Откуда есть пошла культура самарская

 

Виталий Добрусин подарил всем любителям и знатокам истории Самары книгу о самом, пожалуй, легендированном эпизоде ХХ века – времени, которому куйбышевцы, а за ними и самарцы придумали хлесткое название: запасная столица .  Далее

Больше, чем поэт. 12 бессмертных песен на стихи Евгения Евтушенко, которому сегодня 85

15_1_38

18 июля исполняется 85 или 84 лет Евгению Евтушенко. Великому нашему поэту и современнику. Личности планетарного масштаба, на протяжении уже более, чем полувека.

Далее

Стихи у воды. Состоявшееся и будущее

 

Нельзя сказать, что поэты – существа особо хрупкие и сторонящиеся непогоды. Дожди, грозы и прочие неблагоприятные метеоусловия многих вдохновляли на нетленные строки. Но одно дело – вдохновляться, и совсем другое – читать свои произведения, стоя на открытой сцене под моросящим дождём.

Далее

У каждого истового читателя есть своя камасутра


В раннем детстве каждый человек, начиная самостоятельно читать, открывает удивительный мир. Переворачиваемая прочитанная страница подобна открываемой двери, гостеприимно впускающей читателя в виртуальный мир писательских грез и озарений, небывалых фантазмов и строгих закрепленных в точном слове фактов. Куда только не заведет новая книга!

Далее

Степной волк тебе товарищ! 10 групп и песен, вдохновленных Германом Гессе. К 140-летию писателя

Герману Гессе — 140! Немецкий писатель, который начинал свое творчество с не очень оригинальной романтической прозы, сегодня является одним из главных символов контркультуры и наиболее популярных авторов XX века.

Далее

Зачем это с вами всегда десятник с палкой? – Как же! Нельзя без этого! Ведь мы бабы глупы!

Георгий Квантришвили отметил единолично 221 день рождения поэта Михаила Дмитриева — забытого нашего земляка, входившего в пушкинский круг и оставившего значительное, но малоизученное литературное наследие. В своем ФБ Георгий продолжает публиковать отрывки из произведений Дмитриева, которые Самкульт считает исключительно поучительными.

Далее

Три «толстяка» и одна Самара

Вообще-то никакие они не «толстяки». Просто чтения, в рамках которых их уже второй раз (а кого-то – и третий) пригласили в Самару, названы «толстовскими». Кстати, совсем не потому, что речь на этих чтениях идет исключительно о Толстом (разумеется, «третьем», о каком же еще), а просто потому, что Самара, кажется, наконец, поняла, что как бы она к нему ни относилась, Толстой – это большой культурный контекст. И другие координаты. И быть «толстяком» в смысле прикосновения к фигуре Толстого – значит быть почти что на «ты» с целым веком русской культуры.

Далее

Пушкин на любой вкус

Быть может (лестная надежда),

Укажет будущий невежда

На мой прославленный портрет

И молвит: то-то был поэт!..

А. Пушкин. Евгений Онегин

Восприятие жизни и творчества Пушкина в разные периоды отечественной истории – одно из интереснейших и симптоматичных проявлений нашего культурного самоопределения, нас самих. «Пушкин – наше всё», – пророчески точно еще в середине XIX века сказал Аполлон Григорьев. И столь же проницательно точно другой философ и критик – Василий Розанов – добавил уже в начале XX века, что если мы лет через 300–500 забудем Пушкина, то мы перестанем быть самими собой, утратим свою национальную идентичность.

Далее

Михаил Дмитриев. Неизвестный самарский поэт пушкинского круга

«В 30-ти верстах от города С*** Симбирской губернии есть село…». Это у Пушкина в «Капитанской дочке». Село в 30 верстах от Сызрани называется Троицкое. И было оно когда-то усадьбой рода Дмитриевых. О поэте Михаиле Дмитриеве напомнил исследователь самарской литературы Георгий Квантришвили.

Далее

Встречи и размышления возницы дилижанса «Ардис»

 

 

Вышла в свет книга слависта, переводчика и издателя Карла Проффера (1938−1984) «Без купюр». Издание подготовлено вдовой филолога славистом Эллендеей Проффер Тисли. Это примечательное событие в современной культурной жизни.

Далее