Мнения:

[Тейлор занят]

2 февраля 2016

life-1024x709

Есть очень простой способ наладить контакт с моей дочерью, вступающей в переходный возраст. Вопрос, на который она отвечает с такой радостью и страстью, с таким огнем в глазах, который не могут вызвать ни любимые бабушки, ни мама, да, наверное, никто и ничто на свете. Простите. Просто нужно спросить: как дела у Тейлора? Ты спасла его?

У Тейлора нет лица. Нет голоса. Нет ничего, кроме картинки на заставке. Он герой текстового квеста Lifeline. Когда Эрнесту Старателеву на ДР преподнесли iWatch, я, первым делом посоветовал ему установить Lifeline. Поэтому у него тоже загораются глаза, если задать ему тот же вопрос. Эрнест, ты спас Тэйлора?

Да-да, уже вижу презрительные мины. Тем более, (спойлер!) эта статья адресована, в основном, к представителям гуманитарных наук, культуры и просвещения. Да, это герой игры. Как только вы загружаете Lifeline, на связь с вами выходит космонавт. Кадет Тэйлор из экипажа “Вари”. Он один остался в живых после катастрофы на спунике  Венеры. Вы — его единственный шанс на спасение. Вам приходят текстовые послания — вы принимаете решение. Всё очень просто. Нужно ли остаться Тейлору ночевать около заметно фонящего, но такого теплого реактора, или лучше спать снаружи? Никакой графики. Просто зеленые буквы на темно-темно-сером фоне. Снова спойлер: если вы посоветуете Тейлору остаться снаружи, он замерзнет.  Игра происходит в реальном времени. Поэтому когда вы отправляете Тейлора к высокой горе, про которую вы знаете только со слов Тейлора, он отключается и идёт. Тейлор занят. Много часов. Вы ошиблись и гора оказалась гораздо дальше, поэтому Тейлор занят. А потом, во время важного совещания, директор крупной IT-компании судорожно хватается за телефон: извините, у меня… тут… космонавт!!! И все понимают, как он ждал этого мгновения.

Это просто текст на экране. Обратите внимание, господа философы-филологи-постмодернисты. Текст, Карл. Нет картинки! Никакой! Ничего не движется. Покой. Текст и простейшие развилки: да-нет. Но если ты уговоришь Тейлора таки выбить дверь, а он в процессе повредит плечо, то потом он долго будет про это плечо ныть. А если не уговоришь, то Тейлор не найдет за этой дверью еды, и скорее всего, умрет с голоду. И нет ничего, кроме букв и развилок. Да — нет. Но сюжет есть. Один из двух вечных сюжетов по классификации Хорхе Луиса Борхеса. Один из двух. Одиссей возвращается в Итаку. С вашей помощью. Судьба человека, у которого даже нет лица. Ничего нет, кроме этих букв, ничего кроме текста. Но вот художественное произведение, состоящее, в основном, из предложения “Тейлор занят” и обладающее невероятной силой. Господа ученые, антропологи, в частности, неужели вам такое не интересно? Вы спасаете человека, смотрите на почти пустой экран, но переживаете так сильно, как не переживаете при просмотре Тарантино, Иньярриту и кого угодно вообще. Вы смотрите на то, что Тейлор занят и ваша фантазия и эмоции работают, как никогда. Мощно и чисто. Моя дочь сопереживает Тейлору, она хочет его спасти. Оливер Твист и его страдания оставляют ее почти равнодушной. Вежливое сочувствие, не более, но Тейлор… И, господа психологи, это позитивно. Просто. Человечно. Уверен, что Lifeline оказывает на людей гораздо большее влияние, чем любой роман, написанный в эти годы, любое произведение современного искусства. Вот оно — будущее в настоящем? Или нет? Что это вообще такое? Почему взрослые люди, как бы ученые, анализируют какие-то никчемные пустые вещи и пропускают явления такой страшной силы? Не знают о них ничего, да и вряд ли вообще понимают о чем идет речь. Они даже не знают, чем Тейлор занят. А он пытается спастись.

Самые важные произведения искусства теперь обозревают в разделе “Игры”. А если не верите, то попробуйте что-нибудь противопоставить Тейлору. Даже интересно, что может быть важней, чем «Тейлор занят»!

Aviasales

  • 7
    Shares

Оставьте комментарий