Мнения: ,

Уроки безнравственности

10 июня 2017

Конфликт в Самарском государственном техническом университете, которому посвящена статья в предыдущем номере газеты, молниеносно подавлен. Ректор Архитектурно-строительного института Михаил Бальзанников уволен, а от самоуправления АСИ в составе СГТУ не осталось ни следа. Конференция преподавателей и сотрудников АСИ приняла решение о выходе из состава опорного университета

Я всегда мечтал, чтобы в Самарской губернии появится крупный университет с множеством специальностей, современной материальной базой, широкими возможностями участия преподавателей и студентов в научной жизни – ну, если не мира, то Европы по крайней мере. И всякий раз мечта моя раскалывалась обо что-то твердое. В шутку это можно назвать «особой ста́тью». России и ее более мелких составляющих.

Как глашатаи стали гуманитариями

В больших университетах нет ничего ужасного. Более того, чем внушительнее реестр специальностей, тем больше число взаимосвязей между студентами и преподавателями различных направлений и возможностей для исследовательских прорывов, которые, как показывает практика, чаще всего совершаются на стыке наук.

Но в таком случае одна из важнейших частей стратегий – создание максимально комфортных коммуникационных площадок. А об этом ни слова – ни в планах, ни на практике. Основные разговоры о финансах. Важный ресурс, кто спорит: без достойной материально-технической базы и заработной платы никаких достижений не дождаться. Правда, до того момента, когда зарплата профессора без руководящей должности достигнет уровня, например, вагоновожатого, нам, похоже, не дожить.

С материально-технической базой также не все гладко: первостепенное ли значение она имеет в гуманитарных или общественных науках? Да и процесс объединения показывает, что ни объемы финансирования вузовских библиотек, ни частота научных командировок не увеличились.

Когда власть поймет, что в художественной культуре и гуманитарных науках важнее художника и исследователя ничего нет? Никакие дома, компьютеры, ни бумага и паркеровские перья не могут оттеснить человека на второй план. Никакие вложения в базис не помогут, если пренебрежительно относиться к творцам.

Но для этого необходимо понять, что ни управленец, ни финансист, ни рабочий и, тем более, ни политик не может стоять на вершине пирамиды профессий, необходимых для планирования жизни страны, региона, города. Этот человек – философ.

Вы правы, речь пойдет в первую очередь о гуманитариях. Они – основной предмет моего интереса. Ну, хоть журналисты ими еще интересуются, власти они совершенно безразличны. Иначе как объяснить, например, обвал числа бюджетных мест на гуманитарные специальности в объединенных университетах? Беспредельно подросшей грамотностью населения?

И вот тут время вернуться к междисциплинарным коммуникациям. На филфаке теперь готовят специалистов по таре и торговой упаковке. Кафедра русской и зарубежной литературы получила добавку «и связей с общественностью», а культурологов объединили с политологами. Бедная художественная культура. Но есть один положительный вывод: рекламщики-пиарщики-пропагандисты еще очень нужны. Их, видимо, и назначили гуманитариями.

«Успокойтесь. Я не виноват, что девчонка глупа и не так поняла… Ничего не было. Ни-че-го» 

Достоевский Ф. М. «Бесы»

Всё вышеизложенное было бы лишь поводом для анекдота, если бы не первый печальный вывод. Дилемма, не имеющая разумного решения в рамках объединенного вуза.

Руководителям аэрокоса удалось собрать уникальный состав своего наблюдательного совета, в котором и нобелевский лауреат Алферов, и вице-премьер Рагозин. Уникальная для провинциального вуза ситуация. Под присмотром этого совета были сформулированы цель и задачи вуза, готовящего специалистов для аэрокосмического комплекса страны.

Теперь это университет широкого профиля. Надежда и опора области, заботой которого стала подготовка специалистов, ориентированных на развитие области во всем ее многообразии. И тогда меняется цель. А нужна эта цель столь чудесному попечительскому совету?

Так что ж: изменить цель и ждать, пока совет разбежится? (Каков интерес вице-премьера в том, чтобы сосредоточиться на развитии одного из почти 90 регионов?) Или отказаться от привязки университета к стратегии развития?

Пригласили в качестве эксперта Андрея Волкова, профессора бизнес-школы «Сколково». Частная бизнес-школа с инновационным центром не имеет ничего общего, кроме названия. Тот ужаснулся состоянию дел и дал множество рецептов. Остановлюсь на одном: чтобы войти в топ ведущих вузов Галактики, нужно уволить всех преподавателей старше 45 лет, которые тянут в вуз прошлое (про Галактику – шутка, про уволить – чистая правда, сам не поверил, пока запись не послушал).

Эксперт, наверное, не в курсе, но столь инновационное решение – чистое заимствование идеи Петра Ткачева, идеолога самого радикального направления народничества. Тот писал: для того, чтобы Российская империя вошла в число наиболее развитых стран мира, нужно всем гражданам империи старше 45 лет отсечь головы.

Правда, нужно признать, что Петр Никитич был куда менее самопожертвованным, чем Андрей Евгеньевич: Ткачев умер 42 лет от роду (правда, в психиатрической больнице), а Волков же, видимо, готов последовать за своими самарскими коллегами. Ему уже 57…

Теперь схожие проблемы встали перед вторым тяни-толкаем – опорным университетом: вокруг какой идеи объединить архитекторов с дизайнерами с химиками-технологами и нефтяниками.

Политехники, на которых совсем недавно с гордостью за их бескомпромиссность смотрела вся Самара, решили этот вопрос просто. Истерично обвинив асишников в том, что те мешают объединительному процессу, они разорвали договоренности, отказались от обещаний и устроили аншлюс, объявив о том, что никаких автономных прав у бывшего архитектурно-строительного университета теперь нет.

Никого из преподавателей не жалко. В первую очередь, архитекторов: когда соглашались на объединение, неужели не было очевидно, что все этим и кончится? Любая беспринципность, в том числе основанная на боязни (за свои должности), наказуема.

Жалко студентов. Они увидели своих педагогов (и политехов, и архитекторов-строителей) в самом неприглядном виде. В процессе борьбы за кресло и бабло. Этот урок этики они, полагаю, усвоят на отлично и будут следовать по жизни в соответствии с усвоенным.

Мы хотим всем рекордам ваши звонкие дать имена!

Любая революция/реформация/реконструкция делается во имя какой-то благородной цели, а рушится оттого, что вокруг того, кто затеял перемены, сплачиваются разного рода подхалимы и недоучки, которых тот принимает за сподвижников. Правда, иногда и цели оказываются недодуманными…

Одно размышление напоследок. Представьте, что в 40–60-е во время борьбы с генетиками победили бы не сталинские опричники и алхимики, а передовые советские ученые. Я не о машине террора – это не обсуждается и оправданию не подлежит. Я о запрете на занятия генетикой. Предположим, что запрет удалось обойти, и в стране, где и при запрете в сухумском питомнике выращивали универсальных солдат, генетикой начали бы заниматься повсеместно на одной шестой части суши.

И вот эти самые ученые, в подавляющей массе своей не имеющие никакого представления об этике, начали бы не пшеницу улучшать, а кабанов со страусами скрещивать. Полвека прошло, а опасения остались.

Виктор ДОЛОНЬКО

Рисунок Сергея САВИНА

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 11 (119), 2017, Июнь

  • 21
    Shares

Оставьте комментарий