Музей гостеприимства

2016

Открытие нового музея – всегда событие. Больших музеев мы, похоже, уже не дождемся – из-за отсутствия средств на серьезные, представляющие исторический или эстетический интерес коллекции, – а маленькие порой появляются.

Вот на Максима Горького, 127, открылся Музей Самарского отделения Русского географического общества. Сами организаторы скромно называют его «сезонным проектом», но расположение – в двух кварталах от речного вокзала, туристических ворот города, на набережной – самарской жемчужине, которой гордятся все, вне зависимости от возраста, пола и вероисповедания, – обещает ему яркое будущее.

Говорят, что областное отделение Русского географического общества существует довольно давно, чуть ли не с самого его возрождения в 2009-м, когда президентом РГО стал министр обороны Шойгу, а председателем попечительского общества – президент Путин, но, честно, о нем мало кто слышал, пока у руля не встал ректор Самарского экономического университета Габибулла Хасаев.

Чем станет РГО для Самары, сказать сложно: для большинства общество ассоциируется с географическими открытиями, путешествиями. Пржевальский/Миклухо-Маклай/Крузенштерн с Беллинсгаузеном. Паганель. Откуда в Самарской губернии земли Санникова? Разве что зеленые человечки и «центр силы» в Жигулевских горах. Наверное, будут заниматься просветительскими программами, улучшением географического образования. Хотя и путешественники среди наших земляков имеются. Например, тольяттинский врач-психотерапевт Артур Чубаркин, покоривший Арктику и Антарктику. Так что музей – в тренде развития Самарского отделения РГО.

У истоков музея – журналистка Ольга Христенко, пресс-секретарь отделения РГО на общественных началах. В свой законный отпуск она вместо того, чтобы ехать в горы, на море или в деревню, взялась за выставочный проект. Выклянчила у подруги пустующее помещение, которое та готовила к продаже: «Ты ведь его хочешь продать? А вдруг кто-то зайдет и обратит внимание именно как покупатель или скажет кому-то. Случай есть случай».

Весь проект занял месяц. Две недели – звонки и договоренности, и за неполных две недели отпуска – результат.

Ольга Христенко:

Я же не просто так взяла и собрала какую-то посуду, лоскуты и картины. Нет, у меня была идея. Хотя я родилась не в Самаре и много лет жила не в старом городе, я патриот старого города. Сейчас я живу в доме 1880 года с сохранившимся паркетом, лепниной. В этом доме жил один из братьев Сурошниковых, а дом является памятником истории и культуры. Скромный, неброский купеческий особняк, но в его гостиной – об этом существует соответствующая запись в реестре памятников – состоялось первое заседание правительства КОМУЧа. И для меня вот эта старая Самара – живая абсолютно. Мне хотелось кусок этой живой старой Самары воссоздать. А одна из миссий Географического общества – как раз пробуждение интереса к родной истории, культуре. Цель абсолютно реальная, благая и без всякого пафоса.

Этот кусочек живой Самары должен был стать не самоцелью, а своеобразным местом встречи тех, кому родная история небезразлична. Разговоры о самарской культуре, самарском гостеприимстве ведутся здесь за хлебосольным самарским столом (о самарской кухне говорить невозможно – ее нет, а есть стол, на котором смешались русские, татарские, мордовские, еврейские традиции).

Самару и до революции звали Ерушалаимом-на-Волге за то, что на нашей земле издревле в добром соседстве жили представители разных национальностей. Изучение народных традиций тоже вполне соответствует задачам РГО, при котором с 1845 года работала этнографическая комиссия. География и этнография нераздельны.

У музея и слоган вполне соответствующий: «Чай по-купечески и кофе по-дворянски». В Самаре определенное время была такая тенденция, когда распространились кофейни, чайные, восточные церемонии. В дореволюционных границах Самарской губернии существовала масса чайных церемоний, они и сейчас сохранились в местах компактного проживания различных национальностей: самарские казахи пьют чай по-своему, самарские башкиры – по-своему.

Когда готовились к выставке, нужна была не только предметная наполненность, но и теоретическая. Хорошо, что о чае, который пили до революции и вообще в России, и конкретно в Самаре, к счастью, остались и воспоминания, и документальные свидетельства. С помощью Александра Завального перелопатили кучу дореволюционных газет. Нашли коробки, в которых чай продавался в Самаре на рубеже XIX–XX веков.

До революции богатые купцы пили настоящий черный чай. Но купцы были разные, и даже старообрядцы воспринимали чай по-разному. «Чай проклят на трех соборах, кофе и табак – на семи» – известная поговорка. Поэтому чай до революции даже в купеческих семьях пили не привычный нам черный, а так называемый кипрейский – это трава, иван-чай.

Первую экспозицию собрали без единого рубля, на личных договоренностях и подарках. Еще один благотворный эффект маленького музея: он дал шанс проявить себя дарителям и меценатам. Впрочем, местное отделение РГО возглавляет самый грамотный экономист Самарской области, так что деньги вскорости должны быть.

На презентацию музея пришли сотрудники государственных и муниципальных музеев. Их постеснялись приглашать – «в такую-то бедность», а они прочитали, что будет открытие, позвонили и попросили разрешения прийти: «А что же вы нам заранее не сказали? Мы из своих запасников дали бы вам экспонаты». Могут получиться интересные совместные проекты.

Теперь счет богато украшенных антикварной утварью столов хотят увеличить с двух хотя бы до семи и устроить кулинарную школу народов Самарской губернии. Они сейчас очень популярны, кулинарные школы.

Помещение в музее – трехуровневое. В подвале – место для квестов, самой распространенной в настоящее время молодежной забавы, на первом этаже – собственно экспозиция, а на втором – театрально-концертная площадка. На презентации выступала Altera musica Ольги Островской, есть предложения по прокату спектаклей историко-культурной тематики, чтению лекций и проведению творческих встреч.

Музею нет и двух месяцев, а музей уже атакуют единичные посетители.

Ольга Христенко:

Я вообще была удивлена, что это вызвало такой оживленный интерес. Новость распространилась, начались звонки, особенно в выходные. Мы изначально рассчитывали на организованные экскурсии, сотрудничество с туристическими компаниями, и они уже проявляют искренний интерес. Но стали приходить частные посетители, желающие попасть в музей. Это смешно, но когда я что-то им рассказываю, ожидаю услышать, что это неинтересно, я ведь не профессиональный экскурсовод и говорю лишь о том, что интересно мне самой…

***

Говорят, что помещение на Горького – временное и музей переедет в корпус экономического университета на Советской Армии, но это для него – смерть: организованные группы пионеров с учительницей и краеведы способны убить любую идею.

Но и РГО – организация авторитетная, и Габибулла Рабаданович тож. Найдут помещение. Сколько купеческих домов в Самаре. Вот, например, особняк Хейфица – представителя чайной империи Высоцкого в дореволюционной Самаре и по совместительству деда Аннеты Яковлевны Басс – на Венцека. Чай – традиции – гостеприимство – чем не вариант?

71e6cae51bb0ce9fd96fc41e8cfc9c4b

Виктор Долонько, Юлия Авдеева

Фото Александра Сорокина

Опубликовано в издании «Свежая газета. Культура», № 24 (102) за 2016 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *