Афиша: , ,

Ефрейтор Мария, или Хореография в бараке

25 мая 2015

8-2_

Самое сложное при создании спектакля – собрать все воедино, да так, чтобы это действительно было целостное, да еще и художественное явление. А собирать надо: текст первоначального источника, пространство, свет, цвет, звук, музыку, пластику и, самое главное, внутренние и внешние действия исполнителей, непосредственно обращаемые к зрителям. К тому же все должно быть наполнено смыслом (смыслами), то есть ничего лишнего, ничего случайного. Только тогда получится хороший спектакль.

Спектакль «Коляда-театра» «Фронтовичка» в этом смысле можно считать практически учебным пособием. Очень современным, внятным и простым. Правда, прост и внятен он становится для тех, кто умеет воспринимать текст сценического произведения, а не только следить за сюжетом и гадать, чем кончится.

История, которую рассказала Анна Батурина в пьесе, вполне бытовая, как говорят, «жизненная». Девушка Маша когда-то училась в хореографическом училище, но война изменила ее жизнь, как и тысяч молодых юношей и девушек. Она оказалась на фронте, дослужилась до ефрейтора, влюбилась в солдата Матвея, но заболела тифом, и их будущий ребенок умер. Матвей отправляет Марию к своей матери в маленький уральский городок. Мария работает руководителем танцевального кружка в Доме культуры. Через некоторое время Матвей приезжает домой с молодой женой. А Мария все-таки остается в городе при Доме (или Дворце) культуры, где ее очень ценят, и она даже получает грамоту на смотре художественной самодеятельности. Но Матвей (теперь главный городской милиционер) продолжает домогаться Марии, и она уступает ему, предупредив постфактум, что больна сифилисом. Разгневанный Матвей пытается убить свою бывшую невесту, но она выживает, а его отправляют в лагерь. Мария уезжает на Дальний Восток, где вместе с такими же разбитными девицами кочует со стройки на рыбзавод и обратно. Сюжет вполне пригодный для очередного телевизионного сериала. Но…

Давайте начнем считывать те подсказки-цитаты, которые так щедро любят рассыпать режиссеры эпохи постмодернизма. Вот прокричали из толпы о том, что у него в руках нож, – жди, что к концу спектакля он ее зарежет. Только он, Матвей (Олег Ягодин), зарежет ее, Марию Петровну (Ирина Плеснеева), а потом тем же жестом вскроет консервную банку и будет поедать – пожирать содержимое. Консервные банки, так же, как и деревянные чурбаки, – то, из чего строится мир спектакля, мир, в котором живут персонажи.

Режиссер настойчиво весь спектакль предлагает нам всякие варианты творения сценического пространства: то рассаживая героев на эти чурбаки по всей сцене, то составляя из них (из чурбаков) постель – жилище Марии, где она будет принимать знаки внимания и впустит на нее только бывшего жениха, чтобы принять нож в тело. Так же навязчиво будут передвигаться консервные банки: то рассыпаясь по сцене, то аккуратно и хвастливо собираясь в пирамиду. Это быт послевоенной разрухи, это быт советского барака, где пьют, дерутся, совокупляются, лаются и поют. Поют и танцуют.

Главные герои спектакля – хор и кордебалет. Неловко вся масса, от мала до велика, под командирские «раз, два, три» бодренько делает battement tendu и plier. Получается оглушительно громко, когда одновременно топает двадцать пар сапог или шаркает столько же валенок. В этом же ритме выкрикивают реплики, размашисто надраивая сапоги. Пляшет даже одноногий солдат на костылях. Всё в спектакле как бы бодренько, никто не унывает, даже если жить негде, есть нечего. Даже если смерть – рядом. Война кончилась! Ура! «Победа – хорошо! Но любить хочется».

Но как-то не получается, чтобы после войны стало лучше, легче, чтобы после войны началось счастье. Казалось, что все самое страшное, тяжелое осталось позади, там, на войне, в окопах и госпиталях, а здесь… Здесь сладко-приторное трофейное кино «Девушка моей мечты» и страстно-завлекательная Марика Рёкк поет и танцует на белом экране. Один и тот же этот эпизод сопровождает все действие, периодически ярко вспыхивая на заднем плане, а иногда тихо мерцая фоном для разворачивающихся страстей обитателей барака. И почти всегда бодрая танцевальная песенка Марики Рёкк сменяется, как бы «сваливается» в хоровое исполнение бодрой замечательной песни И. Дунаевского на слова М. Матусовского:

И поет мое сердце влюбленное,

И колеса поют на бегу,

Все гляжу я в окошко вагонное,

Наглядеться никак не могу.

И вот Мария ходит по уральскому поселку в атласной юбке солнце-клеш, с розой в волосах и в оранжевом боа. Красивой жизни очень хочется. К сожалению, многие молодые зрители понятия не имеют ни о трофейных кинофильмах, ни о Марике Рёкк. Эту подсказку не все считывают, приходится объяснять. Музыки в спектакле много, чаще всего повторяется песня Дунаевского, другой лейтмотив тоже узнается без труда: «Ода к радости» Л. ван Бетховена. Она звучит как контрапункт, а иногда как явное издевательство или стеб. Нам объявляют «Русский танец», и весь народ чего-то бодро пляшет, притопывая валенками под Бетховена.

Интересно решен финал спектакля, он не совпадает с финалом истории. Есть как бы финал сценического действия. После сообщения о том, что Мария уехала на Дальний Восток, а Матвей сидит, народ выстраивается в хор и упоенно поет любимую песню Дунаевского-Матусовского. Но затем нам как бы дорассказывают конец сюжетной истории. Рассказывают, рассадив всех действующих лиц на чурбаки с Марией в центре. А справа некий бывший солдат в каске ест ножом тушенку из консервной банки. Всё, история кончилась, хотя сценический текст исчерпал себя еще раньше.

 

«Коляда-театр» (Екатеринбург)

Анна Батурина

Фронтовичка

Драма в 2 действиях

Постановка, сценография, музыкальное оформление – Николай Коляда

Галина Торунова

Театровед, кандидат филологических наук, член СТД РФ

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 9 за 2015 год

Модель поезда, конструктор

Деревянные игрушки для детей — лучший подарок на день рождения. Масштаб: 1:24, кол-во деталей: 308.

Заказать

Оставьте комментарий