперы «Виринея», «Мария Стюарт», балет «Гамлет», состоялась мировая премьера оперы «Видения Иоанна Грозного», прозвучали многие симфонические и инструментальные опусы.

Инициатором всех премьер была легендарная руководительница областного управления культуры тех лет Светлана Петровна Хумарьян.

Однако будем честны. Сегодня Слонимский мало представлен творческой молодежи Самары: выдающийся интеллектуал и автор незабываемых книг о симфониях Прокофьева и Шостаковича, операх Мусоргского и Стравинского. Мировая премьера оперы Слонимского прозвучала 20 лет назад.

Где же наше «духовное землячество»?!

Давайте сравним: в Екатеринбурге, только в Уральском федеральном университете, есть два факультета, связанных с изучением культуры (философский и факультет искусства и социального проектирования). Декан одного из факультетов, профессор О. Л. Девятова, — автор докторской диссертации и книг о Слонимском. Под ее началом постоянно проводятся творческие мастерские, конкурсы культурологических работ имени Слонимского. Как вам такой род «духовного землячества»?

Добавим, что в Екатеринбурге успешно работает композитор Владимир Кобекин, имеющий мировую известность благодаря постановкам своих опер. Об операх Кобекина пишут курсовые работы не только в Уральской консерватории имени М. П. Мусоргского, но также студенты всех гуманитарных вузов Екатеринбурга. Здорово, не правда ли, расширяется духовное землячество?

Чудесная музыка самарских композиторов, связанных с Петербургом. На самом деле, «поезд журавлиный». Драгоценные таланты. Им нужна современная оправа. И точки опоры в других городах.

Шлегель К. Волжские гастроли оркестра Кусевицкого: некоторые размышления об отношении столицы и провинции на закате Российской империи. — 2009.

Елена БУРЛИНА
Кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 13 декабря 2018 года,
№№ 19-20 (148-149)

Aviasales

  • 2
    Поделились

Оставьте комментарий