События: ,

Почитали. Полюбопытствовали

21 февраля 2016

8-2_Место действия

В Самаре прошел фестиваль-лаборатория молодой режиссуры. Год назад молодой режиссер, руководитель театра «Место действия» Артем Филипповский задумал лабораторию, на которой его юные коллеги могли бы набраться опыта и проявить себя. Получив грант на поволжском федеральном форуме «iВолга», он и организовал фестиваль «Место действия».

Спектакль начинается с читки. Это открытие произведения, знакомство с текстом – он здесь на первом месте, до режиссерской интерпретации еще далеко. Именно этот формат предложил организатор фестиваля «Место действия» начинающим постановщикам для того, чтобы себя показать.

Тексты

Помочь молодым режиссерам пробиться к светлому будущему – только одна задача фестиваля. Другая – познакомить самарскую публику с современными пьесами. Среди авторов, чьи произведения были представлены на лаборатории, Вячеслав Дурненков, Ярослава Пулинович, Иван Вырыпаев, Юрий Клавдиев – элита сегодняшней драматургии.

Выбор пьесы – первый и, может быть, самый важный шаг постановщика. Из предложенного лонг-листа (говоря по-русски – «списка») режиссеры выбирали то, что им по душе. Анна Зуммер (Санкт-Петербург), например, захотела представить публике свою пьесу «Зона комфорта. Вход-выход». И представила. Семеро мужчин в рамках тренинга пытаются «убить в себе неудачника». 85% материала пьесы, как призналась автор, – зафиксированные реальные разговоры членов клуба connect-create. Двойная проба (автор настаивала, что в первую очередь презентовала пьесу, но фестиваль-то режиссерский) не пошла на пользу результату. Неэнергичный текст был неярко представлен. Но тем и хороши лаборатории – дают право на ошибки.

Случались на фестивале и «перекосы», когда постановщик не мог справиться с потоком текста. Например, Екатерина Мокшанкина выбрала яркую пьесу в стихах Андрея Родионова «Счастье не за горами», но режиссерского решения, по сути, не предложила. Зрители, которые не познакомились с текстом заранее, даже не сразу поняли, что это поэзия. В итоге публика «улавливала» рэп-лиризм Андрея Родионова не благодаря, а, скорее, «вопреки».

Режиссура

Член жюри фестиваля, заведующая кафедрой актерского искусства СГИК Ирина Сидоренко призналась, что работа с современной драматургией особенно сложна: «Когда ее читаешь, порой даже думаешь: «Ну что это?» Сделать этот материал интересным, поговорить в его рамках о вещах, которые затронут зрителя, – это дорогого стоит. И для артиста это хороший тренинг».

Выпускник Самарского института культуры Станислав Полихин взял пьесу Ярославы Пулинович «Хор Харона». Главным достоинством работы стало то, что режиссер обыграл жанр читки, увидел в нем не один из этапов постановки, а прием.

…Актеры собираются за столом и готовятся к читке – закипает чайник, горит лампа, кто-то опаздывает, кто-то не приходит, берут «человека из зала» – актера Бориса Трейбича. Когда заканчивается подготовка и начинается читка? Границы нет. Одно бесконечно перетекает в другое. Реплики персонажей путаются с фразами актеров. «Хорошо, хорошо, давай-давай», – говорит режиссер, одобряя слезы актрисы. И без паузы: «Ну не плачь», – просит герой пьесы. В результате художественный текст вплетается в реальность, не оставляя зрителям шансов не переживать героям. Когда рядом с твоими ногами разбивается чашка, ты всем существом ощущаешь, что это «взаправду».

Участие профессиональных актеров самарских театров (Сергея Видрашку, Вадима Горбунова, Вероники Агеевой, Елены Остапенко) также стало огромным «бонусом». Кстати, не совсем понятно, как можно оценивать по одной шкале постановки, созданные профессиональными режиссерами и студентами, сыгранные опытными актерами и учащимися третьего курса…

Среди пьес, представленных в рекомендованном списке, встречались фавориты. Например, «Победоносец» Юрия Клавдиева (кстати, сам автор зачитывал эту пьесу в Литературном музее на фестивале «Левановка» полгода назад) и «Летние пчелы кусают нас даже в ноябре…» Ивана Вырыпаева выбрали дважды. Последняя словно создана специально для читки: три персонажа беседуют в гостиной, из «экшена» только постоянные уходы и возвращения одного из них. Анастасии Алмазовой (Самара) удалось передать настроение пьесы: европейская холодность, дающая трещину в силу эмоциональных всплесков то одного, то другого героя, медитативный шум дождя, отстраненность друг от друга и отсутствие взаимопонимания.

Зрители и промежуточные итоги

Посмотреть все читки было невозможно – они шли параллельно в двух рядом стоящих музеях – усадьбе Толстого и особняке Курлиной. В усадьбе действо начиналось со стандартного предложения посетить читку в особняке – там мест больше и есть надежда на то, что уместятся все желающие.

Послушать (и посмотреть) приходили, в основном, молодые люди – студенты института культуры, коллеги актеров и режиссеров, не занятые в данный момент выступлением, учащиеся художественного училища. Они же принимали участие в выборе финалистов – маленькие бумажки для голосования имели большое значение в судьбе молодых режиссеров.

Зрительские симпатии разделились между Татьяной Каррамовой («Джульетта выжила» Юлии Тупикиной) и Бари Салимовым («Победоносец» Юрия Клавдиева). Жюри выбрало еще пятерых: Анастасия Алмазова, Станислав Полихин, Дмитрий Крестьянкин («Одноклассники» Тадеуша Слободзянека), Артем Галушин («Любовь людей» Дмитрия Богославского) и Артем Устинов («Спички» Константина Стешика).

В апреле эти семеро смелых на третьем этапе фестиваля представят свои режиссерские эскизы для обсуждения авторитетным критикам – Олегу Лоевскому и Павлу Рудневу. Возможно, конечным результатом станет постановка спектакля (а то и нескольких).

Маргарита Прасковьина

Фото предоставлено Самарским литературным музеем

Опубликована в издании «Культура. Свежая газета», № 3 (91) за 2016 год

Модель поезда, конструктор

Деревянные игрушки для детей — лучший подарок на день рождения. Масштаб: 1:24, кол-во деталей: 308.

Заказать

Оставьте комментарий