Немузыкальные загадки

Я очень люблю Самарскую филармонию. Люблю настолько, что сотрудники единственного в городе концертного зала шутят: «Пришел? Можно начинать». Но порой в ней случаются события, не имеющие никакого отношения к музыке, но вводящие меня в ступор.

Вот подарила филармония концерт «Волшебная ночь в садах Буэнос-Айреса». Танго, Пьяццолла, Гардель, южный аромат, обволакивающий зал благодаря, в первую очередь, мастерству петербуржского бандеониста Александра Митенева и симфонического оркестра под управлением валенсийца Хосе Карлоса Сиверы, может быть, и не столь виртуозного, но ментально совпадающего с темпами и ритмами исполняемых сочинений. И добавок в виде аргентинца Карлоса Д`Онофрио, изучающего теноровое мастерство в школе Ларисы Абисаловны Гергиевой.

Концерт, скорее, со знаком «плюс». Ну, тройная замена – бывает: заболели, застряли в авиационной пробке, забыли о концерте. Никаких претензий. Ни мальтийскую пианистку, ни ее соотечественника-бандеониста все равно никто не знает – ни толком, никак. Но вот третий художественный руководитель Филадельфийского (!) симфонического оркестра, одного из «большой пятерки» лучших оркестров Северной Америки! В абонементном концерте, то есть запланированном загодя! Миран Ваупотич.

Восклицательные знаки закончились: во-первых, музыкальным руководителем оркестра уже пять лет является Яник Незе-Сеген, Ваупотича нет и среди пяти дирижеров, с которыми у Филадельфийского оркестра заключены контракты. Хорват известен и как концертирующий аккордеонист, и как дирижер, стоявший за пультами хорватских, прибалтийских, российских оркестров. В числе его «главных» должностей – работа с Русским имени Прокофьева (Москва) и Луганским симфоническими оркестрами. Но не ведущими оркестрами мира, к которым относится Филадельфийский.

Зачем же эта неправда? Чтобы продать абонемент? В тот момент, когда идет продажа новых абонементов? Я не хотел писать об этом, но, во-первых, мне начали звонить мои коллеги-зрители, а во-вторых, моя попытка вступить в диалог окончилась тем, что от меня отмахнулись: «Перестань, зрители аплодировали».

Вот это «перестань» и понудило меня к этой реплике. «Перестань» – значит, так можно и дальше…

Виктор ДОЛОНЬКО

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 8 (116), 2017, Апрель

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *