Места: , ,

Культурная революция, моббинг и безграничный свет

26 декабря 2018

Амитофо… Это такое священное слово в одном из направлений китайского и корейского буддизма.

Гид, сопровождающий нас по городу Тумэнь, что находится на севере Китая, не смог объяснить, что оно означает. Оно означает «безграничный свет». От санскр. अमिताभ, Amitābha. Монахи из монастыря Хуа Янь начинают светиться, если приветствовать их этим словом.

Хочется задать им какой-нибудь вопрос типа «В чем смысл прихода Бодхикармы с Востока?» и в качестве ответа получить традиционный для китайского чань-буддизма просветляющий удар посохом по голове. Когда монах из монастыря Хуа Янь видит гостя, он улыбается так, как будто пред ним какая-то удивительно красивая сказка. Если получить удар по голове от такого человека, то точно можно просветлеть. Но монахи не понимают ни по-русски, ни по-английски, поэтому задать вопрос не получается. Кроме того, они представители не чань, а другого направления буддизма, получившего название «Чистая Земля». И по головам они никогда не стучали. По крайней мере, история об этом не знает.

От прочих буддийских школ направление «Чистая Земля» отличается тем, что освобождение от сансары в ней достигалось не собственными силами, а благодаря спасительной силе другого — Будды Амитабхи. Ее поэтому и называли «школой сил другого», в отличие от прочих школ — школ «собственных сил».

Амита́бха, или Амита́ Будда, — самая почитаемая фигура в этой школе. Считается, что он обладает множеством достойных качеств: поясняет универсальный закон бытия и принимает под свое покровительство всех, искренне взывавших к нему, вне зависимости от их происхождения, положения или добродетелей.

В китайской традиции Амита Будда известен под именем Амито Фо. Он и есть безграничный свет. Причем как мудрости, так и милости.

Покровительствует он, конечно же, на пути к обретению просветления и освобождения от кармы, без которой жизнь в этом мире становится невозможной. Чтобы здесь родиться, нужно хоть какую-то карму иметь. Если ее нет, то и делать в этом мире нечего. Китайские миряне тут чего-то недопоняли и ходят к Будде загадывать желания и нас, гостей, этому пытаются учить. Желания простые: богатство, здоровье, любимый, дети, учеба. Продавщица в монастырской лавке показывает имеющееся в продаже великое многообразие изображений Будды и авторитетно рассказывает нам, какая статуэтка от чего помогает и как ее применять.

Все выглядит так, как будто четыре благородные истины, составляющие основу учения Гаутамы Шакьямуни (Будды), не доведены до сведения современных китайцев, посещающих его храмы. В результате они ищут помощи в утолении своих желаний у Просветленного, который две с половиной тысячи лет назад, сидя под деревом Бодхи, осознал, что корень страданий живых существ в цеплянии за иллюзии, порождаемые неведением (авидьей) истинной природы вещей, и желании ими обладать.

Сопротивление жизни и стремление удержать некие формы и является причиной страдания. Тот, кто поддерживает привязанность к форме (будь то вещи, явления, люди или мысли) в мире, который непрерывно находится в состоянии изменения, тот неизбежно страдает. Это и есть вторая благородная истина. Первая же сводится к тому, что где бы ни находились живые существа, в какой бы форме ни пребывали, грубой или тонкой, видимой или невидимой, их жизнь неизбежно сопровождают страдания (дукха).

Третья благородная истина о возможности прекращения страдания связывает ее с преодолением иллюзии своей отдельности и постоянным переживанием единства всего сущего и погружения в состояние ниббаны. Ну, а четвертая истина определяет путь достижения этого состояния. Правильное воззрение, правильное намерение, правильная речь, правильные действия, правильные средства к жизни, правильное усилие, правильная осознанность и правильное сосредоточение. То есть восьмеричный путь.

Монахи смотрят на алчущих мирян и улыбаются им как самым восхитительным созданиям во Вселенной. Они и вправду такие милые, эти китайцы. Трудолюбивые, активные, умелые, наделенные чувством юмора, сплоченные, тактичные, просят Будду помочь им разбогатеть. Сознание Будды же остается невозмутимым, но не безразличным. Все происходит так, как происходит, однако тишина в монастыре Хуа Янь проникнута светом невероятной милости и сострадания ко всем существам, обитающим во всех измерениях сансары.

***

Скоро, совсем скоро, то есть уже к 2020-му году, у китайских мирян появится еще одно желание. Они остро начнут испытывать потребность повысить свой социальный рейтинг.
Правительство Китая активно развивает электронную систему оценки граждан (Social Credit Score — SCS) по различным параметрам и к 20-му году планирует развернуть ее по всей стране. Каждому гражданину будут присвоены идентификационный номер и виртуальные 1000 баллов. Затем при помощи технологии Big Data информация о каждом китайском гражданине автоматически начнет стягиваться в единый информационный центр, где искусственный интеллект будет присваивать или отнимать у него баллы в соответствии с инструкциями, вложенными в него правительством. Для сбора информации о поведении граждан будет задействовано максимальное количество каналов. Соцсети, камеры слежения, кредитные учреждения, магазины, полиция, соседи, коллеги по работе…

Как написано в проекте, главная задача системы — «позволить благонадежным гражданам ходить там, где вздумается, и не дать дискредитированным ступить ни шагу». При этом оценка человека будет проходить по пяти категориям: социальные связи, потребительское поведение, надежность, благосостояние и следование правилам. В сентябре этого года правительство КНР опубликовало уточненный перечень санкций, которым будут подвергаться обладатели низких рейтингов:

  • запрет на работу в госучреждениях;
  • отказ в соцобеспечении;
  • особо тщательный досмотр на таможне;
  • запрет на занятие руководящих должностей в пищевой и фармацевтической промышленности;
  • отказ в авиабилетах и спальном месте в ночных поездах;
  • отказ в местах в люксовых гостиницах и ресторанах;
  • запрет на обучение детей в дорогих частных школах.

Так что скоро миряне будут вынуждены просить у Будды повышения их социального рейтинга, потому что если он низкий, то жизнь в Китае превратится для них в мучение. Продавцам в монастырских лавках придется решать вопрос о том, какая же статуэтка Будды или его изображение способствует повышению статуса.

***

Что-то подобное пытались в Китае сделать и раньше. Еще во времена «культурной революции» (1966–1976) правительство Китайской Народной Республики пыталось наладить систему личных дел граждан «дан-ань». В каждой папке «дан-ань» хранились физические данные, фото, послужной список, характеристики от начальников и товарищей, отчеты об успеваемости и правонарушениях, членство в клубах и общественных организациях…

Все это хранится в бумажном виде в государственных архивах — областных и центральном. Но возможности использования этой системы для оперативного управления поведением граждан были весьма ограничены вследствие ее громоздкости. Электронная система, оснащенная искусственным интеллектом и технологией Big Data, будет денно и нощно контролировать поведение граждан в автоматическом режиме.

Кстати, именно культурная революция, официально призывающая китайцев уничтожить «старые идеи, старые обычаи, старую культуру и старые привычки», отлучила китайский народ от великого наследия прошлого. Вместе с этим ушла и необходимость поддерживать пламень в священных тиглях, где выплавлялась культура, овеянная трансцендентными источниками сил, преодолевающих естественно нарастающий во Вселенной хаос.

Все началось в мае 1966 года в Пекине. К этому времени Мао Цзедун вследствие провала его программы «Большой скачок» находился в крайне невыгодной ситуации. Неумелое руководство и нелепые решения возглавляемой им партии привели страну к массовому голоду и гибели более 37 млн человек. Это повлекло разочарование широких слоев населения в его идеях, и «великий кормчий» китайского народа рисковал быть оттесненным своими политическими соперниками на второй план.

И вот в конце мая 1966 года студенты обычной средней школы при университете Цинхуа оглашают специальный «Манифест», в котором они клянутся защищать великого вождя Председателя Мао, и заявляют о готовности не задумываясь отдать за него последнюю каплю крови. После этого на стенах университета студенты-активисты размещают дацзыбао — стенгазеты, восхвалявшие Мао Цзедуна и обвинявшие руководство их университетов в ревизионизме. Спустя три месяца значительно увеличившаяся по численности группа студентов, получившая название «хунвейбины», вышла на площадь Тяньаньмэнь, чтобы получить благословение великого кормчего. Мао Цзедун появился перед толпой преданной ему молодежи и заявил, что он решительно их поддерживает, призывает провести «культурную революцию» и очистить Китай от затянувшегося феодального, буржуазного и империалистического влияния. Хунвейбины набросились на всех, кто, по их мнению, был носителем старых идей, старых привычек, старой культуры, старых обычаев.

Уже в августе 1967 года все пекинские газеты начали называть тех, кто выступал против политики Мао, «шныряющими по улицам крысами» и открыто призывали к их убийству. При этом арестовывать хунвейбинов (борцов с антимаоистами) запрещалось.

Банды хунвейбинов нещадно расправлялись с врагами режима. Они издевались над людьми, врывались в их дома, разжигали массовые междоусобицы, уничтожали все, что хоть как-то могло напомнить о старой культуре. Количество жертв этих банд исчислялось миллионами людей. Многих намеренно доводили до самоубийства. Совершенно понятно, что оказаться виноватым в «преступной» приверженности старым идеям, привычкам, культуре, обычаям мог каждый. Даже в самой инновационной деятельности человек ищет опору на культурно-исторический опыт сообщества, к которому принадлежит. Объявленные цели «культурной революции» помещали китайский народ в извращенную, вывернутую наизнанку реальность, в которой человек оказывался виноватым в том, чего не делать он не мог.

Через некоторое время страну захлестнула волна каннибализма, которая поддерживалась правящим аппаратом «сверху». Так называемые «банкеты плоти» проводились лидерами-коммунистами. На них они призывали убивать межклассовых врагов и недругов страны, а затем съедать их сырые или приготовленные почки, печень, сердца и иные части.

До сих пор неизвестно, являлись ли пекинские события, начавшиеся со студенческих стенгазет и травли университетских преподавателей, хорошо спланированной акцией или это были события, вызванные стихийными процессами, которые поддержал Мао Цзедун, умело направив их в выгодное для себя русло.

***

Вне зависимости от сценария развития событий, культурная революция включает в себя моббинг и буллинг. Слово «моббинг» происходит от английского to mob — грубить, нападать стаей, травить. В упрощенном понимании, начиная с 80-х годов моббингом называется явление, когда коллектив или его часть ополчается на одного или нескольких своих членов с целью их изгнания. Буллинг (от англ. bully — хулиган, драчун, насильник) — психологический террор, избиение, травля одного человека другим.

Моббинг и буллинг имеют генетическую основу и широко распространены в животном мире. В биологии под моббингом понимается демонстративное действие животных или птиц против возможного врага преимущественно другого вида.

Homo Sapiens использует моббинг и буллинг во внутривидовой борьбе и направляет их преимущественно на представителей своего вида, а в случае культурной революции — на своих соотечественников. Речь идет о создании ситуации, при которой было бы возможно результативное манипулирование людьми с целью осуществления групповой травли любого соотечественника, который по тем или иным причинам оказался в немилости самого манипулятора. Причем манипулятор может быть представлен не одним кукловодом, а целой группой независимых лиц, находящихся на разных уровнях социальной иерархии, но интуитивно действующих согласованно.

Студент, испытывающий неприязнь к преподавателю, и великий кормчий могут, не сговариваясь подыгрывать друг другу в этой дьявольской затее. Для преодоления естественных и культурных запретов на внутривидовую агрессию они должны создать извращенную реальность, в которой преследуемый должен быть в чем-то виноват. Это дает право на осуществление насилия по отношению к жертве. Манипулятору, стремящемуся к полному контролю над своим окружением, удобнее всего извратить реальность таким образом, чтобы виноватым мог оказаться любой. Поэтому следует обвинять потенциальных жертв моббинга в проявлениях, которые не проявляться не могут. Разумеется, такого рода извращения реальности животным недоступны.

К настоящему времени имеется множество теоретических и эмпирических результатов исследования моббинга. В частности, установлено, что он контролируется иерархическими структурами в социальной группе и в особенности — авторитетным лидером группы. Замечено, что психический насильник, разрушив жизнь своей жертвы, как правило, не успокаивается, а находит себе новую жертву.

Впервые буллеры попали в поле зрения клинических психологов в США в 80-е годы, когда их кабинеты наполнились людьми, страдающими депрессиями, вызванными психологическими травмами, полученными в результате травли, которой они подвергались в рабочих или школьных коллективах. Оказалось, что по своим личностным характеристикам буллеры и инициаторы моббинга схожи с серийными убийцами, исследованием психологии которых в это же время занималось ФБР. В результате совместных усилий клинических психологов, криминалистов и виктимологов этот тип личности был идентифицирован и получил название «перверзный нарцисс».

В принятых на сегодняшний день классификациях болезней такой нозологической единицы нет. Наиболее близкой является нарциссическое расстройство личности. Согласно американской классификации — Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам 4-го издания, — данное расстройство, кроме соответствия общим критериям расстройства личности, проявляется всеобъемлющей напыщенностью (в фантазиях и поведении), потребностью в восторженном отношении и недостатком эмпатии, что можно заметить, начиная с раннего юношеского возраста, в различном контексте по пяти или более из следующих признаков:

  • Грандиозное самомнение.
  • Поглощенность фантазиями о неограниченном успехе, власти, великолепии, красоте или идеальной любви.
  • Вера в свою «исключительность», вера в то, что должен дружить и может быть понят лишь себе подобными «исключительными» или занимающими высокое положение людьми.
  • Нуждается в чрезмерном восхвалении.
  • Ощущает, что имеет какие-то особые права.
  • Использует других для достижения собственных целей.
  • Не умеет сочувствовать.
  • Часто завидует другим и верит, что другие завидуют ему.
  • Демонстрирует высокомерное, надменное поведение или отношение.

***

Когда перверзные (pervertere (лат.) — перевернуть, вывернуть, извратить) взаимодействуют с другими, они блокируют любое действие в отношении их самих, создавая, таким образом, ситуацию, в которой они становятся единственными субъектами действия. Их единственно возможный способ существования есть деструктивность через психологический контроль.

На сегодняшний день в Китае официально оценивают действия Мао как правые на 70 % и провальные на 30 %. Это означает, что перверзные нарциссы остаются незамеченными в этой стране и в любой момент, руководствуясь интуицией, могут образовать сеть для осуществления травли неугодных и контроля над своим окружением. Будучи вооруженными технологией Big Data и искусственным интеллектом, они могут организовать электронный моббинг в национальном масштабе.

На сегодняшний день не существует сколь-нибудь внятных представлений о причинах развития перверзного нарциссизма. Кто-то связывает возникновение этого нарушения с некоторыми психотравмирующими обстоятельствами детства, кто-то видит вклад наследственного фактора в развитие этого состояния. Этой проблемой занимаются психологи, существуют клиники, специализирующиеся на лечении жертв моббинга, консультационные центры, в которых людям помогают выходить из кризисных состояний.

Сознание Будды воспринимает преследователя с не меньшим сочувствием, чем его жертву. Попытка считать себя чем-то совсем отдельным от всего, в том числе и от своей жертвы, является следствием глубокой омраченности и источником невероятных страданий.

У Амита Фо на земле есть аватар. Это панчен-лама — «великий ученый» (от санскритского paṇḍit — пандит, ученый и тибетского chen — великий).

С его последней реинкарнацией случилась печальная история. Далай-лама XIV и высшие тибетские иерархи признают в качестве последнего перерождения панчен-ламы Гедуна Чокьи Ньиму. Его по всем канонам распознал далай-лама XIV. Вскоре после этого военные из КНР куда-то увезли нового панчен-ламу и его семью. Что с ними произошло дальше, неизвестно. С 1995 года Гедун Чокьи Ньима и его семья считаются пропавшим без вести. Вместо него правительство КНР объявило панчен-ламой Гьялцэна Норбу.

Монастырь Хуа Янь показывает путь к убежищу в душе. Монахи не пытаются спорить и «наукать» мирян, они не осуждают ни правительство, ни китайский народ.

В монастыре покой и незримое присутствие безграничного света.

Амито Фо.

За редким исключением, большинству моих соотечественников, путешествующих по северному Китаю, нравится, что сегодня здесь происходит.

Стремительно растут новые города, хорошие дороги, скоростные поезда, много хороших машин, сплоченный трудолюбивый и, в общем, добрый и симпатичный народ… Вечерами выходят в парки, включают музыку и танцуют. Не потому, что «прет», а потому, что для здоровья полезно. Поэтому есть отличная от нуля вероятность, что русские тоже захотят «перенять опыт» и внедрить у себя что-то вроде единой электронной централизованной системы социального рейтинга. ЕЭЦССР — неплохо звучит.

«Безразлично, кто от кого в бегах: ни пространство, ни время для нас не сводня, и к тому, как мы будем всегда, в веках, лучше привыкнуть уже сегодня» (Иосиф Бродский).

Вадим РЯБИКОВ
Психолог, путешественник, музыкант. Директор Института Развития Личности «Синхронисити 8».

Фото предоставлены автором

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 13 декабря 2018 года,
№№ 19-20 (148-149)

Aviasales

  • 16
    Shares

Оставьте комментарий