Мнения: , ,

Вся правда в табличках

25 января 2019

Знакомство с информацией о культурном наследии далеко не всегда начинается с краеведческой литературы или искусствоведческих статей.

Многие жители и гости города впервые узнают об истории зданий благодаря табличкам на объектах культурного наследия. За последние годы ими снабдили значительную часть памятников, что очень хорошо. Однако и у этой медали есть обратная сторона.

В жестких рамках закона

На комиссии по увековечиванию памяти выдающихся личностей и исторических событий Самары мы часто рассматриваем проекты мемориальных досок, и почти всегда речь заходит о стиле и исторической достоверности текстов. Здесь важен не только внешний вид доски, но и качество текста. Он должен быть не очень длинный, легкий по стилю, но главное – исчерпывающий и исторически достоверный. Как уместить на одной доске все регалии выдающегося человека, чтобы не превратить ее в страничку Википедии? Как рассказать о событии, произошедшем в здании, которое стояло на этом месте раньше? Задача не из легких, но она решаема, тем более, что нет жестких регламентов, регулирующих содержание текстов на мемориальных досках.

С информационными табличками на объектах культурного наследия дело обстоит совсем иначе. Здесь есть целый ряд ограничений. Согласно инструкции о порядке размещения информационных надписей и обозначений на памятниках истории и архитектуры, табличка в виде прямоугольной пластины должна содержать: данные о виде объекта культурного наследия, категорию историко-культурного значения, полное наименование объекта «в строгом соответствии с его написанием в акте органа государственной власти о включении данного объекта в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации», сведения о времени возникновения или дате создания объекта и (или) дате связанного с ним исторического события, информацию о составе объекта культурного наследия и (или) его границах (для ансамблей и достопримечательных мест), а также сакраментальное «Подлежит государственной охране. Лица, причинившие вред объекту культурного наследия, несут в соответствии с законодательством Российской Федерации уголовную, административную и иную ответственность».

Инструкция полезная и правильная, но только если наименование памятника при включении в государственный реестр объектов культурного наследия указано верно и содержит все самое важное и интересное для жителей и гостей города (в конце концов, таблички – это в первую очередь инструмент популяризации историко-культурного наследия).

Увы, в самарской части реестра много неточностей, в результате чего массовое размещение табличек приводит к нелепым ошибкам и бессмысленной трате денег, неважно, чьих именно (если объект находится в частной собственности, обязанность по установке информационных надписей и обозначений возлагается на его владельцев).

Досадные неточности

Здание на улице Молодогвардейской, 69, – один из лучших образцов самарского модерна. Установленная на нем информационная табличка сообщает нам, что это «жилой дом», построенный в 1910 году (название взято из реестра объектов культурного наследия).

В табличке нет никакого смысла, поскольку она не сообщает ничего существенного и к тому же содержит ошибку. Гораздо больше могут рассказать само здание и его декоративные особенности. Трехэтажный особняк построен по проекту архитектора Дмитрия Вернера в духе бельгийского ар нуво. На венчающем дом аттике размещается монограмма владельцев «Бр. М.» – бузулукских братьев Петра и Ивана Матвеевых, а прошение на строительство дома предприниматели подали в Самарскую городскую управу лишь в 1912 году.

Еще один пример безграмотной таблички – бывший Банк внешней торговли на улице Куйбышева, 90. Согласно исторической справке, здание строилось с 1909 по 1914 год. Объект выполнен в стиле модернизированного неоклассицизма и отсылает к столичным постройкам того периода.

Проект самарского здания принадлежит архитектору Петру Балинскому, автору первых проектов метрополитена в Москве и Санкт-Петербурге. В советское время декор дома изменился. Вместо «Русский для внешней торговли банк» на фасаде появилась надпись «Дворец труда». Но обо всем этом вряд ли узнают обычные прохожие. Информационная табличка сообщает, что это «Облсовпроф. Арх. Белинский. Ампир. 1914 г.». То есть, по логике авторов записи в реестре, а также тех, кто согласовал ее размещение на табличке, в 1914 году некий архитектор Белинский (не Балинский) построил здание в стиле ампир (архитектурный стиль, существовавший в России в первой половине XIX века) для Областного совета профсоюзов (который разместился здесь лишь в начале 1920-х).

Можно привести еще массу примеров, когда наименования содержат ошибки и не включают в себя важную информацию. Например, дом на улице Венцека, 28. В реестре указано, что в квартире-мастерской художника Ф. Е. Бурова неоднократно бывал Ленин, и ни слова о том, что здесь основам живописи учился Кузьма Петров-Водкин.

Трудная дорога

Надо признать, что за три с лишним года существования Управление государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области под руководством Владимира Филиппенко немало успело сделать для приведения в порядок различных документов. Уточнялись и наименования отдельных памятников, но сложившаяся с реестром и информационными табличками ситуация требует системной работы.

Дело в том, что корректировка сведений об объекте культурного наследия требует времени и денег – необходимо провести историко-культурную экспертизу по каждому памятнику из реестра. После внесения изменений собственник должен будет заново изготовить, согласовать с управлением и установить табличку.

Рано или поздно этим придется заниматься, но чем быстрее начать, тем меньше ошибок и трат будет в будущем. В конечном счете, жители и гости Самарской области будут знать значительно больше об архитектурной и исторической ценности местного культурного наследия. Ведь смысл установки табличек в первую очередь в этом и заключается, а не в галочках о проведенной бумажной работе.

Армен АРУТЮНОВ

Фото автора

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 24 января 2018 года, № 1-2 (151-152)

Aviasales

  • 78
    Shares

Оставьте комментарий