Самарская «Маньчжурия» как культурная эмблема

Многие города России борются за право считаться причастными к истории вальса «На сопках Маньчжурии» Ильи Шатрова, известного как песня-реквием памяти погибших воинов. Этот вальс – универсальный культурный код, сближающий миллионы людей.

На его мелодию откликаются не только сердца россиян. Она звучит по всему миру, становится темой различных музыкальных обработок в США и Японии, Норвегии и Швеции, Израиле и Польше. Возможно, не все помнят события, вызвавшие его появление, но после первых пяти нот каждый двадцатый житель планеты подхватит и подпоет трогательную мелодию этого старинного вальса. Рожденного, как доказано самарскими краеведами, в нашем городе и достойного того, чтобы стать его культурной эмблемой.

Самарская премьера вальса «На сопках Маньчжурии»

Три культурных объекта – Струковский сад, Ипподром, Дом с атлантами – связаны с историей первого исполнения вальса, именовавшегося первоначально «214-й Мокшанский полк на сопках Маньчжурии». Стараниями краеведа Светланы Цапаевой доказано, что автор вальса военный капельмейстер ИЛЬЯ ШАТРОВ прибыл в Самару в сентябре 1906 года и уехал из наших мест окончательно в конце 1920-х. Мелодия вальса, написанная им ранее под впечатлением гибели сотен солдат в битве при Мукдене, была оркестрована в фамильной усадьбе купцов-меценатов Шихобаловых (Венцека, 55). Эта семья предоставила ему одну из комнат флигеля в обмен за уроки музыки для детей.

Первое исполнение вальса военным оркестром 214-го Мокшанского полка, расквартированного в Самаре, состоялось в Струковском саду весной 1907 года. Потом было повторено на ипподроме: членами самарского «Общества охотников конного бега» состояли братья Шихобаловы. Новый вальс вызвал горячий прием горожан и сделал Илью Шатрова очень популярным. В тот же год в магазине Оскара Кнауба началась продажа первого тиража нот вальса, который был раскуплен мгновенно. Учившийся в Саратове композитор О. Кнауб приехал в Самару в конце 1880-х годов, давал уроки музыки, издавал недорогие ноты и хорошо чувствовал музыкальные предпочтения самарской публики. Благодаря его опыту и предприимчивости началась «раскрутка» нового шлягера с помощью фирмы «Зонофон», выпустившей граммофонную пластинку вальса в исполнении духового оркестра. К концу 1910 года было продано более 15 тысяч пластинок, что для начала ХХ века было гигантской цифрой. За «Зонофоном» последовали другие граммофонные фирмы. Кнауб же на волне успеха переиздавал ноты вальса Ильи Шатрова 82 раза, нажив целое состояние.

Илья Алексеевич Шатров, женившийся в 1910 году на овдовевшей Евдокии Павловне Шихобаловой, взял на себя заботу о ее детях от первого брака, к которым прибавились их общие. Оказавшись в ситуации нарушения своих законных прав – явились самозванцы, претендовавшие на авторство «Маньчжурии», – он подал и выиграл иск к издателям. Стал получать процент с тиражей пластинок, чем очень поддержал свою семью.

Замечу, что в Википедии в статье «На сопках Маньчжурии» неверно указан 1908 как год первого исполнения вальса. Авторам этой даты стоило бы задуматься: мог ли О. Кнауб, вложивший средства в публикацию нот, ждать премьеры произведения целый год? Издательская нотная кухня того времени ориентировалась на известные и уже завоевавшие некоторую популярность музыкальные «хиты»!

О круглых датах и преемниках

Итак, в этом году исполнилось 110 лет премьере легендарного вальса. По причине ошибки в Википедии эта круглая дата осталась незамеченной. Колесо же истории устроено так, что родственные по духу события чередуются согласно стройным временным отрезкам, и если незамеченным осталось одно, его можно заменить другим.

Через 40 лет после феерического восхождения вальса «На сопках Маньчжурии» в одном из волжских городов на свет появился паренек, который не мог выбрать, какому из музыкальных инструментов отдать предпочтение. Он успешно играл на тубе и лихо справлялся с толстыми струнами контрабаса. Повзрослев и окончив Саратовскую консерваторию, он приехал в Самару и стал артистом симфонического оркестра филармонии. Но главной его страстью был духовой оркестр, который он и создал в итоге на радость всем жителям нашего города. Сегодня все знают: Марк Коган, заслуженный артист Самарской области, – прекрасный организатор, человек, преданный своему делу, радеющий о развитии музыкальной культуры и коллективного исполнительства на духовых инструментах!

В ноябре его детищу – Муниципальному концертному духовому оркестру – исполняется 25 лет. Дважды в году – в мае и сентябре – мы видим дефиле музыкантов, одетых в гусарские костюмы, шагающих стройным маршем на парадах. С конца апреля слушаем программу «Победа, музыка, весна!», в которой с оркестром поют известные солисты. Люди старшего поколения в летние месяцы ловят каждое выступление любимого коллектива в Струкачах, парке Гагарина, парке Победы, парке «Дружба», чтобы, как в молодости, красиво станцевать вальс, фокстрот или танго. Среди танцующих много молодых людей – им нравится звучание духовых инструментов, завораживающее теплом энергии, рожденной дыханием человека. Рядом бегают дети и импровизируют движения под музыку. Или любуются на красивые бальные пары – это участники ансамбля «Искорки» ДК имени Литвинова, которых приглашает оркестр. В ДК «Заря» и Центре социализации молодежи идет программа «Когда мои друзья со мной». Дети разных национальностей поют песни на родном языке, исполняют под оркестр свои и танцы других народов. По замыслу Марка Когана, живая музыка сближает всех. Не важно, кто ты – армянин, чуваш, башкир, еврей – в Самаре нет места национальной и конфессиональной розни, здесь найдется место каждому, кто приехал с открытым сердцем и хочет построить добрую жизнь.

Это текущая работа оркестра. Чего же еще желать? Творческий коллектив нуждается в развитии. Необходимы крупные проекты, чтобы поставить себя в ряд с коллегами из других городов. Подготовить новую программу, поднимающую профессиональную планку. Проекты нужны и публике. Любой фестиваль – это источник позитивного настроения для тысяч социально не защищенных людей, которых государство не может обеспечить полностью материальными вливаниями, но обязано гармонизировать с помощью нематериальных ресурсов. Духовой оркестр – мощное средство для этого.

В августе наш муниципальный концертный духовой оркестр едет в Екатеринбург, где примет участие в международном фестивале. В сентябре его путь лежит в Севастополь, где состоится фестиваль духовых оркестров «Севастопольский вальс». Эти города отстояли свое право на масштабные проекты, дарящие горожанам большие праздники. И не только они. В Хабаровске есть фестиваль «Амурские волны». В Калуге, где похоронен автор вальса «Березка» Евгений Дрейзин, – свой фестиваль. В Тамбове проводится Международный фестиваль имени Василия Агапкина, автора марша «Прощание славянки». Поскольку Илья Шатров жил здесь несколько лет до Великой Отечественной войны и здесь находится его могила, тамбовчане начинают активную работу по увековечиванию памяти автора вальса «На сопках Маньчжурии».

Только представьте: на главной площади Тамбова выстраиваются несколько оркестров, на солнце блестят медные раструбы. Торжественное дефиле, яркие выступления российских коллективов. Зажигательные танцы молодых ребят. Общая хоровая песня. И в завершение – наш самарский вальс «На сопках Маньчжурии». Почему этого великолепия нет сегодня у нас?

В культуре нет права собственности на название мероприятия. В культуре есть инициатива и ее поддержка. От всех нас зависит, сохранится ли в сознании россиян и тех, кто приедет к нам поболеть за футбол, что всемирно любимая мелодия вальса «На сопках Маньчжурии» родом из Самары. Здесь мало исторических изысканий. Нужны крупнокалиберный выстрел и смелость.

Марианна МЖЕЛЬСКАЯ

Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент СГСПУ.

Фото из архива автора

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 12 (120), 2017, Июнь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *