Мнения: , ,

Молодые мастодонты

16 июля 2015

 

2

«Поздравляю вас, молодые коллеги!» – так в моих устах звучало обращение к свежезащитившимся музыковедам. Это в устах. А в мыслях? «Здравствуйте, молодые мастодонты!»

Эх, племя молодое, незнакомое… Не успели как следует познакомиться, а уже вымирают. Не удержишь, скоро одни бивни в доисторических слоях самарской почвы останутся.

С чего это вы, Наталья Анатольевна, взялись писать о защите музыковедческих дипломов в институте культуры? Не в первый раз ведь защиту принимаете! Да и они уже не первый год защищаются. Вон в рядах зрителей, пришедших посмотреть на действо, как раз одна из первых студенток-музыковедов. Сколько лет назад она выпускалась? Году в девяносто седьмом. Еще немного – и отметили бы четверть века существования специальности «Музыковедение» в стенах Института культуры, потом Института искусств и культуры, потом Академии культуры и искусств, потом Института музыки Академии культуры и искусств (Консерватории), потом опять Института культуры (но привесок «Консерватория» в скобках пока, вроде, еще остается)…

Чувствуете, как бьется чиновничья мысль в терминологических силках? А ведь это все – один и тот же вуз. Молодые мастодонты, пардон, музыканты, бороздящие его просторы, пока еще свои бивни в оползни на брегах Леты не сложили…

Да прочь от них, от пушкинских да от археологических метафор. Долог ли консерваторско-музыковедческий век? Отметит ли кафедра четверть века? Похоже, специальность отмирает. (Воображаю, как будут смеяться чиновники, управляющие процессом вымирания: что вы нам своих музыковедов под нос тычете? Их всего-то пять! Вон мы на «аэрокос» с госунивером нацелились! Как сказано поэтом: я доем сначала грушу, а потом примусь за вас!)

Мастодонты тем временем (точнее, мастодонтихи – мужские экземпляры специальности вымирают первыми) сменяют друг друга за кафедрой. Защита идет своим чередом. (Почему мастодонтихи-то? Разве можно этим грубым словом обозвать изящную фигурку молодой музыковедши?)

А о чем они ведут дозволенные речи? Об операх Даргомыжского. Речитативы в «Каменном госте» – важно это? Да кому это нужно, возразят мне всезнающие молодые журналисты, утверждающие, что и глинкинский «Иван Сусанин», и «Жизнь за царя» – дело рук Даргомыжского. «Простите, господа журналисты, – нежными голосами замечаем всезнающим авторам, – «ИС»-то – не Даргомыжский!» – «А вы нас не учите, – грубо отвечают господа журналисты. – Писали и писать будем!»

Ну хоть кого-то надо учить. Пока разрешают еще немного – учим. Диплом в черном переплете посвящен Яначеку. Кто в Самаре слышал это чудное чешское имечко? Проблема «политических увертюр» Чайковского. Власть предержащие немного оживляются: это еще что за проблема? Взять на вооружение! Хотя мы и сами себе политическая увертюра. А под этой синей обложкой что? Под ней – либреттологические проблемы опер Рахманинова «Алеко», «Франческа да Римини», «Монна Ванна».

Среди синих и черных переплетов один выделяется своим цветом. Красный. Его прижимаю к сердцу со словами Скарпиа (см. нашу италоязычную постановку «Флории Тоски»): Finalmente mia! Наконец моя! То бишь моё! Родное моё барокко! Бибер!

Мерзкому насильнику Скарпиа кого бы то ни было к сердцу прижимать опасно. Тоска вон как его ножом – наверное, ран десять нанесла. Зачем столько?

«Женя, как ты Скарпиа убивала? Неужели так долго его ножом колошматила?» – спрашиваю любимую певицу. «Я убивала Анатолия Яковлевича», – признается в совершеннейшей уголовщине Евгения Михайловна Тенякова. Впрочем, за давностью лет преступление прощено и забыто.

Красный дипломчик мне ни в спину (я ее не подставляю), ни в грудь острие не втыкает. С удовольствием читаю – наконец-то! – развернутый материал о Бибере! По-русски!

Резюмируем. Бибер, Даргомыжский, Чайковский, Рахманинов, Яначек… Нужны ли они нам? Когда-то и я на этой кафедре работала, мастодонтов растила. Тогда, естественно, не меня, а другого человека председателем комиссии нанимали. Вот явился. С недовольным выражением лица защиту прослушал и сформулировал: «Да кому они нужны, ваши бетховены да брукнеры… Не этим вы должны заниматься». – «А чем?» – «Меня должны рекламировать! На мои концерты агитируйте ходить!» Ректору на нашу музыковедческую кафедру пожаловался. «Видите, – сказала руководящая дама, правда, в музыке ничего не понимавшая и отношения к ней не имевшая, – и никому-то вы не нужны!»

А и правда, зачем вымирающие мастодонты стране, в которой и слоны-то давно повымирали?

Я бы с удовольствием объяснила читателю, зачем. Но не хочу давить на общественное мнение. Хочется, наоборот, читательские голоса послушать. Не будете ли вы так бесконечно любезны ответить, дорогие наши читатели, зрители, слушатели: нужны ли мы вам?

Наталья Эскина

Музыковед, кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России.

Рисунок Сергея Савина

 

Опубликовано в издании «Свежая газета. Культура» в № 12 (79) за 2015 год

Aviasales

  • 6
    Поделились

Оставьте комментарий