Наследие: ,

Страдания самарского городничего

22 мая 2016

vtor_01

Жил в Самаре такой человек – Иван Алексеевич Второв. Служил уездным судьей, исправлял обязанности городничего. Пытался как мог защитить пленных французов от издевательств со стороны самарцев. А еще пробовал себя в литературе, был знаком с Пушкиным, Карамзиным, Рылеевым. И вел дневник. Он дошел до нас вместе с мыслями, размышлениями, сомнениями думающего человека начала XIX века.

Это было время бравых гусаров и восторженных барышень, а также чиновников – больших и маленьких. Городничему чаще приходилось общаться с чиновниками. Годы жизни в Самаре и поездки по стране дали ему бесценный материал для умозаключений.

Полистаем второвский кондуит.

23 ноября 1815 года он записал: «Много насмотрелся я в продолжении жизни и службы моей… одни только злые ленивцы, беспечные и грабители отличаются почестями, а добрые, попечительные и сострадательные люди – в презрении. Богатство или подлая лесть или нахальство получает чины, кресты и важные места для хищений. На это еще ни один патриот не обратил своего внимания вслух, чтобы голос его услышан был у престола доброго царя нашего».

Пять лет почти ежедневной надежды на патриотов и доброго царя 5 октября 1820 года вылились у страдающего самарца в очередной пассаж:

«Теперь как все обезображено, перепорчено! Какое правосудие! Третьего дня, возвратясь из Петербурга, Андрей Гаврилович Жданов рассказывал о грабительстве и несправедливости министров и подминистров… Боже мой! К чему все это идет? Никакого внимания не обращают на гражданскую часть. Неужели всей империи надобно только стоять во фрунте с ружьем и маршировать? Кровью обливается сердце, видя ужасный разврат и несправедливость гражданского управления. Кто же управляет! Невежды, грабители и эгоисты… В каком состоянии теперь выборы? Кто судит и рядит? Ежели есть еще у кого-нибудь и сколько-нибудь патриотизма – с какой горестью должен тот видеть, страдать и терпеть. Достоинство только в богатстве и умении маршировать».

Попойки, карты, склоки и сплетни уездных чиновников вконец допекли Второва, и в 1835 году он уехал в Казань. Перед отъездом в отчаянии написал:

«Городничие наездом грабят город и хвалятся взятками. Здвиженский за 9 месяцев награбил до 30 тыс. рублей. Сеченов говорит – только бы добыть до 50 тыс. и уехать. Улицы безобразны. Я стеснен. Где искать правосудия? Господи, успокой меня, когда я выеду из здешнего ада!»

Если в чем-то мы и можем упрекнуть Ивана Алексеевича, так только в том, что свое богатейшее книжное собрание он увез с собой. И оно стало основой Казанской публичной библиотеки.

Александр Завальный 

Краевед, главный библиограф Самарской областной научной универсальной библиотеки, заслуженный работник культуры России.

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 9 (97) за 2016 год

Aviasales

  • 8
    Поделились

Оставьте комментарий