Культурное наследие Самары. Фактор неразвития

0_bf947_a3c22893_orig

Сегодня в Самаре стартует форум «Культурное наследие – фактор развития современного города», организованный Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры. Собрались ведущие градозащитники страны, общественные деятели, представители всех уровней власти, чтобы обсудить проблемы сохранения старой Самары.

Фото автора. Герб Самары на здании Новотроицкого торгового корпуса.

Такого состава общественников и чиновников, занимающихся проблемами сохранения наследия, Самара еще не видела. Последний раз столь масштабное обсуждение проблем культурного наследия региона было шесть с лишним лет назад, когда SAVE и MAPS выпустили отчет «Самара. Наследие под угрозой», а Виталий Стадников вместе с общественностью развернул кампанию в защиту Фабрики-кухни. Уникальный памятник конструктивизма в виде серпа и молота в итоге удалось спасти: его перевели в госсобственность, присвоили статус объекта культурного наследия и, дай Бог, в ближайшие год-два приспособят под филиал Государственного центра современного искусства.

А вот общая ситуация с сохранением культурного наследия Самары, несмотря на точечную реставрацию отдельных объектов, остается такой же тревожной, а в чем-то даже хуже, чем несколько лет назад. Вроде бы все проблемы более-менее известны. Если варианты их решений не находятся, то всегда есть положительный опыт других регионов, который можно использовать. Тем не менее, город продолжает топтаться на месте, с завидной регулярностью оказываясь в центре скандалов, будь то очередной пожар, снос или новое монструозное строительство в исторической части.

***

За последние четыре года несколько сотен зданий в Самаре лишились статуса объектов культурного наследия, то есть государство их больше не охраняет и с ними можно делать все что угодно. Вероятно, это не было бы проблемой, будь у нас жесткие градостроительные регламенты, четкие правила содержания исторических зданий, не включенных в реестр, и главное – если бы власти и собственники с пониманием относились к сохранению исторической ткани родного города.

По факту же Самара лишена статуса исторического поселения, живет по правилам землепользования и застройки (ПЗЗ) 2001 года, а разработанные и утвержденные границы зон охраны памятников, препятствующие появлению вокруг дисгармоничной среды, регулярно урезают. Да и само лишение зданий статуса часто дает зеленый свет застройщикам.

Долго ждать себя они не заставляют. Так, например, случилось с бывшими усадьбами Ржанова и Балакина на улице Водников, 99-105. Компания «СовДел», осуществляющая застройку участка, сначала планировала вписать сохранившиеся фасады в новое здание, но каким-то чудом их сняли с охраны и уже через месяц не оставили камня на камне. Печальной оказалась и судьба двух построек, входивших в комплекс Артиллерийских казарм инженерного управления Казанского военного округа на территории бывшего ГПЗ-4. Лишенные статуса памятников, они тотчас же были снесены. И это лишь те объекты, которые давно находились в поле зрения местных градозащитников.

На случай, если не удается лишить дом статуса памятника, самарские застройщики используют другие способы. Так, например, собственники бывшего дома Егорова-Андреева на улице Некрасовской, 61, не сумев согласовать проект реконструкции (предполагалась надстройка здания и полная замена внутренностей), решили оставить его без отопления, а заодно демонтировать кровлю, чтобы уникальные интерьеры 1910-х, выполненные по проекту архитектора Дмитрия Вернера, исчезли сами собой.

На глазах тает и бывший особняк Фирса Наймушина на улице Степана Разина, 106. В 2013-м его пытались снести. Работы были приостановлены, но что не доделал собственник, довершили пожары и причуды погоды. Несовершенство законодательства в сфере охраны памятников позволяет застройщикам бесчинствовать, не опасаясь каких-либо существенных последствий. Штраф, который выплатит компания за снос или перестройку объекта культурного наследия, всегда можно возместить за счет количества новых квадратных метров жилья или коммерческой недвижимости.

***

Нашелся и алгоритм выдавливания жителей из домов для их последующего сноса. Самым показательным примером стала ситуация вокруг усадьбы архитектора Зеленко. Компания «Трансгруз», которая ведет застройку квартала, действовала сразу в трех направлениях. Здания на улице Самарской, 179 (литеры Б, Б1, Б2), исключили из списка памятников, охранную зону и зону регулирования застройки особняка Зеленко (Дом журналиста) уменьшили до неприличия, а техническая экспертиза показала, что все три литеры якобы находятся в аварийном состоянии и подлежат сносу.

Конечно же, ни о какой аварийности речь не шла, и жильцы дома стали бороться за право владеть квартирами в памятнике архитектуры. Три месяца длился суд, к материалам дела приобщили пять экспертных заключений. В конечном счете Фемида встала на сторону горожан, признав дом пригодным для проживания, а Управление охраны памятников по инициативе архитектурного сообщества запустило процесс возвращения ему статуса объекта культурного наследия. За восстановление прежних границ зоны охраны пока не брались, но дойдет и до этого. К сожалению, это один из немногих случаев, когда самарцам удалось сдержать натиск застройщиков и отстоять свою собственность.

***

Безусловно, город не должен становиться музеем. В историческом центре есть масса ресурсов для нового строительства, и оно должно вестись, но деликатно, с пиететом к окружающей среде. Приоритетным направлением было и остается сохранение и поддержание в должном состоянии сложившейся исторической застройки. У нас есть яркие архитектурные произведения, есть памятники федерального значения, но главная ценность Самары не в отдельных объектах, а в целостности городской ткани.

И речь не только об историко-культурной ценности среды. Туристический потенциал губернского центра (особенно в преддверии чемпионата мира по футболу) не только в нескольких достопримечательностях, Волге и местах, где пил чай Владимир Ульянов со товарищи. Замени рядовую застройку центра кварталами микрорайонного типа – и ни один турист не пойдет дальше условного Бункера Сталина и драмтеатра, да и вообще не факт, что приедет.

Кроме того, центр города – непаханое поле для малого бизнеса, колоссальный потенциал для развития стрит-ретейла. Сейчас этот сегмент предпринимательства у нас делает первые шаги, все больше занимая первые этажи старых домов. Простимулируй их, и количество уютных магазинов и кафе в центре станет в несколько раз больше – городской бюджет только выиграет. Ну и наконец, жить в памятнике архитектуры – почетно. Все неудобства, с которыми сталкиваются жители центра, легко решаются. Отсутствие канализации в особняке XIX века – не причина для его сноса, а сигнал властям, что нужно позаботиться об инженерной инфраструктуре жилого фонда.

Деревянный дом требует ремонтно-реставрационных работ? Не спешите называть его «гнилушкой» и сносить. Посмотрите, как справляются с этой проблемой в Томске и как здорово живется в деревянных памятниках XIX века горожанам. Любая проблема имеет решение, и то, что это решение стоит больших денег, – очередной миф, придуманный, чтобы оправдать расчистку земли под новое строительство. Наглядный пример – «Том Сойер фест»: группа волонтеров за пару месяцев отремонтировала фасады трех дореволюционных домов на улице Льва Толстого, 34-38, используя минимум средств, предоставленных партнерами акции.

***

Если раньше головной болью градозащитников было точечное строительство, то сейчас эта концепция освоения городских территорий сменилась на комплексное обновление целых кварталов. То есть, если раньше застройщик сносил усадьбу Гергардта на углу улиц Вилоновской и Садовой и возводил на ее месте 33-этажного монстра, то сейчас ему подавай целый квартал, и не один.

В довершение есть еще и два крупных инвестиционных проекта – развитие стрелки рек Волги и Самарки и «Пять кварталов» в районе площади Куйбышева. Это сотни тысяч квадратных метров жилья в самом сердце старого города. Памятники архитектуры в них, конечно, сохранят, а вот рядовая застройка в большинстве своем пойдет под снос. Учитывая изменения в процессе учета объектов культурного наследия, о которых говорилось выше, большинство обреченных домов – вчерашние памятники.

Как и что нужно менять в этих кварталах, какие дома нужно сносить, реставрировать или обновлять? Думаю, это предмет для дискуссии не только среди модернистов в Союзе архитекторов, привыкших строить «в чистом поле». В ближайшее время планируется разработка проекта объединенной зоны охраны самарских памятников, на основании которого городу должны будут присвоить статус исторического поселения федерального значения. Не возникнут ли противоречия между этим документом и планом по жилищному строительству, как сейчас происходит с ПЗЗ, которые не учитывают зоны охраны отдельных объектов? Стоит ли делать резкие телодвижения и радикально менять градостроительный рельеф центра или это может привести в перспективе к необратимым последствиям?

Словом, вопросов пока больше, чем ответов. Будем надеяться, что в форуме примут участие все, от кого зависит будущее Самары, что дискуссии будут конструктивные и все стороны сделают для себя выводы, а итоговая резолюция обозначит векторы развития города на Волге, обладающего неповторимым ландшафтом и богатым культурным наследием, которое следует беречь и которым нужно гордиться.

Армен Арутюнов 

Журналист, градозащитник.

 

Опубликована в издании «Культура. Свежая газета», № 5 (93) за 2016 год

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *