Новости: ,

То, чего нельзя пропустить. Лекции Михаила Гельфанда в Cloud Cafe

11 апреля 2016

12805871_1323980387615785_4704162223844757445_n

Живой символ всего хорошего и честного, что осталось в нашей науке, главный враг всех плагиаторов и липовых научных степеней, выдающийся генетик и биолог, популяризатор науки и очень симпатичный человек прочитает в Самаре две лекции — завтра, 12 апреля и в среду, 13 апреля.

Произойдет это неожиданное чудо в Cloud Cafe, которое расположено в ТЦ «Скала», на первом этаже. Организаторами лекций вытупили «Человек наук» и фонд «Эволюция».

Начало в 19-00.

Стоимость билета 200 рублей.

12 апреля «Мы и наши бактерии».
Регистрация на лекцию
13 апреля «Каждый из нас немного неандерталец».
Регистрация на лекцию 

1377516782_0522.720x463

Самкульт специально подобрал несколько высказываний Михала Гельфанда на самые разные темы, большинство из которых, увы, на лекциях обсуждаться не будут.

Про будущее российской науки

Не может быть такого чуда, чтобы в стране был тотальный развал экономики и при этом не пострадала наука. Если говорить формально, то расходы на науку в России не сократились, но это только если не делать поправки на инфляцию и курс рубля. А по факту люди уже не могут заниматься здесь наукой — чтобы покупать реактивы, не хватает денег, и они уезжают на Запад. Те, что работают в теоретических областях, уезжают, конечно, реже, все-таки реактивов им покупать не надо, но ведь здесь сейчас и жить противно. У меня есть замечательные ученики, которые уезжают просто по этой причине, хотя в материальном плане они полностью обеспечены. В нашей стране уже 15 лет последовательно закручивают гайки. Если вам на палец надеть две железные плашки с болтами и начать эти болты закручивать, вы сначала ничего не заметите, потом вам станет неприятно, а в конце концов вы заорете от боли. Вот это сейчас и происходит с учеными — тем более, что они, как люди, которые склонны думать головой, более чувствительны, чем представители других профессий.

С усилением государственной паранойи близость к телу президента приобретает критически большое значение, а единственный ученый, которого слушает президент, — это Михаил Ковальчук. В итоге социологам не дают заниматься своим делом и объявляют социологические институты иностранными агентами, а в естественных науках выбирают направления, объявляют их перспективными и перекачивают в них все деньги. Так произошло с нанотехнологиями — и в результате никаких нанотехнологий у нас нет.

Про людей с фальшивыми диссертациями

Есть три категории людей с фальшивыми диссертациями. Это те, кто остались в науке, чиновники и преподаватели. С учеными все просто, в науке все про всех понимают: факт наличия или отсутствия степени не очень существенен. С чиновниками интересная история. С одной стороны — опять-таки, рассуждая идеалистически, — человек, который получил фальшивую степень, обманул всех вокруг, и чиновником или депутатом такой человек быть не может. С другой стороны, они, возможно, не знали, что «так нельзя». Это было настолько принято, что мне легко представить условного честного чиновника, которому в какой-то момент понадобилась диссертация, и он ее заказал, ни минуты не подумав, что здесь что-то не так. Скорость тоже все превышают. Было бы странно вдруг начать строго наказывать за превышение скорости, допущенное год назад. «Все это время мы напрасно не следили за правилами дорожного движения, так что теперь мы тебя строго накажем». И было бы странно сейчас с позором и криками отбирать диссертации. Есть предложение профессора РЭШ Константина Сонина: попросить каждого человека, который хочет сохранить степень, написать об этом письмо в ВАК — кто не захочет лишний раз светиться, просто не напишет этого письма, и все. Второе предложение мое: всякий чиновник может тихо отказаться от своей ученой степени, если он считает, что она липовая, но по прошествии года любой чиновник с липовой степенью изгоняется с позором и со шпицрутенами. Это своеобразная «диссертационная амнистия». Скорее всего, и то, и то не сработает, и следует продумать менее идеалистические варианты.

Наконец, когда дело касается преподавателей, я убежден, что фальшивая диссертация должна вести к полной и окончательной дисквалификации человека, который преподает в вузе. Он, в отличие от чиновника, не может не знать, что он делает что-то не так. Он не может после этого учить студентов не списывать.

Между прочим, председатель разогнанного диссовета профессор Данилов — автор основной линейки школьных учебников истории. Как минимум некоторые из его соавторов имеют фальшивые диссертации. Есть учебник, среди авторов которого, по всей видимости, нет ни одного приличного человека — все так или иначе засветились. А в учебнике рассказывают, как быть патриотом. Но есть и хорошая новость: на недавнем совещании у Путина по поводу единого учебника истории не присутствовал ровно один автор школьных учебников. Угадаете кто?

Про реформу РАН

Если говорить про реформу науки, то надо различать академический истеблишмент, который все это время говорил, что все хорошо, только денег у нас мало, а как только станет много денег, все станет еще лучше, и тех людей, которые реально работают в институтах. Еще до всех этих событий было создано Общество научных работников, в котором несколько сотен человек состоят, куда входят люди, придерживающиеся точки зрения, что нужна реформа науки, причем довольно глубокая.

Основная моя претензия к той реформе, которая анонсирована, заключается в том, что она была сделана таким чудесным образом, что люди, которые говорили о необходимости изменений и были самыми естественными союзниками, превратились во врагов или, в лучшем случае, в недоброжелателей.

Я в этом смысле человек сильно засвеченный как ливановский соавтор (в 2011г. вышла статья М.Гельфанда и Д.Ливанова «Верните действенность науке», где они предлагали поэтапный алгоритм реформы. – Примеч. РБК). Я много всего интересного о себе узнал за это время. Но и люди, которые входили в рабочие группы, советы при министерствах, оказались в довольно идиотском положении: теперь любой академический бонза тыкает в них пальцем и говорит: «Вот вы хотели реформу – посмотрите».

Сама идея реформы правильная. Действительно, есть много вещей, которые надо менять, они не работают, но реформа оказалась сильно дискредитирована. Министерство считает, что сможет с этим справиться.

Никакой реальной злой воли я там не вижу, другое дело, что в министерстве есть четкая картина того, что они хотят делать, не обращая внимания на лирику. Они умудрились превратить во врагов людей, которые непосредственно в науке работают: они думают, это неважно. По-моему, это довольно глубокая ошибка.

Источник: РБК

Aviasales

  • 13
    Shares

Оставьте комментарий