Мнения: ,

Музей «Фотоистория»: помочь нельзя отказать. Вопросы пунктуации

8 февраля 2016

19_Фотоистория_2

О том, как энтузиасты пытаются открыть в Самаре музей фотографии.

«Могу встретиться с вами в любое время, у меня его сейчас полно», – на том конце провода Николай Страшнов, директор единственного в Самарской области зарегистрированного частного музея фотографии. Причем музей «Фото-История» такой один в масштабах не только региона, но и всей страны: интерактивный, с обширной профильной библиотекой, фотошколой, химической лабораторией, фотообъединением и туристическим бюро. Вот уже два года учреждение не может нормально работать: у него отобрали помещение, и Николай вместе с раритетной фототехникой, собираемой им большую часть жизни, очутился на улице.

Несмотря на «говорящую фамилию», Страшнов показался мне человеком вполне безобидным, даже симпатичным, а главное – горящим своим делом и, как следствие, настырным во всем, что этого дела касается. Он увлекся фотографией еще во втором классе. Тогда появились и первые экспонаты его будущей коллекции. Но хобби стало для него основным делом жизни, только когда он переехал из Башкирии в Самару. Здесь к нему пришла идея создать собственный музей.

– У меня дома уже скопился целый склад старинных фотоаппаратов, уникальных деталей для камер, редких открыток и снимков, когда я познакомился с предпринимателем Андреем Воробьевым. Тот создал в Переславле-Залесском частный музей утюга. Вскоре о его необычном собрании узнала вся страна, а Переславль-Залесский приобрел статус нового культурного центра Ярославской области. Успешный опыт Воробьева натолкнул меня на мысль: неплохо было бы сделать нечто подобное в Самаре, и в 2010 году здесь появился Музей фотографии.

Последнее десятилетие страна переживает бум так называемых музеев культуры повседневности. В одном только Переславле-Залесском, помимо утюгов, стали выставлять монеты, чайники, паровозы, маски. Со всей России люди съезжаются попробовать коломенскую пастилу, а в Самаре даже открылся музей лягушки. Такие, на первый взгляд, легкомысленные коллекции своей необычностью привлекают толпы туристов. Правда, почти все частники сталкиваются с проблемой аренды или приобретения подходящего помещения. «Квартирного вопроса» не удалось избежать и самарскому музею.

– В течение двух с половиной лет мы работали на базе Дома молодежных организаций. В нашем распоряжении было небольшое помещение – приблизительно 25 квадратных метров. Там мы разместили стеллажи с экспонатами – коллекцию шпионской фототехники, старинные магниевые вспышки, камеру Штейнгеля, датированную 1868 годом, библиотеку. Площади не хватало, но мы пользовались местным лекторием, где проводили мастер-классы и встречи регионального объединения «Самарский дом фотографа».

Мы регулярно проводили экскурсии для школьников и инвалидов, у нас проходили практику студенты. На общей кухне размещали химическую фотолабораторию, но после каждого мероприятия оборудование приходилось убирать. Ведь, помимо нас, там было много других кружков, различных объединений и творческих коллективов. А после преобразования Дома молодежных организаций в 2014 году все мы оказались на улице. Сейчас раритетная техника гниет в гаражах и подвалах.

19_Фотоистория_1

Такие разные «социальные миссии»

Несмотря на отсутствие помещения, музей продолжает работать: путешествует по образовательным учреждениям, торговым центрам и выставочным комплексам.

– В 2013 году мы получили грант от областного министерства культуры (230 000 рублей). Разработали интерактивную площадку пленочной фотографии. Мы предлагали посетителям музея сделать несколько снимков на старинный аппарат, затем они могли самостоятельно проявить получившиеся кадры в «красной комнате». Ребята приходили в восторг от процесса, затаив дыхание, наблюдали за тем, как на специальной бумаге рождалось изображение.

Второй грант – от минкульта России – музей выиграл уже после того, как оказался на улице. Внушительную сумму (порядка 2 млн рублей) потратили на новый проект.

– Мы сделали разбирающиеся камеры-обскуры – прототипы фотоаппарата. Одну размером с телефонную будку, а вторую – с гараж (раньше такие светонепроницаемые ящики с отверстием в одной из стенок и экраном использовались архитекторами для создания чертежей). Продумали декорационную площадку, сшили костюмы эпохи зарождения фотографии. Проект переезжал из города в город, пользовался успехом.

В 2014 году, в Год культуры, «Фото-Историю» пригласили принять участие в международном фестивале «Интермузей». Деньги собирали всем миром. И не зря – самарцы получили награду за реализацию социальной миссии.

– Меня заверили, что областной минкульт профинансирует ту поездку, но до сих пор я не получил ни рубля. А ведь мы – первый частный музей, который пригласили на фестиваль такого уровня.

В 2015-м «Фото-История» снова побывала на «Интермузее». Площадку Страшнова посетил премьер-министр Дмитрий Медведев. Он оценил энтузиазм сотрудников и пообещал по приезде в Самару обязательно посетить музей. Вот только где именно второе лицо государства сможет посмотреть на редкую фототехнику, пока неизвестно. Адрес учреждения в каталогах международного фестиваля, в отличие от адресов остальных участников, указан не был.

Ехали бы вы в Ульяновск…

Помимо дипломов и благодарностей, растет и стопка писем. Страшнов обращался в городскую администрацию, областной минкульт, к губернатору, премьер-министру и даже президенту. Не все из обращений остались без ответа. Три помещения ему все-таки предложили. Первое – двухкомнатная квартира в Коллективном переулке.

– Я туда перевез только часть коллекции, а места уже не хватало! Как там можно проводить экскурсии для школьников и инвалидов-колясочников?

Около восьми месяцев Страшнов хранил в злополучной «двушке» экспонаты, исправно платил аренду, но продолжал искать вариант попросторнее и не переставал писать чиновникам. Еще одно предложение властей отклонил, едва взглянув на карту города: здание на улице Белогородской находится в промышленной зоне, куда общественный транспорт не ходит. Остановились на полуразрушенном помещении рядом с железнодорожным вокзалом.

– Когда решался вопрос по передаче нам этого здания, на него каким-то волшебным образом стали претендовать другие компании. Пока мы оформляли договор, его отдали под гостиницу. Нас даже в известность не поставили, а мы с сотрудниками уже начали там убираться, вывезли несколько КамАЗов мусора.

Договор составили таким образом, чтобы я от помещения отказался. На бумаге в здании – три этажа, а на самом деле их демонтировали, остались один этаж и подвал. Не соответствует действительности и указанная общая площадь помещения – 1730,8 м2. В январе 2015 года мы на свои деньги провели экспертизу и получили совсем другую цифру – 897,1 м2. Кроме того, по договору я должен сделать капитальный ремонт здания за 7 месяцев. Ни одна строительная компания не согласилась восстановить полуразрушенный объект за такой короткий срок!

Плюс на это нужны деньги – порядка 100 млн рублей, которые, естественно, я должен буду заплатить из своего кармана. Мне обещали зачесть данные средства за аренду, но надолго их бы не хватило. За нее мне пришлось бы отдавать огромную для некоммерческой организации сумму – 118 тыс. рублей в месяц. А после ремонта стоимость аренды увеличится в разы. То есть, вложившись в здание, сделаю себе только хуже. Потенциальные спонсоры отказываются помогать рублем, говорят: арендованное здание у меня обязательно отберут. Но самый интересный пункт: арендодатель вправе расторгнуть договор по собственной инициативе без возмещения затрат.

Музею предлагали переехать в Ульяновск, но Страшнов настаивает на том, чтобы «Фото-История» жила именно в Самаре.

– Нигде нет такого положительного отношения к фотографированию. Здесь на душу населения приходится в разы больше камер, чем в других городах. А кроме того, тут живут самые красивые девушки, которых, кстати, на всю страну прославили местные фотомастера.

***

Желая сохранить не только музейное наследие, но и статус Самары как фотостолицы, Николай Страшнов настойчиво продолжает поиски подходящего помещения для своего детища и вряд ли успокоится, пока не добьется своего.

– Я готов взять разрушенное здание и на собственные средства отремонтировать его. Но тогда об аренде не может быть и речи.

И нужно не так уж и много – отыскать где-нибудь в центре полторы тысячи квадратов. По мнению Страшнова, именно такой метраж был бы идеален для продолжения самарской «Фото-Истории».

Мария Акимова

Фото из архива музея «Фото-История».

Опубликована в издании «Культура. Свежая газета», № 1 (80) за 2016 год

Aviasales

  • 15
    Shares

Оставьте комментарий