Киновед Роман Черкасов предлагает ввести ограничения для зрителей старшего возраста. 65+

Новый фильм про человека-паука имеет в российском прокате возрастное ограничение 16+. При том, что главному герою —  Питеру Паркеру — всего 15 лет. Удивленный этим обстоятельством, киновед и ведущий клуба «Треугольник» Роман Черкасов в своем Фейсбуке размышляет о смысле возрастных ограничений и приходит к неожиданным выводам.

Использованы иллюстрации Эммануеле Талиетти.

«А вообще, если считать, что тот или иной контент действительно способен причинить вред психике человека, то так и быть, давайте оставим возрастные ограничения. Только распространять их будем на те возрастные группы, которые на самом деле могут от этого контента пострадать. Причинит ли вред 13-летнему подростку сцена с обнаженной женской грудью? Это вряд ли. Все мы в 13 лет видели и жадно ловили такие сцены – потому что нам это было очень интересно. И ни капли не пострадали. Даже наоборот, становились такие гордые и довольные. А вот у 60-летней леди такая сцена и вправду может вызвать нешуточный баттхерт.

Поэтому разумней и гуманней будет распространить возрастные ограничения на публику старшего возраста. Ваш возраст вызывает сомнения, можно ваш паспорт, пожалуйста? Ой, вам 57, в этом фильме присутствуют сцены сексуального характера и потому зрителям старше 50-ти просмотр не рекомендуется. А это хоррор, там страшно, не рекомендуется зрителям старше 55 – может от испуга остановиться сердце или случиться нездоровая эмоциональная реакция. А в этом фильме, знаете, много стрельбы, взрывов и быстрый монтаж – может оказать раздражающее воздействие на психику, утомить зрение, а созерцание жестоких сцен может шокировать – не рекомендуется лицам, старше 60-ти.

Ограничения будут носить, конечно же, чисто рекомендательный характер – мы ж не звери какие.

Хотя пожилые люди, как им свойственно, всё равно будут нашими гуманными рекомендациями пренебрегать, фильмы смотреть, испытывать нездоровые эмоциональные реакции, а потом стихийно сбиваться в родительские организации, писать петиции на чэнж.орг и проявлять иные признаки психического нездоровья. Поэтому лучше им, пожалуй, вовсе запретить. Исключительно из соображений гуманности и заботы.»

«Питеру Паркеру 15 лет, а фильм о нем идет в российском прокате с рейтингом 16+, и есть в этом какой-то недобрый печальный парадокс.

Возрастные ограничения, конечно, сами по себе зло. И потому что ограничивают свободу выбора (как правило, они носят рекомендательный характер, но он обычно легко превращается в запретительный). И потому что ограничивают свободу художественного высказывания и уродуют продукт – фильмам и играм, рассчитанным на массового потребителя, порой приходится кое-чем пожертвовать, чтобы уложиться в прокрустово ложе желанного рейтинга и не схлопотать 18+. И много еще почему.

Но особенно абсурдным выглядит вот этот самый парадокс: возрастные рейтинги норовят ограничить распространение продукта среди той возрастной группы, которой он и будет больше всего интересен. И часто даже — на которую он как бы по идее и должен быть рассчитан. Игнорируют то есть реальные интересы и потребности человека, подменяя их невнятным и ненаучным бормотанием про нравственность, неокрепшую детскую психику и прочую ерунду.

Мортал Комбат, абсолютно подростковая игра, имеет рейтинг 18+ (а в некоторых странах запрещена вовсе, но это, разумеется, уже совсем свинство) из-за сцен fatality, где брызжет кровь и с хрустом ломаются кости. Типа нельзя подросткам такое. Но, позвольте, именно подростку это и интересно – когда брызжет кровь и весело хрустят кости. Не взрослому же человеку это интересно. Нет, подростку. Именно в 14 лет я с жадным восторгом смотрел сцены, где Шварценеггер ломает противникам конечности и сворачивает шеи, и только это примиряло меня тогда с фильмами со Стивеном Сигалом. А теперь – ну, теперь я совершеннолетний. Сам по себе хруст костей меня не заводит. Мне теперь надо, чтобы было художественно и всякое такое. И поэтому фильмы со Стивеном Сигалом я больше не смотрю. А играя в Мортал Комбат, приходится апеллировать к себе 14-летнему — чтобы получить более полное удовольствие. Чтобы глазами себя 14-летнего воспринять увиденное – иначе это уже не так круто. Приходится трясти за плечо своего внутреннего подростка: эй, проснись, тут веселуха: Саб Зиро вырвал Тане хребет, смотри-смотри! Внутренний подросток вяло поворачивается и тянет: да, круто. Или вовсе не поворачивается, подросткам вечно нет дела до взрослых.

Когда-нибудь, когда в мире восторжествует здравый смысл, родительские организации будут объявлены вне закона, за слова «нравственность» и «неокрепшая подростковая психика» будут бить морду, а психологов и педагогов подвергать жестокому осмеянию и, задорно хохоча, гнать прочь – тогда, уверен, счастливые и свободные люди будущего будут смотреть на наши возрастные ограничения, примерно как мы смотрим на некоторые обычаи темных веков: что, эти люди действительно верили во всякую нечисть и даже устраивали над уличенными в колдовстве реальные судебные процессы? эти люди и правда считали, что хорроры, боевики и эротические сцены способны как-то навредить подросткам? бедные дикие люди! как хорошо, что просвещение вступило в свои права и избавило нас от мешающих жить предрассудков!

А пока кинозал забит серьезными совершеннолетними людьми, которые в своей чисто взрослой компании не без скепсиса смотрят на приключения 15-летнего ученика предвыпускного класса Питера Паркера, которого укусил радиоактивный паук. И, возможно, взывают к своим внутренним подросткам: смотри-смотри, он стреляет паутиной, круто! Но отзывается ли внутренний подросток – не знаю. Подростки вообще не любят делить со взрослыми свои восторги.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *