Мнения: , ,

Новые задачи от Фабрики-кухни

22 июля 2015

mincult(2)

Разглядывая фотографии, на которых фабрику-кухню (пока только макет!) разглядывают Медведев и Мединский, у многих людей серьезно отлегло: точно спасли! Теперь уже точно. Конечно, о спасении Фабрики-кухни можно написать роман, но лучше нарисовать комикс. Спасибо Виталию Стадникову, Михаилу Алькову, Александру Хинштейну, газете Guardian и всем-всем-всем защитникам Фабрики-кухни. Мы победили. Что дальше?

Да, вроде, тоже все хорошо! В здании будет ГЦСИ, реставрация на федеральные деньги вот-вот начнется. И будет у нас в Самаре свой чистенький шедевр советского модернизма. Есть еще несколько грязненьких, но сейчас не о них. Директором в спешно учрежденный филиал ГЦСИ назначили Романа Коржова, нашего старого друга — просто чудесно! Теперь еще отреставрируют, в первоначальный вид приведут и

И? Нет никакого “и”. Стадников, например, много раз заявлял: наше дело было спасти. Вот спасли. Никаких прав у меня или какого-то другого самарца рассуждать о том, чем дОлжно заниматься филиалу федерального учреждения культуры нет. Нет. Да и не очень интересно федералам слушать наши голоса. Вон директор филиала Роман Коржов пытался на совещании, сказать что-то в защиту проекта “Волга. Ноль”, но вице-губернатор, не интересуясь, что это за посторонние на объекте, велел прекратить, Миндлин немедленно согласился, Роман пытался возражать, но его никто не слушал. Не  то, чтобы директора филиала ГЦСИ и сотрудников перестали пропускать в здание, но  “Волга. Ноль” прекратилась до теплых времен. Ну, потом, когда все закончится, конечно, Роман будет директором и полновластным хозяином. Чего?

Огромного здания в первозданном виде. Центра Современного Искусства. Что же будет в нем? Какое такое современное искусство в 2018 году будет висеть на бесконечных стенах Фабрики-кухни? Бесконечных. Площадь здания огромна. Московское здание ГЦСИ меньше почти в 10 раз! Так что же там будет выставлено, например, на открытии и, особенно интересно, через полтора года после открытия?

Рискну предположить, что есть три возможных модели развития. И задача сообщества, если оно есть, предложить четвертую, пока не реализована одна из трех. Впрочем, они сами вполне неплохи. И очень даже жизнеспособны.

Вариант 1. Большая арт-пропаганда современного искусства. Используя опыт ширяевского биеннале и все творческие силы города, называющие себя “современными”, максимально задействуя ресурс федерального ГЦСИ, Роман Коржов создает действительно Центр Современного Искусства. Звучит красиво, проблема одна — это интересно очень небольшой группе населения. Странно, согласитесь, создать в городе крупнейший объект культуры федерального подчинения в интересах небольшой группы, которая даже не ангажирована и не аффилирована никому, а просто имеет счастье считаться здесь современным искусством. Благородно выглядит, но странно. И пусто будет в таком Центре уже через месяц после открытия. Чтобы проверить мои догадки — будучи в Москве, сходите в столичное ГЦСИ на любую выставку, убедитесь сами.

Вариант 2. Большая декорация современного искусства. Этот вариант можно увидеть в Саранске. Там на центральной площади стоят построенные за большие федеральные деньги важные здания. Типа библиотеки. Пустые. На входе охранник, вахтер, огромный современный  объект у них за спиной. И в нем почти никого. В Саранске это вообще вызывает странное ощущение. Николай Иванович создал массу объектов для города, как бы “на вырост”, но пока предложение не вызывает ажиотажного спроса. И дома стоят-ждут. Возможно, что в миллионной Самаре будет иначе, но и в этом миллионе мало фанов совриска.

Вариант 3. Новый главный музей. Зачем думать об Алабина, в который заходить страшно?! Вот много тысяч метров, вот новый чистый лист и вот единственный вариант сделать новое  учреждение культуры хоть как-то популярным. По этому пути, похоже, пошел наш ближайший сосед — Нижегородский филиал ГЦСИ. Там недавно было открытие с министром и премьером, снова говорили о важности совриска на Руси. Но вот афиша выставок в новом филиале, скажем, не очень современна и больше подошла бы современному краеведческому музею, чем музею совриска. Кстати, для Самары этот вариант особенно искусителен, из-за невнятицы с нашим краеведческим музеем.

Есть ли у нас еще варианты? Наверняка. Например, в виде комбинации этих трех. Хотя, конечно, каждый из них — это пшик, после великой битвы за Фабрику-кухню. Но внятной концепции пока нет. Роман Коржов предлагает обсудить ее на грядущей ширяевской биеннале. Выводы делайте сами, но помните: наше мнение никому неинтересно! 

Илья Сульдин

Опубликовано в издании «Свежая газета. Культура» в № 12 (79) за 2015 год

 

Aviasales

1 комментарий к “Новые задачи от Фабрики-кухни

  1. Если директор музея видит свою задачу в том, чтобы «обсудить концепцию на грядущей ширяевской биеннале» плюс самоотверженное наблюдение за буржуазным укладом жизни в капиталистическом мире (это я все по статьям в samcult сужу), то лучше вернуться к Варианту 0 – алкогольному кластеру времен клуба «Север», бара «Сквозняк» и офиса Ильи Чичкова.
    Потому что руководству музея не впадлу сочинять фразы на птичьем языке («осуществился выход художника в зону открытого опыта, которая продуцировала новые формы культурного ответа») и требовать денег, но скучно разруливать долг перед «Росгосстрахом» (прежний владелец здания) и все такое прочее-рабочее. У нас областная федерация настольного тенниса на трусы и шарики сегодня собирает больше спонсорских денег, чем вроде как действующий Центр современного искусства. Еще один пример – Слава Зимнюков. Буквально через дорогу. Тоже современное искусство, целиком за счет собственных доходов, ни у кого денег не просит, говорит на понятном языке, каждые выходные «голые девушки стаями». Не смущает?
    Медведев в момент фотографирования сказал только, что идея хорошая. Ну, да хорошая. Давайте еще раз «проговорим» ее на ширяевской биеннале.

Оставьте комментарий