Наследие: ,

Безупречный пианизм Дину Липатти

11 июня 2016

30673_112999792072047_109363469102346_74999_7039451_n

1950 год, 2 сентября. Музыкальный фестиваль в Безансоне. На сцене Дину Липатти. Он молод, ему 33. Пианист на пике славы. На рабочем столе лежат предложения контрактов со всех концов света. Но он неизлечимо болен, жить остается около десяти недель. Высокая температура. Еще утром он хотел отказаться от концерта. Закончив первое отделение почти без сил, думает отменить второе.

Никто из публики не подозревает об этих чрезвычайных обстоятельствах. Один из лучших, а скорее лучший пианист XX столетия играет свой прощальный концерт. Позади несколько лет мужественной борьбы с недугом. Позади и короткая ремиссия лета 1950 года. Благодаря друзьям И. Стравинскому, И. Менухину и Ш. Мюншу, оплатившим лечение новейшими препаратами, музыкант возвращается к работе.

За это короткое время пианист успел записать на Женевском радио все вальсы Ф. Шопена и выступить с Г. Караяном на Люцернском фестивале с Концертом № 21 В. Моцарта. И, наконец, последний сольный концерт.

EMI-Records осуществила запись этого музыкального события. Перед нами драматический документ истории музыкально-исполнительского искусства прошедшего столетия, но не только этими экстраординарными обстоятельствами запись последнего концерта Липатти вызывает горячий отклик слушателя. Многократно переизданные диски выдающегося музыканта, разошедшиеся внушительными тиражами по всему миру, сохраняют искусство своеобразное и вместе с тем удивительно органичное.

Какое бы качество мы не считали важнейшим в музыканте, мы его обязательно найдем в игре Липатти. Технически безупречный пианизм, красочное звучание инструмента, изобилие самых разных средств интонирования, эмоциональная теплота, а иногда и горячность, высота духа и глубина мысли. И все это объемлет какая-то необыкновенная и светлая радость. Его трактовки подчас трагичны, а иногда от музыки веет и некой инфернальностью. При этом в звуках мы как будто слышим его обаятельную улыбку, с какой-то олимпийской веселостью обращенную к нам, всегда испытываем от общения с искусством Дину Липатти светлое и высокое чувство причастности Красоте и Духу.

Из четырнадцати вальсов Шопена, заявленных в афише концерта, Дину Липатти играет только тринадцать. Силы его оставляют, и вместо шопеновского вальса он играет хорал Jesus bleibet meine Freude из 147 кантаты И. С. Баха в транскрипции Майры Хесс. Хорал, к сожалению, не был зафиксирован. Инженеры EMI-Records уже выключили записывающую аппаратуру, и эта запись не сохранилась (хорал есть в более ранней записи 1947 года).

Замкнулся круг, мистическая арка пролегла от парижского дебютного концерта 1933 года, который начинался с исполнения именно этого хорала, до последнего выступления исключительно одаренного, наделенного неземным светом и глубиной музыканта.

Ключевое слово в наименовании баховского хорала – «Радость». Все искусство Дину Липатти наполнено радостью, именно это чувство мы выносим из прослушивания его записей, не ставших музейными, не ставших и раритетными. Все 8 часов записанной музыки, оставшихся нам от музыканта, находятся в свободном доступе в сети Интернет. Предлагаем Вам послушать одну из записей, сделанных в Безансоне.

Дмитрий Дятлов

Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК.

Опубликовано в издании «Свежая газета. Культура», № 11 (99) за 2016 год

  • 12
    Поделились

Оставьте комментарий