Наследие: ,

Три горки в центре Куйбышева

21 января 2019

В моем детстве, в центре Куйбышева, было три больших горки. Льва Толстого, Ленинградская и Пионерская.

Я жил на Степашке и ходил кататься на Льва Толстого. Это была самая длинная и кайфовая из трех горок. Здесь можно было катиться от арки дома культуры Станкозавода, или вообще почти от Куйбышевской!

А на пересечении с Обороной строили трамплин и самые отчаянные скатывались даже на лыжах… Далеко внизу светилась Максима Горького, но к ней ты уже тормозил и соскакивал.

Мы ходили кататься на санках. Алюминиевых, с махрящимися веревками и вылетающими заклепками. Оборонные заводы закрытого Куйбышева снабжали нас даже санками. И все, у кого такие санки были, хоть раз прилипал к ним, лизнув языком на морозе.

Веселее всего был кататься лежа, лицом вперед, разбегаясь еще вниз по склону, для скорости, с санками в руках и падая потом на них, рассекая глазами, носом, орущим ртом, собой разрезая морозный воздух. До слез из глаз и среднего обморожения щек.

Было ли это опасно? В конце 70-х, зимой на улицах Куйбышева почти не ездило машин. А уж вечером буднего дня… Частников тут не водилось, тогда зимой и не ездил никто, грузовые все были государственные —  ездили в рабочее время, да и не тут, а по Красноармейской. Такси? Здешних жителей в такси зимой не представишь. В общем, очень трудно было тогда придумать повод, чтобы появился автомобиль на занесенном снегом углу Обороны и Льва Толстого.

На Новый год, часам к трем утра, наплясавшись и напоздравлявшись, шли кататься на горку наши родители. Женщин шумно тащили на санках по Степана Разина, потом взобравшись по три человека на несчастные дюралевые саночки неслись с гиканьем и хохотом вниз. Но ведь выдерживало изделие оборонного комплекса трех здоровых взрослых людей. Они шумно и счастливо валились в снег, который в желтом свете фонарей на деревянных ногах, казался золотым. Наступал уже 80-й год!

Но вернемся на горки. Кататься по Ленинградской я ходил регулярно, потому что там жил мой друг по детсаду Саша Канаков — сверху, в 20-м доме, а еще один друг по саду и хулиган Сережа Шершнев, жил внизу Ленинградской. Стартовали с угла Степана Разина и катились до самой  Горькой. И тоже строили трамплин на углу с Обороной. А еще здесь было как-то… празднично?

Может, потому что это ты вроде в гостях катаешься с друзьями. Это же какое счастье, когда вас четверо и вы все, с санками наперевес, бросаетесь вниз по склону, с криками несетесь вниз, на перегонки, сталкиваясь и сваливаясь.

Тут была накатанная широкая улица, и, не надо смеяться, готов поручиться, что Ленинградская тогда была круче. Как-то просела по ощущению Степашка с годами. Хотя и быть этого не может, и все это из-за взгляда восьмилетнего, которым теперь не глянешь.

А на Пионерской горка была самая крутая и машины здесь ездить просто не рисковали. И хотя по Обороне сворачивал троллейбус, вниз — до Водникова лежала захватывающая трасса. Я попадал сюда несколько раз, потому что началась учеба в школе и мы все начали осваивать район шире, жили, кто-где, но в основном, в Самарском.

Поэтому можно было и оказаться после школы, сбегав за санками, и что-то придумав родителям, про «вместе готовиться к контрольной», напротив дома, похожего на замок, перед самой крутой трассой в городе.

И тут ведь не только в крутизне склона было дело. Район был спорный. И можно было запросто столкнуться с представителями других школ. Наша «французская» 26-я была, конечно, гораздо менее «местная», чем первая школа. Ее учеников побаивались. С 63-й, математической, было проще найти общий язык, но тоже бывали какие-то трения. Поэтому кататься на Пионерской было, не опасно, нет, но дополнительно азартно.

Катались ли зимой на других спусках, в Самарском районе, я не помню. Это было вполне возможно, но без меня. Снега падало много, а машин ездило мало. И санки, конечно, использовались гораздо веселей и рисковей.

Впрочем, осталась и сегодня в старом городе горка, которая, наверное, не первый век существует. В парке Горького, в Струкачах. Прямо от памятника буревестнику революции — вниз на аллею. Как-то так получилось, что с этой горки я катался уже сильно более взрослым и при других обстоятельствах. Потом вспомним.

По старым самарским горкам-улицам, я скатился на санках, в последний раз, лет тридцать пять назад. Но мне до сих пор снится спуск Льва Толстого.

Ты пришел кататься после второй смены и много было машин днем — накатанный склон блестит золотисто в свете фонарей, ты катишься все быстрее и быстрее, тебя заносит краем санок в сугроб и морозный огненно-снежный вихрь обдает лицо. Ты смеешься, хотя и понимаешь,что едешь слишком быстро и только на скорости выскочил из рыхлого снега. Санки летят все быстрее, ты не можешь их затормозить потому что не хочешь переворачиваться, хочешь лететь все быстрей до конца, сквозь мороз, и не знаешь страшно тебе или весело больше.

Aviasales

  • 152
    Shares

1 комментарий к “Три горки в центре Куйбышева

  1. На Пионерской обычно была накатана ледяная дорожка. Так что санки были не нужны — на портфеле можно было скатиться почти до Водников. Регулярно пользовался ей, когда ходил в музыкальную школу №12, очень удобно и весело )

Оставьте комментарий