Серьезный человек

Зная всего две фразы по-английски, он полетел в Великобританию играть в местном спектакле «Кентерберийские рассказы». Он не берет книги в библиотеке, библиотека берет их у него. Николай Коляда записывал за ним фразочки, чтобы потом использовать в своих пьесах. Это всего лишь несколько
фактов о Юрии Ивановиче ДОЛГИХ. Мы знаем о нем много, но об интересном человеке хочется узнавать еще и еще.

Юрия Долгих, заслуженного артиста России, народного артиста Самарской области, юбилей. Берем в руки подборку статей разных лет о юбиляре.

Вот материал о том, как мастерски Юрий Долгих печет торт из черемухи. Вот юмористические гастрольные заметки от коллег с лихой шуткой «Юрь Иваныч, приходите на ночь!». Несерьезный образ-то складывается. Ан и правильно. Весь Долгих в этом. По театру ходит, улыбается. Про твой отпуск расспросит, про свой расскажет. Вкусненьким чем-нибудь угостит. Но за полтора часа до начала спектакля исчезает с глаз: «Всё- всё, я побрел читать. Ну и что, что «Мамашу Кураж» уже 15 лет играю. Я ж перечитываю не отто- го, что пьесу не знаю или забыл. Я так вхожу в атмосферу спектакля. Привычка!» Иногда можно встретить его в театре с пьесой в руках, но на роликах. То Долгих готовится к новогоднему спектаклю. Если раскатывает по театральному фойе на велосипеде, значит, скоро «Вино из одуванчиков».

Во всех источниках – одна дата: Юрий Долгих служит актером в Куйбышевском/Самарском театре юного зрителя с 1978 года. То бишь сорок лет почти в нашем ТЮЗе. «Не сорок – пятьдесят два», – ухмыляется Долгих. Оказывается, в 1965-м, после окончания школы, Юра поступил во вспомсостав театра. Тогда так было принято: молодые ребята, не имеющие образования или только окончившие вуз, выходили на сцену в массовках. К примеру, в спектакле «Два клена» Долгих и его коллега помогали персонажу Избушке – играли ее Курьи Ножки. Творили чудеса в «Аленьком цветочке»: там на фоне черного бархата летал кувшин, Юра и Ко , одетые в черные трико, и были этим летающим кувшином. В семнадцать лет Юрий Долгих уже не представлял себя без театра и, отработав семь лет в Куйбышевском ТЮЗе актером, в 1984 году стал еще и преподавать на кафедре театральной режиссуры Самарского государственного института культуры и искусств: хотел помогать 17-летним влюбленным в театр людям. Помогает до сих пор: и в институте культуры, и в «СамАрте».

Сегодня его выпускники составляют половину труппы ТЮЗа. Первые студенты, учившиеся у Долгих, Дмитрий Добряков и Игорь Рудаков, играют с ним в одном театре и уже сейчас стали признанными мастерами сцены. «Наверное, это судьба. Если бы мы не встретились однажды с Юрием Ивановичем, я бы не был сейчас в Самаре, не служил актером в од ном из лучших театров России, а работал бы на каком-нибудь бугульминском механическом заводе, – это Сергей Дильдин, артист СамАрта. – Долгих – настоящий проводник в профессиональную жизнь. Это олицетворение театра, доброжелательности и юмора. С нами, студентами, бывшими учениками, он всегда мудр и по-отечески строг».

Актер Долгих универсален. Кого только не играл за все годы служения в СамАрте! Очень серьезно рассказывает о своих первых ролях, а это Том Сойер, Бурундук, Тигра и Старый алкоголик. В сегодняшнем репертуаре артиста – Полковой Священник («Мамаша Кураж»), Хомяк («Бумбараш»), Марсело («Вино из одуванчиков»), Альфред Дюссель («Анна Франк» А. Волошиной), Князь Дулебов («Таланты и поклонники»), Полоний («Гамлет»), Сорин («Чайка»), Земляника («Ревизор»).

«Мне будет стыдно, если я какую-нибудь роль сыграю с холодным носом, – признается Юрий Иванович. – И даже не перед зрителем, перед самим собой. Играть, если у тебя радикулит, если у тебя шесть швов на ноге, и они кровоточат под костюмом. Это наша профессия. Сцена будет мстить, даже если ты один раз сфальшивил. Потом ты про- сто станешь плохим артистом». На сцене Долгих может всё. Потому что талантлив и трудолюбив. Как-то репертуарный спектакль «Папа, папа, бедный папа…»

СамАрт играл в рамках одной из Самарских ассамблей. После спектакля Любовь Альбицкую и Юрия Долгих захотел увидеть Василий Аксёнов. Писатель подарил Юрию Ивановичу свои книги и отметил: «Юр, вам вообще-то надо на Бродвее работать». Все посмеялись, вспомнили шутку про Спилберга и елки, но уже через неделю Долгих получает приглашение в Великобританию: играть в Туманном Альбионе «Кентерберийские рассказы». Без знания английского (в театре его научили двум фразам: «I don’t speak English» и «My name is Юрий») Долгих летит в Лондон, в быту и в репетициях учит язык, гастроли проходят без сучка, без задоринки. Видели мы потом те книги с автографом Аксёнова. Стоят в библиотеке Юрия Ивановича рядом с томиками его приятеля Коляды, с изданиями, где оставляют автографы своему другу Юре однокурсники и коллеги: «Нет только книги с автографом Шекспира, извини».

Оглядываемся. Огромная у него библиотека. Режиссер Аласдэр Рэмси, ставивший в СамАрте «Гамлета» в начале 90-х, всё восхищался: «Оh, books, books, books…» Правда, не так давно был ремонт в квартире, две машины книг в детский дом отправили, но еще машин пять осталось. Можно взять почитать – хозяин библиотеки добросердечен: «У меня есть редкая книга Шекспира в переводе Пастернака 1947 года. Давным-давно областная библиотека брала напрокат этот двухтомник. Дал, конечно, не всё же мне у них книги спрашивать». Ну и мы стесняться не станем, будем почаще обращаться к серьезному человеку Юрию Долгих.

Елена ПОЛЗИКОВА

Заведующая литературно-драматургической частью театра «СамАрт».

Фото Елены ВИНС

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 16 (124) октябрь 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *