Мнения: ,

Волга. Художник. Пространство

11 декабря 2016

anton-valans_9098 

Средневолжский филиал Государственного музейно-выставочного центра РОСИЗО с октября 2016-го по март 2017 года представляет в Музее Алабина программу «ВОЛГА. НОЛЬ».

В свой первый сезон до проведения реставрационных работ на Фабрике-кухне программа персональных выставок реализовывалась буквально в «полевых условиях» – расчищенных от мусора залах и так называемом «Летнем павильоне», расположенном на территории комплекса, что имело символическое значение, поскольку закрепляло новый отсчет времени памятника архитектуры – Фабрики-кухни – в качестве будущего культурного центра. Отсюда во многом и название «Волга. Ноль».

Второй сезон реализуется в куда более комфортных условиях Музея Алабина.

Проект в целом – это лаборатория художественного поиска, цель которой, по мнению руководителя программы Нели Коржовой, в том, чтобы «помочь художнику вычленить свой индивидуальный язык, а не сказать ему просто общие слова, какой он замечательный».

Этот язык предполагает работу в пространстве и с пространством. Находясь рядом с художником, отбирая работы и помогая в развеске, куратор буквально осуществляет перезагрузку наших представлений о том, что такое персональная выставка художника. Большую роль для выявления индивидуальности автора играет разработка экспозиционного кода, не только задающего движение зрителя от работы к работе, но и способствующего включению его в процесс авторского мышления. В каком-то смысле проект «Волга. Ноль» своим выбором художников и экспозиционными решениями возвращает искусство к зачастую утрачиваемому состоянию быть визуальным открытием (событием), реализуемым в качестве (и в процессе) специфического художественного опыта.

***

Остановлюсь на двух проектах. Первый – «Ветер, меняющий направление» АНТОНА ВАЛАНСА – можно расценивать как опыт художника, который исследует границы собственной художественной автономии. Имея большой опыт в области стрит-арта, Антон находит в музейном пространстве художественную свободу – личностную свободу от давления городского социума. Используя опыт стрит-арта, он буквально играет с границами картины, которая могла найти свое «продолжение» в разных направлениях, уйти на другую стену, предложить странную конфигурацию самого полотна, проступить на темном фоне стены только своими белыми пятнами или вовсе скрыться из виду.

14606300_1759894540927078_5003599857880525336_n

Интересно то, как мышление художника проявилось в организации внутреннего пространства «картины». Пульсирующая вязь двух цветов – белого и черного, теснящих и прерывающих друг друга, образующих причудливые формы, в новом развороте теряющих свою объемность, намечающих интересный разворот композиции и обращающих в оптическую иллюзию проделанный путь.

Пространство картины демонстрирует при этом свою готовность продлиться, или, точнее, утечь, в емкость новой поверхности, присоединяемой к старой как часть не открытого до конца «пазла» («Дичь»). Какие-то «пазлы» были дописаны при компоновке экспозиции, позволив оставшемуся «пустому» пространству стены уже не только восприниматься в качестве фона, но включаться как элементу до конца не определившейся в качестве образа и потому «невидимой» тотальной картины, как фрагменту, возможно, все же существующего в воображении художника образа, как если бы были обнаружены препятствия для его развертывания в реальном пространстве. И это при всей интенсивности задания «несущих», тех отдельных слов (дичь, каблук, анаграмма имени художника), которые по-своему способны (или призваны?) удерживать границы отдельной работы.

Но, видимо, фишка здесь не в привнесенном значении, а в самом визуальном событии, которое границ не знает, а пространство экспозиции и сами работы переводит в оптическую иллюзию. К примеру, в работе «Каблук» слово «каблук» предъявляет лишь свои «белые дыры», черная же вязь букв, намечая в качестве «видимого» только внутренние границы, извне сливается с фоном стены, таким вот образом перестающей быть только фоном. Угадывание слов как «ложных начал» или «границ» композиции – пожалуй, это оммаж той социальной коммуникации, из которой художник ищет выход (каблук – это еще и название ролевого поведения мужчины в отношениях с женщиной), нащупывая новые границы собственно художественной автономии.

***

Вот и оммаж абстрактному искусству ИВАНА КЛЮЧНИКОВА в проекте «Все, чего я не знаю об абстрактном искусстве» оказался той визуальной оболочкой, за которой разыгрываются события становления (и, не исключаю, каждый раз нового провала, в этом и находится импульс новому поиску) собственного индивидуального языка.

15032138_1683821441932766_7166986477646593362_n

Неля Коржова отметила, что художника интересует поиск новых композиционных решений внутри самой картины, работа с условиями ее экспонирования. Этот художественный проект отличается своей живописностью, количеством художественных цитат (действительно, он демонстрирует, что «знает» абстрактное искусство), интенсивностью исследования потенциала медиума картины в том, чтобы дать зрителю ощущение работы с пространством.

Художник сумел зацепить «нерв современности», открытой разным ветрам и смешениям своей старой и новой «истории абстракции», ищущей и не находящей нового (и не только формального) синтеза. Абстрактное искусство – слишком благодатная тема, чтобы быть исчерпанной за сто лет своего существования, здесь остается много вкусных для художника тем – работа и с цветом, и с композицией, и с линией, и с перспективой, и с выходом к новой суггестии образа.

15170933_767480936738829_3716979779437752697_n

Пока сложно сказать, сделает ли художник шаг, чтобы поднять вопрос об искусстве через призму сохранения его специфического наследия – культуры авангарда. «Зачем комментировать?» – прочтем на одной из работ художника. Не призыв ли за этим прямо смотреть на картину и находить в ней искусство как саму абстракцию? Не утрачивая способности молча разговаривать с нами, «абстракция» искусства заставляет долго, если не бесконечно, себя рассматривать, удерживая наше внимание не только своими подробностями, но и столь необходимой и обращающей нас к нам самим загадкой своего назначения.

Елена БОГАТЫРЕВА

Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в издании «Свежая газета. Культура», № 20 (108) за 2016 год

Aviasales

  • 37
    Поделились

Оставьте комментарий