Наследие:

30 лет новой жизни и 5 первых лозунгов до «перестройки»

24 апреля 2015

02

23 апреля 1985 года генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев, выступая на апрельском пленуме ЦК КПСС, заявил о программе широких реформ под лозунгом «ускорения социально-экономического развития страны». Так начиналась наша новая жизнь. Самкульт вспоминает пять самых первых кампаний и лозунгов, с которых всё началось и которые были еще до перестройки.

Ускорение

plakat17

Первый и главный лозунг, провозглашенный М.С. в 1985 году. Перестройка и гласность появились значительно позже. А в апреле 1985 года народ с удивлением слушал молодого генерального секретаря, который так резко повел речь о коренных реформах. Ускорение, как лозунг первого этапа перестройки подразумевалось прежде всего техническое: “всемерное ускорение социально-экономического развития страны на основе внедрения новых методов хозяйствования и использования новейших достижений научно-технического прогресса”. С опережающим развитием машиностроения и внедрением станков с ЧПУ. Руководство СССР видело, что рост замедляется и считало, что технической модернизацией его можно подхлестнуть.  Но было очевидно, что одними технико-экономическими мерами не обойдется

Борьба с коррупцией

Öåííîñòè, èçúÿòûå ó ïðåñòóïíèêîâ

Одна из самых громких историй середины 80-х — это узбекское дело. Гдлян и Иванов. Два мужественных следователя раскрутивших первые большие дела о государственной коррупции в СССР. И хотя дело везде называлось “узбекским” его московские покровители постарались убрать с пути настойчивых следователей. Тельман Гдлян был первым человеком, которого приказал арестовать ГКЧП. Но это было много позже. А начали свою работу следователи еще до Горбачева, в 1983 году. Но в середине восьмидесятых эффектные репортажи о трехлитровых банках набитых деньгами и золотом и прочих несметных богатствах, которые сейчас кажутся просто смешными, взорвали общественное сознание. Это был шок, но гораздо меньший, чем

Антиалкогольная кампания

denatura

Одно из самых жестких административных решений эпохи. Алкоголь продавали, начиная с двух часов, всего в нескольких крохотных магазинах. Перед ними стояли многочасовые очереди. Водка, как валюта, взлетела невероятно, покупать ее стали все, даже трезвенники. Цена бутылки с 4 р 70 коп. за “андроповку” поднялась до 9-10 рублей. Одеколоны и лосьоны начали ставить на свадебных столах, потому что больше пить было нечего. А в города и веси спустили разнарядки о проведении комсомольских безалкогольных свадеб, что породило отдельный фольклор. Под кампанию были уничтожены не только магазины, но и виноградники. Горбачев получил кличку “минеральный секретарь”, но снижение потребления алкоголя все-таки нашло определенную поддержку. Например, у советских женщин: “Спасибо партии родной и Горбачёву лично! Мой трезвый муж пришел домой и вы..ал отлично!”

Госприемка

0_8aa53_3c288ec9_XXL

Проблема с качеством советской продукции, после отмены статей “за вредительство”, никак не решалась. Точнее, решить ее пытались постоянно, но безуспешно. Ни введение ОТК, в середине шестидесятых, ни внедрение ГОСТов, а потом и Знаков качества не помогало в условиях плановой экономики. Поэтому одновременно с техническим ускорением ввели еще и независимую госприемку — орган, который осуществлял тотальный контроль качетсва продукции предприятий, но при этом от предприятий никак, в отличии от ОТК, не зависел. Практически военная схема была запущена в 1986 году.

Первоначально госприемка вводи­лась на 1500 важнейших предприяти­ях страны. Требования к работникам госприемки предъявлялись чрезвы­чайно высокие — высшее техническое образование, стаж работы по специ­альности не менее трех лет, обязатель­ное членство в КПСС, возраст до 45 лет.

В распоряжение органов госприем­ки выделялось самое современное из­мерительное оборудование и прибо­ры контроля, просторные помещения. Оклады сотрудников госприемки пре­вышали зарплату инженерно-техни­ческих работников отрасли примерно на одну треть, а кое-где и наполовину. Плюс хорошие премии. Поэтому же­лающих потрудиться в новой системе оказалось много. Причем это были очень грамотные и квалифицирован­ные специалисты, инженеры, техни­ки. Сотрудники госприемки получали полную моральную поддержку со сто­роны партийного и государственного руководства СССР, союзных республик, краев и областей. О них много писали газеты, рассказывало радио и телеви­дение. Но победили бракоделы. Это была последняя битва советской экономики за свое спасение. Ей оставалось совсем недолго, новая поросль уже лезла из земли, хотя поначалу ее старательно вытаптывали.

Борьба с нетрудовыми доходами

1398605512_2212

Эта странная и короткая кампания была отзвуком андроповской эпохи. В «нетрудовые доходы», помимо спекуляции и частного извоза попали коррупция, взяточничество и, например, аренда квартир. Совершенно несуразное решение привело к волне репрессий, скажем, против дачников. Владение земельным участком и выращивание на нем клубники считалось нетрудовым доходом! В Куйбышеве одной из вершин этой кампании стали регулярные облавы на вещевом рынке  “Энергетик”. Перекупка товаров и любая форма спекуляции считалась уголовным преступлением. Досталось и частным хозяйствам в сельской местности. “Теневики”, ожидавшие от реформатора Горбачева послаблений, получили репрессии, бессмысленные и жестокие. Но как оказалось, это был один из последних всплесков ярости агонизирующей системы. Уже в конце 1986 года был принят закон об индивидуальной трудовой деятельности. В Россию пришел капитализм.

Aviasales

  • 4
    Shares

Оставьте комментарий