Мнения: ,

Самарский модернизм нуждается в защите

31 января 2017

 

На днях с аукциона был продан бывший кинотеатр «Шипка» на улице Стара-Загора. Модернистское здание построено в начале 1970-х и уже может претендовать на статус памятника архитектуры. До сих пор в Самаре нет практики присвоения зданиям 1960–1980-х статуса объектов культурного наследия, что приводит к изменению их внешнего облика, а иногда и к утрате. Что будет с «Шипкой», пока неизвестно, но проблема охраны позднесоветского наследия с каждым годом становится все актуальней.

Без излишеств

В 1950-х в Куйбышев приехала группа выпускников Московского архитектурного института: Алексей и Галина Моргуны, Ваган Каркарьян, Юрий Храмов, Николай Красько, Алексей Герасимов, Альфред Хахалин и многие другие. Почти легендарные архитекторы, формировавшие облик Самары больше 30 лет, профессионалы, на творчество которых равнялись и равняются целые поколения молодых специалистов.

Куйбышевским модернистам пришлось непросто. Получив классическое образование, архитекторы в самом начале карьеры столкнулись с хрущевским постановлением «об устранении излишеств в проектировании и строительстве».

Виталий Стадников:

«Благодаря или вопреки борьбе с излишествами, которую бюрократия с успехом превратила в борьбу со всем неординарным, нестандартным, архитекторы мыслили себя вольнодумцами, героически несущими гуманистические ценности своего почти сакрального знания в будни огромного индустриально-рабочего организма, пытаясь в жестких рамках экономии построить пространство для реальной жизни» («Космический Куйбышев»).

За два десятилетия соцреализма связь с довоенным авангардом была окончательно утрачена, так что архитекторы ориентировались на современные мировые тенденции. Например, один из вариантов Дома Советов в Куйбышеве (здание правительства Самарской области на площади Славы) представлял собой реплику знаменитого Бостон Сити Холла – одного из самых известных примеров брутализма, а Дворец бракосочетаний на улице Молодогвардейской проектировался по типу западных модернистских храмов.

Среди наиболее интересных построек «советского модернизма» в Самаре следует отметить «Звезду» и филармонию Юрия Храмова, Дом актера Николая Красько и Вагана Каркарьяна, Ленинский мемориал (Музей Алабина), Вычислительный центр на улице Полевой Герасимова и Моргуна, областную библиотеку Андрея Гозака, цирк. К этому списку можно прибавить еще немало общественных зданий, а также жилые дома – например, «бруталистский» «рашпиль» Юрия Белоконя. Или вот уникальный хлебный элеватор на Самарке – первый в Советском Союзе элеватор вертикального типа, спроектированный куйбышевскими архитекторами Валентином Смирновым и Николаем Дегтяревым. Кроме того, к эпохе модернизма относятся площадь Славы с монументом и гордость самарцев – волжские набережные.

Статус памятника

В одном из предыдущих номеров газеты я цитировал 18-ю статью Федерального закона «Об объектах культурного наследия». В ней, в частности, сказано, что в госреестр памятников «могут быть включены выявленные объекты культурного наследия, со времени возникновения или с даты создания которых либо с даты исторических событий, с которыми такие объекты связаны, прошло не менее сорока лет (за исключением мемориальных квартир и мемориальных домов, которые связаны с жизнью и деятельностью выдающихся личностей, имеющих особые заслуги перед Россией, и которые могут быть отнесены к объектам культурного наследия до истечения указанного срока после смерти таких лиц)».

Сорок лет необходимо не только для того, чтобы тот или иной памятник покрылся патиной, но и чтобы произошло его осмысление, ввод в научный оборот и, в конечном счете, признание в нем чего-то неповторимого, ценного, ну или характерного для той или иной эпохи/стиля. К сожалению, этот принцип в Самаре почти не работает. За четверть века, прошедших с завершения эпохи советского модернизма, объекты 60–80-х не стали всеми признанными памятниками. Не замечают их и госорганы в сфере охраны наследия. Двадцать пять лет министерства и управления ковыряются со списками дореволюционных зданий, всё решают, что ценно, а что нет. Внимание уделяется и конструктивизму с соцреализмом, но меньшее. Что говорить, если Фабрика-кухня, всемирно признанный шедевр архитектуры русского авангарда, лишь в 2016 году получила статус памятника архитектуры федерального значения!

Произведения советского модернизма находятся вне госохраны. В результате блестящие образцы творчества московских и куйбышевских архитекторов варварски реконструируются, а то и вовсе сносятся. В конце 90-х до неузнаваемости изменился фасад клуба «Звезда». Реконструирована часть первого этажа Дома актера. В 2008 году был снесен кинотеатр «Самара» на углу улиц Стара-Загора и Димитрова. В 2012-м во время ремонта фасада областной библиотеки была полностью заменена облицовка (плиты из керамогранита взамен известняка). Архитектор Александр Кудрявцев в письме самарским властям писал о недопустимости такого ремонта. Академик РААСН (в 2012-м – президент академии) сообщал, что «здание Самарской областной научной библиотеки, построенное в 1986 году по проекту выдающегося российского архитектора Андрея Гозака (1936–2012), по мнению архитектурного сообщества, является лучшим зданием библиотеки, построенным в СССР. Оно обладает всеми признаками объекта культурного наследия. Однако по закону статус памятника архитектуры присваивается постройкам не моложе 40 лет».

В общественном сознании понятие «памятник архитектуры» чаще всего связано со старинными постройками и особняками XIX–XX веков. Реже в эту категорию попадают здания 1920–1930-х и «сталинская классика», но дальше 1950-х среднестатистический гражданин объектов культурного наследия не признает. Достопримечательности – сколько угодно, но не охраняемые законом объекты, обладающие эстетической, градостроительной, историко-культурной ценностью.

Единственная возможность сохранить наследие куйбышевского модернизма – начать регистрировать объекты в списках памятников, а также заниматься их популяризацией. За последние 10 лет выпущено всего две книги, посвященных архитектуре этой эпохи в Самаре: «Космический Куйбышев» екатеринбургского издательства TATLIN (авторы: Виталий Самогоров, Валентин Пастушенко и Олег Федоров, послесловие – Виталий Стадников), а также «81 архитектурный шедевр» Олега Федорова и Виталия Стадникова. Увы, их не найти ни в одном книжном магазине Самары, так что с популяризацией та же история, что и со статусом памятников.

Тем временем ряд объектов уже попадает формально под действие 73-го закона и может быть внесен хотя бы в списки выявленных объектов культурного наследия. Например, элеватор, клуб «Звезда» и Дом актера, кинотеатр «Шипка» созданы в первой половине 1970-х, то есть им больше 40 лет. Нужно уже начать этот процесс, хотя бы создать прецедент, пока есть что сохранять.

Армен АРУТЮНОВ 

Градозащитник.

Фото автора

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», №№ 1–2 (109–110), 2017, Январь

Aviasales

  • 16
    Поделились

Оставьте комментарий