Тюльпаны для баритона

На малой сцене Самарского академического театра оперы и балета народный артист Ингушетии ЗУРАБ БАЗОРКИН празднует свое 70-летие. В концерте участвует народная артистка Ингушетии Татьяна Горшкова. Концертмейстер – лауреат международных конкурсов Анастасия Голик.

Зураб Идрисович рассказывал: на занятиях в музыкальном училище педагог просил его петь, отвернувшись в угол. Голос звучал мощно и резко, переполнял помещение, угол, видимо, становился своего рода акустической сурдиной.

Помнится, выдающийся русский историк В. О. Ключевский высказал такую мысль: духовную жизнь той или иной страны формирует ландшафт. Интересно: а тембр голоса от ландшафта тоже зависит? Широкое дыхание, плавные и мощные голоса Италии, Украины – и мягкие, подвижные, светлые тембры немцев, австрийцев, французов… Суровая акустика Ингушетии формировала одну сторону тембра Зураба Базоркина. Могучий рог, созывающий воинов, боевой клич, летящий над каменистой равниной от одной боевой башни к другой. Столб обертонов уходит в небо, как башня.

А другая сторона? Выразительность и детальная проработанность звука, отполированного разными европейскими традициями. Когда я в первый раз собиралась писать о Зурабе, лет этак десять назад, мне сказали: ты его расспроси о его происхождении, оно у него интересное.

У него с ингушской стороны – редкостно отважные генералы, герои. Отец – знаменитый писатель. Его роман «Из тьмы веков» Зураб мне принес почитать. Читаю. Восхищаюсь. С материнской стороны у юбиляра – бельгийцы, немцы, французы и итальянцы. И не простые: Гогенцоллерны (династия, основанная тысячу лет назад), а соответственно, и другие правящие дома Европы – все ведь они между собой так или иначе связаны. Принцы Оранские, Стюарты, Фридрих Великий, курфюрст Бранденбургский. В семейном фотоархиве Зураба Базоркина – портрет этого Фридриха Великого. Он датирован 1620 годом. Зураб подписал: прапрадед бабки. А вот фото кайзера Вильгельма, последнего германского императора: «Троюродный брат прабабки». Не судьба. Поток истории протекал мимо. А захотел бы наш Зураб вовремя претендовать на какой-нибудь европейский трон, даже Романовых потеснить – да, пожалуйста. Его итальянские предки, кстати, относились к Гогенцоллернам с презрением: «Тевтонцы неотесанные, варвары, а у нас в предках одиннадцать римских патрициев!»

Патрицианское благородство наложило свой отпечаток на сценический облик Базоркина. Зураб на нашей сцене – царь. Управляет он не только большим залом. Само сценическое пространство подчиняется актеру. Пространство сцены – упругая и вязкая среда, в ней двигаться и действовать, под обстрелом тысячи зрительских глазок, очень трудно. Но певец Базоркин в ней – как рыба в воде.

Почему-то баритоны чаще всего поют партии очень малосимпатичных, а то и просто опасных персонажей. Попросту говоря, череду мерзавцев. Зураб их одного за другим выводит на сцену – жестокого и хитрого клеветника Тельрамунда, отъявленного негодяя Яго, зловещего провокатора Мефистофеля, коварного сластолюбца Графа («Свадьба Фигаро» В. А. Моцарта). Вслед оперным ариям – баллады Шуберта («Карлик»), «Валтасар» Шумана. Темные страсти клокочут. Таков удел баритона, что поделаешь… Луч света в этом темном царстве – колоратурное сопрано супруги юбиляра Татьяны Горшковой. Чудесный, ровно звучащий, красивого тембра голос, завораживающая сценическая внешность…

Как всегда, порадовала Анастасия Голик. Прозрачно-ласковое звучание инструмента красиво сочетается с голосами солистов, концертмейстер, как говорится, вместе с ними дышит. Концерт срежиссирован уверенной рукой Оксаны Штаниной, отсутствие декораций восполняется видеопроекцией на экран (художник по компьютерной графике Владимир Поротькин).

На юбилей собралась «вся Самара». Партнеры, поклонники. Овации, сирень, тюльпаны. И пусть сцена – малая, но успех на ней Большой.

Наталья ЭСКИНА 

Фото Александра УРМАНОВА

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», № 11 (119), 2017, Июнь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *