Рай и ад Петра Алабина

Политик, просветитель, участник и летописец четырех войн, почетный гражданин Софии, Вятки, Самары, историк, публицист Петр Алабин родился в августе 1824-го, скончался в мае 1896-го. О нем и сегодня не только говорят, но и спорят. И это естественно, считает МИЛАНА МАРШАЛОВА, ведущий библиограф краеведческого отдела областной библиотеки и автор работы «Психологический портрет Петра Владимировича Алабина».

– Столько замечательных людей было в самарской истории. Почему именно Алабин?

– Интересом к Алабину я обязана Александру Никифоровичу Завальному. Он меня на эту работу вдохновил.

 – А почему психологический портрет? Как правило, этим занимаются ученые, специализирующиеся в психологии личности. Вы же библиограф.

– По первому образованию я филолог, по второму как раз психолог. Алабину посвящено множество работ. В одних он предстает как воин, чиновник, городской голова, в других – как историк, летописец, археолог, в третьих – как книжник, основатель музеев, общественный деятель. А его внутренняя жизнь остается за скобками. Что стояло за его неординарными поступками? О чем он думал, что чувствовал, на что надеялся? В этом хотелось разобраться.

 – Главный инструмент психолога, составляющего психологический портрет, – тест. Человека, который ушел из жизни, не протестируешь.

– Сохранились книги, газетные и журнальные статьи. Статьи самого Алабина и его современников, которые писали о нем и его деятельности. Документы, эту деятельность сопровождавшие. И существуют методики, которые позволяют составить психологическую характеристику, опираясь на тексты такого рода.

 – Обнаружили что-то такое, чего никак от Алабина не ожидали?

– Ну, например, страсть к цветам. «Чем бы ни занимался Алабин, он отдавался делу самозабвенно», – писали о Петре Владимировиче современники. Глядя на портреты Алабина, на его суровое лицо, это трудно представить, а вот любил цветы необыкновенно. Выращивал, на ярмарках выставлял, даже брошюру написал о цветоводстве. Любил рисовать. Любил стихи. Сам писал. И все это должно вроде бы свидетельствовать о тонкой душевной организации, сентиментальности даже. На самом деле в Алабине не было и толики сентиментальности. Взять хотя бы случай с мальчиком, покусанным бешеной собакой. Отец мальчика не имел средств, и губернатор предложил лечить ребенка за счет городской казны. Отправить в Париж и там лечить. Алабин, тогда городской голова, а вслед за ним и думцы предложение отвергли. На что немедленно отозвалась «Самарская газета», опубликовав критическую заметку под названием «Бесчеловечная дума».

Алабин был личностью, безусловно, выдающейся, но, как и многие крупные фигуры, крайне противоречивой. Нет никаких сомнений в том, что Алабин находил огромное удовлетворение в активной общественной деятельности. Он, если пользоваться типологией Альфреда Адлера, был социально полезной личностью. За это Петра Владимировича и ценили современники. «Городской голова, – говорил на торжестве освящения водопровода инженер Зимин, – отдал всю свою душу этому делу и с замечательной энергиею довел его до благополучного окончания. Я преклоняюсь пред этой выдающейся деятельностью. Пусть она будет всегда живым примером, как надо трудиться на пользу общества». Это с одной стороны.

А с другой – характер Алабина был такого склада, что позволял ему думать: не только мир дан для действий, но и люди даны для того, чтобы с ними либо через них добиваться своих целей. И если на пути к цели вставали преграды, то…

– Петр Владимирович выходил из берегов.

– Он был крайне вспыльчив. И порой вспыльчивость эта приобретала характер неистовства. Именно такой случай описывает «Самарский справочный листок» в заметке «Борьба с «тенерифом»: «Тут голова потерял всякое самообладание. Он до того кричал, что невозможно было не испугаться и можно было опасаться чего-нибудь выходящего из ряду». Публичных упреков не принимал категорически. Никогда и ни от кого.

 – Возможно, что, поостыв, Петр Владимирович и сожалел об избранной им форме дискуссии.

– Судя по тому, что «из ряда вон выходящее» случалось не единожды, логичнее предположить, что Петр Владимирович был убежден в правильности своих поступков. Но даже если и осознавал, что такая форма диалога недопустима, что она унижает оппонента, это ничего не меняло. Стоило ситуации пойти не так, как Алабин замышлял, он мгновенно терял самообладание и становился агрессивным. А это указывает на признаки невротизма, если использовать терминологию психоаналитика Карен Хорни. Петр Владимирович, конечно же, не страдал никаким нервно-психическим расстройством. Речь о чертах личности, которой характерны тревога и эмоциональная неустойчивость.

 – Тревога?

– Человек этого типа воспринимает мир как враждебную среду. И свойственная такому типу тревожность как раз и исходит из установки о враждебности мира и населяющих его людей. И агрессивность, проявляемая личностями такого типа, – не что иное, как не контролируемая сознанием реакция на такой мир. Человек ищет психологической защиты и чаще всего неосознанно выбирает в качестве такой защиты деятельность, повышающую престиж, дающую власть и общественное признание: «у меня есть власть, и меня никто не тронет».

Думаю, Алабин как раз этот случай. Но Петру Владимировичу мало было признания в настоящем. Он хотел памяти потомков. А ее могла обеспечить лишь уникальность, лишь исключительность. И он стремился и к этому. Для современников это было очевидно, о чем свидетельствует хотя бы ироническая заметка все в том же «Самарском справочном листке»: «Вопрос о постройке храма Мельпомены решен уже ассигнованной суммой, а сколько будет непредвиденных расходов – мы с достоверностью сказать не можем, но можем предположить, что г. Алабин не пожалеет городского кармана для театра, как не пожалел он его для г. Бромлея, при постройке у нас водопровода. Г. Алабин, видимо, жаждет лавров, как некогда жаждал их Фемистокл при славе Мильтиада, а потому мы и советовали бы ему, кстати, украсить Самару и гимназией».

– Строитель «храма Мельпомены» звучит, конечно, попышней, чем строитель гимназии.

– Алабин отлично это понимал, что говорит о нем как о ярком представителе личностей политического склада, выражаясь языком автора теории черт личности Гордона Олпорта. Но надо отдать должное Петру Владимировичу, он был и личностью теоретического склада. Блестяще обосновал, например, экономическую эффективность и целесообразность строительства Сибирской железной дороги самаро-уфимского направления, которая заметно увеличивала роль Самары в экономике страны. Он автор целого ряда научных трудов. Что же касается алабинской импульсивности, то, быть может, некоторым оправданием здесь послужит тот факт, что мать Петра Владимировича была француженкой, а французской нации присуща, как известно, горячность.

– Да, не арифметический был человек.

– Очень непростой. Но именно в сложности, неоднозначности и кроется, полагаю, его феномен. В жгучей смеси из демонстративности, стремления к лидерству, жажды власти, эгоцентризма, желания постоянно концентрировать внимание окружающих на себе, незаурядных организаторских способностей, острого аналитического ума, тонкого чутья и творческого мышления, обращенного на общественно значимые цели. Скорее всего, именно такое сочетание личностных черт и определило то, что Алабин сыграл значительную роль как реформатор, новатор, инициатор социально полезных начинаний и двигатель передовых идей.

– Его биография выглядит взлетной. Но вот финал… Я о скандале с хлебными поставками.

– Алабин стал заложником ситуации. Вина его в том, что он положился на поставщиков; думал не столько о том, как накормить добротным хлебом крестьян, сколько о том, как газеты будут писать, что благодаря деятельности Алабина спасены тысячи голодающих за столь скромную сумму. Позже, скорее всего, осознал ошибку, но признать ее был не в силах (срабатывал механизм вытеснения) и продолжал действовать по составленному плану.

– Ну да, ему ж сообщали, что хлеб негодный. Ему сообщали, а он отмахивался.

– Так и писал губернатору: «Управа [Алабин тогда был председателем управы. – М. М.] находит домогательства крестьян не заслуживающими уважения». Но говорить о том, что Алабин провернул какую-то аферу… Нет. Не в его это характере.

Вопросы задавала Светлана ВНУКОВА

Член Союза журналистов России, «Золотое перо губернии».

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 6 (114), 2017, Март

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *