Мнения: ,

Фабрике-кухне нужен общественный контроль!

7 февраля 2016

img-20150119160658-333

Для начала анекдот в тему. Рассказывают, что представители компании, выигравшей тендер на реставрацию фабрики-кухни (~200 млн), и до этого никакой реставрацией не занимавшиеся, когда приехали первый “раз на объект” сразу спросили: а почему снести-то нельзя?

Снести нельзя

А что можно и что нужно? Я, возможно, слишком назойлив, но дело в том, что подобного размера нового объекта культуры у нас в губернии не создавали давно. Пожалуй, со времен ленинского мемориала. Единственное, сравнимое по масштабу действие — реконструкция Оперного театра вызвала, в свое время, массу скандалов и шумных историй, но. В оперном уже все было придумано, даже в ленинском мемориале было более-менее понятно с начинкой. Здесь же огромное здание двери которого надежно запечатаны магической аббревиатурой ГЦСИ. А что за дверями? Как выяснилось совсем недавно, московское ГЦСИ тоже не очень знает. И не совсем понимает, что им с этим неожиданным филиалом делать.

Тема фабрики-кухни неоднократно возникала в проектном семинаре «Ширяевская биеннале современного искусства – ресурсы и возможности для развития проекта», который прошел в Самаре 16-17 ноября. Московский десант на семинаре был очень мощным: Бычкова Юлия – заместитель директора по стратегическому развитию  ГЦСИ, Инна Прилежаева – директор по проектам АМК, модератор семинара, Сергей Георгиевский – директор агентства стратегических инициатив ЦЕНТР, Свят Мурунов — Руководитель центра прикладной урбанистики МВШСЭН, эксперт по развитию городов. ГЦСИ так же был представлен начальниками профильных отделов. И хотя основная тема была в Ширяево, связки с ФК возникали неизбежно часто.

Масштаб ширяевского биеннале так разительно отличается от масштаба Фабрики-кухни, что вопрос соответствия возникает сам собой.

Анна Гор, не приехавшая на семинар, но вышедшая в скайп, отдельно и очень убедительно говорила о важности биеннале для художников. И ее уникальности именно в этой части. Если снова задаться вопросом соответствия, а проекция вольно-невольно возникает, то получается, что огромное здание, в которое будут вложены не только бюджетные деньги, но и несколько репутаций, и федеральный бренд, какой бы он ни был… Так вот, вся эта красота будет использоваться исключительно для развлечения современных художников и нескольких сотен любопытствующих? Повторюсь, это крупнейший новый объект культуры в губернии, со времен ленинского мемориала. За последние тридцать лет!!!

Кому это надо?

Предвижу возражения: две сотни сочувствующих и современные художники — это та часть общества, которая тянет наше косное провинциальное болото вверх к современности. Так и есть. И, кстати, представители любого направления искусства считают так же за свое творчество. Более того, многие художники вообще считают, что никакого “совриска” нет — это термин, навязанный медиа. Но разбираться-путаться в терминах — это отдельная радость, здесь неуместная. Как не играй словами — очевидно, что современное искусство, даже в лучших своих проявлениях, вызывает активный интерес у 0,08% населения Самары. Да, надо поддерживать и развивать совриск, но уверенности в том, что из  существующих материалов можно создать продукт, достойный международного уровня, явно сомневаются даже представители ГЦСИ.

Надо отметить, что другой провинциальный проект ГЦСИ — нижегородский Арсенал, который как раз и возглавляет Анна Гор, открывался очень тщательно и долго, но в итоге открылся с участием премьер-министра России, и, что гораздо важней, мощнейшими выставочными проектами. У нас, если ориентироваться на ЧМ-2018, нет ни таких сроков, ни малейшего представления о том, как это будет выглядеть в итоге.

Еще одним неприятным моментом является полная размазанность ответственности. К сожалению, это было практически неизбежно при той схеме спасения ФК, которая была в итоге реализована, но сейчас очень трудно сказать, кто реально чем руководит, на что влияет и за что отвечает.

Вся власть

Более того, сейчас складывается ощущение, что правительство Самарской области не до конца уверено в необходимости участвовать в проекте. Совсем уж комическим выглядело самоустранение министерства на  проектном семинаре, где безвестный представитель министерства, на предложение изложить позицию минкульта, четко ответила: я говорит ничего не буду, но обо всем что здесь увижу и услышу,  министерство сообщу. Компетенция такого представителя и его задачи, увы, вызывают вопросы. Но ведь формально областное министерство здесь вообще ни причем — ГЦСИ — структура федеральная.

А из достаточно достоверных источников, уже поступала информация, что Правительство области считает, что область своими деньгами в дальнейшем проекте участвовать не должна. И никакого софинансирования, скорее всего, не будет. И так ведь Фабрику-кухню выкупали на областные деньги. Точнее, не выкупали, а меняли. И вот здесь лежит еще одна мина замедленного действия. Владельцам ФК пообещали дать площадей в новом здании областного правительства, на Урицкого. Но потом стройку здания заморозили и сейчас, вроде бы, фабрика уже в собственности области, но есть некоторые шероховатости. Например, владельцы могут потребовать здание обратно из-за невыполнения условий договора. Владельцы московские, их так просто не испугаешь уговоришь. В общем, может так получится, что спасение Фабрики-кухни еще будет иметь продолжение.

А надо ли?

Зачем спасал ФК Виталий Стадников, более-менее, понятно. Действительно шедевр, много можно правильных слов сказать, и они будут правдивы. Но как быть сейчас? Правительству области фабрика-кухня нужна, по большому счету, как еще один пункт в списке достижений к ЧМ-2018. Вычеркнется — не так и страшно. Местному культурному сообществу, конечно, интересно получить в новом здании какие-то площади, например, под выставки. Такое желание есть у СХ, и наверняка не только у него. Желание вполне понятное. Тем более, что никто не даст внятного ответа: почему они, а не мы? Интерес, повторимся, оправданный, но потребительский. Никакой Союз Художников ничего глобального предложить не способен. И ГЦСИ сам по себе не способен. А сейчас ситуация вокруг фабрики-кухни начинает постепенно складываться так, что огромный престижный проект просто рассыпется через какое-то время, как карточный домик. Не в последнюю очередь из-за тотального безразличия. Странно, что в таком большом городе реализация такого масштабного проекта не вызывает интереса. Пока это странно, но скоро станет грустно.

Не верится, увы, в возможность хоть какого-то объединения культурного сообщества, но сказать о ситуации считаю необходимым: дальнейшая судьба фабрики-кухни под угрозой, и только общественный интерес и контроль могут эти угрозы снять.

Илья Сульдин, редактор Samcult.ru

Опубликована в издании «Культура. Свежая газета», № 1 (80) за 2016 год

Aviasales

Оставьте комментарий