СамАрт: 86-й театральный сезон, полет нормальный

g7ouubbezne

Новый театральный год начался. Серьезных перемен в театре «СамАрт» в этом сезоне не произойдет, не планируется. И всё же.

Двадцатилетие спектакля «Бумбараш» – в апреле. Это событие знаковое, именно с этим спектаклем ассоциируется рождение СамАрта в том качестве, в котором мы его знаем: это театр, не боящийся экспериментов, яркий, интересный, иногда провокационный, живой.

В конце сезона театр выпустит премьеру «Пер Гюнт» в постановке Артема Устинова. Эскиз спектакля был показан в позапрошлом году на лаборатории молодой режиссуры. И сама лаборатория в этом году, кстати, тоже отметит свой юбилей – десять лет – и пройдет в непривычном формате.

Ближе к новому году состоятся премьеры «Мэри Поппинс» в постановке Александра Мальцева и «Сказок Пушкина», которые поставит Татьяна Наумова, одна из праудинских учениц.

В коллектив влились молодые актеры Сергей Бережной и Ярослав Тимофеев – выпускники Саратовской государственной консерватории имени Собинова.

Но в этом сезоне зритель не увидит ни премьеры чеховского «Иванова» в постановке Анатолия Праудина (спектакль уже готов и законсервирован, поскольку рассчитан на новую большую сцену, декорации так велики, что ни на какую другую площадку не встанут); ни «Горя от ума» в постановке Александра Кузина – они также готовятся для нового театрального дома.

***

Да, театр ждет, готовится к переезду.

Ждут и самарские зрители, поглядывают на выросшее из-за строительного забора здание, облицованное специальными композитными панелями вентилируемого фасада и так на первый взгляд непохожее на театральное. Несмотря на появляющиеся в исторической части города конструкции из стекла и металла, оно все равно выделяется: никаких вам колонн, виньеток, лепнины, хотя, если задуматься, с архитектурой бывшего кинотеатра «Тимуровец» в конфликт не вступает.

Вообще в Самаре, да и в Тольятти, практически все театры находятся в бывших кинотеатрах и клубах, большей частью приспособленных под новые задачи. Только академический театр драмы живет в здании, построенном специально для нужд театра в 1888 году.

И вот спустя 128 лет не перестраивается, а строится второй в Самарской области стационарный театр. Это на самом деле событие.

Значительная часть помещений уже готова к работе. Женские гримуборные на первом этаже, мужские – на третьем. В каждой – душевая кабина, туалетные комнаты, предусмотрен монитор, чтобы актеры могли наблюдать за происходящим на сцене или в фойе. Гримуборные оснащены светильниками, которые позволяют глазам не напрягаться.

Готовы мастерские для художников-декораторов, очень просторные. Декорации прямо из мастерских будут доставляться на грузовом лифте к сцене. Двери – нет, ворота! – лифта впечатляют размерами.

b4i3z5k6sdm

В преддверии открытия 86-го сезона директор театра Сергей Соколов провел нас с коллегой-фотожурналистом по коридорам, залам, подсобным помещениям. Мы спустились на нижние этажи (блеснули от фотовспышки никелированные вешалки, еще не знающие тяжести пальто), побродили по пустынному фойе первого этажа и кассовому залу, зашли в зрительный зал и поднялись на самый верх нового здания.

Многое уже сделано, коридоры закулисья выглядят завершенными. Оформление в стиле лофт со свойственной для него имитацией кирпичной стены, проступающей сквозь штукатурку.

«Вот наш мозговой центр, Людмилы Каминской и помощников режиссера, – комментирует Сергей Филиппович, открывая одну из комнат первого этажа, – отсюда будут отдаваться команды по ведению спектакля».

Двери-купе – легкие, благородного серого цвета – бесшумно отъезжают в сторону. Да, все готово, чисто, светло, не хватает стола, мигающих лампочек, пультов и микрофонов.

Поднимаемся на следующий этаж. Лестница металлическая, спиральная, в сопровождении множества маленьких белых шариков – светильников. Шарики уходят верх, верх, кажется, повисают в воздухе.

Второй этаж полностью отдан техническим службам. Здесь будут работать монтировщики, осветители, радисты. Здесь же находится подъемник для костюмов и декораций. Многочисленные комнаты для специалистов. Пока все выходы на сцену закрыты, но в дневное время работает освещение. В некоторых помещениях заканчиваются отделочные работы.

imfqntvawgm

Фойе второго этажа. Как бы это описать… Оформление в стиле хай-тек? А может, индустриальный стиль, ставший довольно модным в недавнее время? Колонны задрапированы металлическими экранами в мелкую сетку, цвет плитки на полу – имитация медных пластин. Верхние светильники точечные и в виде треков. Лифт для тех, кто испытывает трудности при подъеме. И, наконец, стеклянная стена, имитирующая множество крупногабаритных экранов.

Где-то я все это видела – этот округлый поворот, серебристый цвет стен… сейчас пока темно, но вот уже скоро побегут светящиеся дорожки огней, треки под потолком и сами колонны заиграют мерцающим светом. Ну конечно – в фильме «Солярис», и в «Гостье из будущего», и в «Москва – Кассиопея»!

Новый театр – это космический корабль. А каким же еще может быть СамАрт? Даже в буфете вместо люстры – огромные круглые металлические каркасы. Вскоре каждый из каркасов закроют выпуклым стеклянным куполом – и засветятся летающие тарелки.

На стенах фойе второго и третьего этажей уже обозначено местоположение и настоящих огромных экранов. На них будут транслироваться анонсы спектаклей СамАрта и других театров области. Там же будут представлены портреты артистов и сведения о них, кроме того, информация о выставках, концертах – словом, всё о культуре и искусстве.

Идея говорящих стен принадлежит Юрию Харикову. Художник сотрудничает с СамАртом на протяжении долгих лет, он автор сценографии многих спектаклей. Стены-экраны предусмотрены в фойе второго и третьего этажей.

***

А что же зрительный зал? Сцена? Каковы цвет стен и мягкость кресел, имеется ли огромная хрустальная люстра под потолком?

Сначала о дизайне.

Кто видел «Гамлета» в постановке Праудина – тот поймет. Покрытый ржавчиной металл вызывает ассоциации со временем под названием «постапокалипсис», у моего коллеги возникли ассоциации со средневековьем, еще варианты – заброшенная фабрика, стройплощадка, словом, что-то провокационное, дерзкое, но вполне завершенное.

Спрашиваю: «А как вы согласились на столь смелое решение, не было ли соблазна пойти традиционным путем?»

«Помню, как еще во время строительства мы зашли сюда с Адольфом Яковлевичем Шапиро, в эти голые кирпичные стены, он посмотрел и сказал: «А хорошо бы так и оставить». Можно было бы пойти и таким путем, – говорит Сергей Филиппович, – театр молодежный, современный, и мы думали над нетривиальным дизайном. Юрий Федорович Хариков предложил использовать имитацию ржавчины. Решение резкое, дерзкое, но даже людям консервативно настроенным оно по душе».

В новом зале вы не увидите привычного золота, канделябров – словом, театр, действительно непохожий на все остальные.

Балконы-галереи, опоясывающие зал, вовсе не предназначены для зрителей. Признаюсь, я с сомнением рассматривала их: а будет ли с них что-то видно?

«Нет, это тоже часть игрового пространства», – прервал ход моих мыслей директор.

Сейчас, когда все готово, представить, как зал будет выглядеть во время открытия, все равно невозможно. Как в хорошем спектакле, важную роль будет играть свет. Стены зала – интерактивные, покрытые по периметру светодиодными полотнами с крупным зерном. А это значит, что при желании стены могут окраситься в алый или черный цвета, а может – зеленый или цвет припыленной розы. Новое оборудование позволит дублировать действие, происходящее на сцене, или транслировать текст.

Важно, что новая сцена может трансформироваться под любой спектакль. Часть пространства с легкостью превращается в маленький черный кабинет, здесь могут встать и самые громоздкие спектакли, и, вполне возможно, новое пространство покажется интересным цирку Дю Солей. В зале смонтировано оборудование, которое позволит артистам спускаться с высоты третьего этажа.

Но пока не установлена подстанция – сердце нового здания, – сложнейшие механизмы запустить невозможно.

Сергей Филиппов, министр культуры Самарской области:

– Строительство СамАрта идет в плановом порядке. Задачи, стоящие перед театром, сложные, и соответственно этой сложности – требования, которые мы предъявляем строителям. Уже в 2017 году мы увидим спектакли на новой сцене. И фестиваль «Золотая Репка» пройдет на ней.

Не хотелось бы раскрывать всех секретов и возможностей нового театра. Но все же. Сцена 11 метров глубиной может быть при необходимости увеличена за счет окружающего пространства до 16 метров. Вращающийся круг на сцене может работать при нагрузке в 20 тонн. Подвижная платформа может использоваться как оркестровая яма или помост для подъема и спуска персонажей или декораций.

В зрительном зале, рассчитанном на 400 посадочных мест, пятнадцать рядов кресел-блитчеров. Телескопические кресла выдвигаются все сразу и по отдельности, а могут быть совсем убраны, освободив тем самым огромное пространство, например, для установки оформления одновременно трех спектаклей; соответственно, новое здание театра – это уникальный фестивальный центр. Зал-трансформер с огромными возможностями, которые артисты и режиссеры, надеемся, совсем скоро начнут для себя открывать.

Татьяна БОГОМОЛОВА

Фото Антона СЕНЬКО

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета»,

№ 15-16 (103-104) за 2016 год (сентябрь)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *