Мнения: , ,

Зачем искусство?

22 февраля 2015

11-1_Волга. Ноль

Елена Богатырева о неслучайности аббревиатуры «совриск». Возможно, первая попытка анализа происходящего на Фабрике-кухне.

Проект Средневолжского ГЦСИ «Волга. Ноль» запланирован как весенняя и осенняя сессии персональных выставок современных самарских художников, при этом только весенний показ включает в себя 17 имен. Проект развивает «традиции» Contemporary Art, которые сложились именно в Самарском регионе, здесь читается почерк кураторов Ширяевской биеннале и прочих крупных проектов современного искусства в Самаре.

Первое, что нужно заметить: кураторы задумали не просто серию стационарных выставок самарских художников. Проект растянут во времени, и художники имеют возможность присмотреться друг к другу и учесть опыт коллег в новом экспозиционном пространстве. С другой стороны, каждая выставка ограничена по времени: два часа живого показа требуют от зрителя максимального включения в происходящее. Во всех анонсах кураторы проекта предупреждают: одеваться потеплее, поскольку в залах нет отопления. Нет на открытии выставок и угощения, привычного уже для завсегдатаев вернисажей. Сам проект делается без какого-либо финансирования, исключительно на энтузиазме художников и организаторов. Что же здесь происходит, что привлекает сюда художника и зрителя?

Самим художникам кураторы предложили в очередной раз поэкспериментировать со средой, в качестве которой выбраны два зала фабрики-кухни. В предлагаемых обстоятельствах художник вступает в диалог с интерьером, преодолевая упругость, сопротивление пространства. Зритель видит не просто инсталляции или проекции видео, но и само пространство, которое становится не только естественной рамкой разыгрываемого визуального представления, но и объектом искусства.

От выставки к выставке наблюдаешь эволюцию экспозиционных ходов. Причем значение художественного высказывания не сводится к демонстрации работ: выстраивается общее поле видения самого искусства. Не давая скучать и поражая свободой художественной игры, художник вместе с куратором проводит зрителя через рамку нового для него опыта, ведя к тому ключевому переживанию, которое и отвечает нетривиально на вопрос: «Зачем искусство?».

Евгений Бугаев представляет тот тип художника, который не думает о том, чтобы быть модным, цепляя, тем не менее, цельностью замысла и внутренним движением образа. Вот и в представленной экспозиции Евгений предложил путь в экстатическую точку зрения вневременного эйдоса.

Анастасия Альбокринова конструирует свои визуальные композиции, свободно работая с границами нашего коллективного бессознательного, смешивая зачастую концепты различных художественных языков. Она попыталась проявить вытесненное на периферию нашего сознания забытое другое, обнаружить область персонального и национального мифа как место интимного сообщения души с миром.

Нынешнее художественное образование только осваивает технологии новых медиа, в основном в области дизайна, тогда как современные художники ими уже свободно владеют. Олег Елагин тому пример. Виртуозно играя с различными медиасредами, он выходит на уровень лепки новых медиаформ, что требует достаточно тонкой и точной работы с нашими визуальными привычками и грамотного использования новых технологий.

Сергей Баландин, известный самарской публике своими шокирующими эстетскими акциями, имея в качестве базового гуманитарное (не художественное) образование, тем не менее предлагает зрителю именно художественное видение искусства, открытое таинству личностного опыта. Безошибочно владея инструментом перформанса, не сваливаясь в «социалку», Сергей вскрывает невидимые иначе, чем через искусство, но важные для самосознания человека пласты его психики, влияющие на его отношение к миру и самому себе.

Современное искусство, безусловно, привлекает людей исследовательского толка, открытых новому опыту, которым есть куда отправиться в своих поисках и что сказать о своих далеко не внешних путешествиях. Эти художники не боятся «отцепиться» от ремесла и часто уходят из системы госзаказов, от понятия вложенного труда. Все, что есть у них, – это, прежде всего, увлеченность тем, что они делают, и background из немногих друзей, которые все еще размышляют об искусстве политическому быту вопреки и находят во всем этом еще и самих себя. Не мало, но и не много, как смотреть.

Проект – безусловная удача кураторского тандема Нели Коржовой и Константина Зацепина. Интуиция художника, знания и обширный кураторский опыт первой, работоспособность и интеллектуальная одаренность второго, характерная для обоих одержимость общим делом способствуют созданию того необходимого драйва события, который отличает живую ситуацию в искусстве от искусственных попыток реанимации его социальной и гуманитарной значимости.

Так что ответ на вопрос «зачем искусство?» лежит на поверхности и объясняет, почему люди приходят в мороз посмотреть работы.

Современное искусство – огромное поле различных практик, в число которых входит и намерение постоянно обнулять ситуацию там, где вроде что-то стало понятно и в общем доступе. В этом плане кураторы нового проекта вполне «традиционны», предлагают непривычную для художника и зрителя коммуникацию.

Но «совриск» не случайно обрел такую аббревиатуру: кто не рискует, тому не открывается. И пока есть вдумчивое вторжение художника на территорию наших стереотипов и образов, будет и разговор о главном: зачем искусство и зачем мы.

Елена Богатырева

Кандидат философских наук, доцент СГАУ.

Фото перформанса Анастасии Альбокриновой предоставлено Нели Коржовой.

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета» № 3(70) за 2015 год

Aviasales

Оставьте комментарий