Наследие: ,

Исполнить заповедь любви

1 мая 2016

17-2_Хегай

«Исполнить заповедь любви» – так назывался один из фильмов цикла «Восхождение» Куйбышевского телевидения. Автором идеи которого и одним из создателей была НИНА ПАВЛОВНА ХЕГАЙ *. Это цикл о восхождении к вере, к Храму, о пути от немоты к разговору, который у каждого – через трудную, как ни посмотри, неудобную и уж совсем непривычную работу головы и сердца.

Нина Павловна Иванова-Хегай родилась в селе Нагорье Ярославской области. Там же окончила среднюю школу. Затем – сразу два факультета МГУ: филологии и журналистики по новой тогда специализации «Телевидение и радио». С 1964 по 1995 год работала редактором Куйбышевского/Самарского телевидения. Член Союза журналистов России.

Было это во вполне атеистические времена, когда только-только в публичном и светском пространстве стали появляться служители церкви и телевидение делало робкие попытки освоить неизвестное и для начала удовлетворить чистое любопытство. Мы не знали, как и о чем можно спрашивать, даже как обращаться. И можно было профессионально эту территорию освоить, как это сделали впоследствии многие журналисты. Но только для Нины Павловны Хегай и ее команды (Нина Молчанова, Валериан Введенский, Тамара Шабанова) создание цикла стало не только актом высочайшего профессионализма, но и совершением личной душевной и духовной работы, собственным преображением. И что совершенно изумляло: без пафоса и дидактики, исподволь, фильм сделал меня, зрителя, не свидетелем, но соучастником этой работы.

Оглядываясь назад, я понимаю, почему именно Хегай сделала этот цикл. В ней самой тогда было столько радости бытия и умения наслаждаться общим делом, сотворчеством, что эту душевную, искреннюю, обращенную вовне доверчивую любовь и готовность понять не мог не увидеть и не оценить тогдашний владыка Иоанн. А тогда я завидовала коллегам: интересные темы, поездки, некая избранность. Все же религия на ТВ в те времена еще была экзотикой.

Более 20 лет я работала рядом с Ниной Павловной. То, чем занималась она – хоры, народное творчество, массовые акции, программы для Центрального телевидения с музыкантами-народниками, художниками-прикладниками, самодеятельными коллективами и редчайшим (теперь бы сказали – эксклюзивным) фольклором, – вызывало восхищение и зависть. Всегда точная сценарная разработка и феноменальная организационная подготовка, тогда ведь не было продюсеров, все от начала и до конца делали автор (редактор) и режиссер (плюс ассистент, операторы, звукорежиссер, конечно, но!..).

Хрупкая, невысокая, обаятельная Нина Павловна мне виделась очень скромным, почти застенчивым человеком, и я всегда удивлялась, как это получалось: грандиозный, весь заполненный хорами поющий волжский склон, мощно звучит многоголосие, и по Волге вовремя плывут теплоходы, и небо, и солнце, и хочется плакать от гордости и переполняющей тебя любви.

Что за человек Нина Павловна Хегай, я поняла много позже, уже прожив немало бед. На каком-то из юбилеев ТВ она подарила мне свою книжку «Родиться в России». Прочитала я ее не останавливаясь, в один глоток. И поняла, что ее скромность и доброжелательная открытость – это подлинная культура, генетически сформированная несколькими поколениями Ивановых-Белава: «Была в них… спокойная сила, мудрая самодостаточность, словно они знали какой-то секрет неторопливой гармоничной жизни. Они слушали себя, наблюдали и умели слушать других. Они привыкли жить среди природы и учились у нее терпению и внутреннему бесстрашию».

Я привела здесь эту цитату из книжки, потому что, мне кажется, это не только о предках, это и о Нине Павловне, и о детях ее – Лене и Наташе, и о внуках… Как и наследие женской линии – Мельниковых: мощный темперамент, страсть, сильные чувства, что не видны тем, кому не предназначены, и на которые щедры женщины рода для самых близких и избранных, любимых, друзей. И еще стихи. Лирика, философия. И во всем – огромное чувство любви. Как будто это ей предназначено свыше – или найдено в трудах? – исполнять завет, заповедь искренней и доверчивой всех и всё объемлющей любви.

Из книги стихов Н. П. Ивановой-Хегай.

Отцу, маме, тете Шуре и веренице белых облаков

Молчало время. Лошади неслись.

Машины колесили по дорогам,

И тихо уходила чья-то жизнь,

Таинственно мерцая перед Богом.

Ей чудились видения весны –

Цветы, трава, летящие качели,

И облака, что с дальней стороны,

Неспешно шли к своей туманной цели…

Огни заката гасли за окном,

Волненье звуков смутно замирало,

И жизнь, растаяв в сумраке густом,

Ушла. А время просто наблюдало.

Светлана Жданова

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 8 (96) за 2016 год

Aviasales

  • 50
    Shares

Оставьте комментарий