Наследие:

Пять бойцов «Передового отряда» — графья, гении, герои

27 марта 2021

Жизни яркие, как пожар.

Искусство русского авангарда неразрывно связано с эпохой революций и войн. Поэтому и судьбы у художников, чьи работы представлены на выставке «Передовой отряд», яркие и драматичные. У кого-то совсем короткие, как молния, у кого-то длинные и такие извилистые, что до сих пор не разберутся исследователи.

Но все они были яростными бойцами передового отряда — русского авангарда.

Ольга Розанова

Ольга Розанова. Автопортрет. 1911

Пожалуй, самая яркая из вспыхнувших на краткое мгновение звезд авангарда. Она умерла в 32 года, сгорев от дифтерии за первую неделю ноября 1918 года.

Но. Меньше, чем за 10 лет, Ольга Розанова успела поучаствовать в большинстве самых важных выставок эпохи — начиная со второй выставки «Союза Молодежи», она принимала участие почти во всех значимых экспозициях. И успела разработать несколько уникальных стилей — среди них свой «розановский» футуризм, абстрактная живопись — ее «Зеленая полоса» — один из первых в мире шедевров абстракционизма. Ольга Розанова на четыре десятилетия (!) предвосхитила «живопись цветового поля».

«Зеленая полоса» — работа не менее значимая для русского авангарда, чем «Черный квадрат». Кстати, своя версия супрематизма у Ольги Розановой тоже была, и теория «цветописи». Розанова уже при жизни стала одной из главных «амазонок авангарда» — нигде в мире женщины не имели такого влияния на передовое искусство, как в России!

Ольга Розанова. Зеленая полоса. 1917

После революции художница симпатизировала анархистам, но охотно приняла приглашение Луначарского и вошла в первый состав московской коллегии ИЗО Наркомпроса. Вместе с Любовью Поповой, Казимиром Малевичем, Надеждой Удальцовой, Александром Родченко и Василием Кандинским! Первый, и, наверное, последний раз в истории, радикальные художники, безудержные авангардисты, получили возможность не просто творить, но и руководить развитием изобразительного искусства.

Для Розановой эта история была недолгой. Все лето 1918 она ездила по охваченной революцией стране и налаживала работу народных промыслов, пытаясь переформатировать иконописные мастерские в современные художественные объединения. Она подхватила дифтерию, но продолжала работать.

Последний проект Розановой — украшение улицы Тверской к первой годовщине Октября. Советские газеты писали, что Тверская была «живописно декорирована красной материей». А вечером там появлялся автомобиль с огромным «красным прожектором, под лучами которого все зажигалось…». На здании одного из особняков в другой части города Розанова установила цветные прожекторы для создания «светокартин».

Но когда по украшенной Тверской шли бесконечными рядами манифестанты, Ольга Розанова умирала в больнице.

Ольга Розанова в гробу. 1918

Смерть художницы в разгар революционных преобразований, придала Розановой ореол мученицы. И это было «начало конца» — футуристические украшения столиц совсем не понравились большевикам, на авангард начали нападки в красной прессе. Но Розанова о них не узнала. Она ушла из жизни на пике голодного триумфа русских авангардистов.

На выставке «Передовой отряд» вы можете увидеть работы Ольги Розановой, выполненные в разные периоды ее художественной карьеры — от футуризма — «Пожар в городе», до супрематизма — «Полет аэроплана».

Софья Дымшиц-Толстая

Мартирос Сарьян. Женщина в маске. (Портрет С.И.Дымшиц) 1913

Вторая жена графа Алексея Толстого. Одна из самых известных богемных дам дореволюционной России. Ее писали знаменитые художники, ей посвящали турниры выдающиеся поэты, ну, и сам муж — молодой граф Алексей Толстой писал жене бесконечно восторженные поэтические послания.

Софья Исааковна развелась с Алексеем Толстым в 1914 году, но картины продолжала подписывать: графиня Софья Исааковна Дымшиц-Толстая, чем дико бесила консервативную русскую публику, не готовую принять русскую графиню — еврейку и футуристку.

Осенью 1917 года, когда в Москве еще шли бои, Софья Дымшиц приезжает в город с маленькой дочерью. На вокзале ее встречает Владимир Татлин и, в целях безопасности, везет к себе домой. Так начался один из главных романов русского авангарда.

Вместе с Татлиным Софья Дымшиц будет работать над украшением Москвы к первой годовщине Октября, будет возглавлять международный отдел ИЗО Наркомпроса, и подготовит к печати единственный номер журнала «Интернационал искусства». Журнал со статьями Хлебникова и других героев эпохи, так и не увидел свет — не было денег.

Пути Дымшиц и Татлина вскоре разойдутся, но, во многом, по причинам вполне художественным. Как писала сама Софья Дымшиц, Татлин порвал с плоскостью, и ушел в пространство, а она продолжила работать с поверхностями, особенно ее интересовало стекло и другие материалы с блеском и прозрачностью.

Татлин с ассистентами работают над башней. 1920

Но еще до разрыва Софья Дымшиц очень активно помогала Татлину в создании совсем не плоской башни 3-го Интернационала. Ее вклад в символ русского авангарда велик — она делала стеклянные детали, а также архитектурные формы, которые находились в центре башни. А еще Софья кормила Татлина и его ассистентов кашей, которую варили здесь же на печке-буржуйке.

Она рассталась с Татлиным в 1921 году и вышла замуж за немецкого скульптора Германа Пессати. В 1925 году бывшая графиня и звезда богемных салонов, начала работать заведующей художественной частью в журнале «Работница и крестьянка». Дымшиц считала, что рисованная иллюстрация устарела и активно внедряет фотографию, приглашая молодых и талантливых фотографов. Именно ей мы обязаны «проявлением» Дмитрия Бальтерманца и массой новаций в дизайне журналов. Вот, что писала Софья Дымшиц про фото на обложке:

«Оно должно было быть разворотным, одно на обе страницы. Так как обложка печаталась в цинкографии на хорошей бумаге, работницы обложку снимали и вешали на стенку, как картинку. Таким образом, обложка давала не только агитационное восприятие, но и в известной степени и эстетическое».

Юбилейный номер журнала «Работница и крестьянка». 1933

Софья Исааковна Дымшиц-Толстая умерла в полной нищете и безвестности, в 1963 году. Еще в 1950 году написала письмо Сталину с просьбой назначить ей пенсию — безрезультатно.

После ее смерти, чтобы освободить комнату, дочь отдала все холсты студентам, чтоб они их записали. От Софьи Дымшиц осталось всего несколько работ в Русском музее, сохранились несколько фотографий и репродукций с масляных работ, несколько поздних рисунков и акварелей.

Работа «Компас», представленная на выставке «Передовой отряд», относится к «татлинскому периоду» и мы видим характерный для Софьи Дымшиц интерес к необычным материалам, помимо традиционных холста и масла, здесь есть песок и веревка.

Владислав Стржеминский

Про Владислава Стржеминского есть песня у хэви-метал группы Sabaton. И еще у десятка рок-групп. Потому что георгиевский кавалер и герой войны, художник-авангардист, польский аристократ и русский солдат Стржеминский участвовал в легендарной «атаке мертвецов».

Потомственный офицер, он встретил германскую войну в крепости Осовец, в составе инженерной роты. Подпоручик Стржеминский участвовал в отражении двух штурмов крепости германскими войсками и был награжден орденом Святого Станислава.

24 июля 1915 года немцы начали решительный штурм, используя отравляющий газ — хлор. Когда облако яда залило наши позиции и германские войска пошли на штурм, из окопов поднялись в штыковую русские. Солдаты с сожженными легкими сотрясались от страшного кашля, лица были обмотаны окровавленными тряпками. Кожа была зеленой от хлора, а глаза черного цвета, от отравления газом. 60 русских пошли в атаку на 7000 немцев, и немцы побежали в ужасе перед ожившими мертвецами.

«В конце этой лихой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику Стржеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским дело»

Так просто! Это цитата из приказа о награждении Стржеминского Георгиевским оружием, которым в России награждают «за выдающиеся воинские подвиги, требующие несомненного самоотвержения».

После Осовца он продолжил воевать и уже в 1916 году попал под минометный обстрел. Стржеминскому ампутировали правую ногу и левую руку по локоть, он почти перестал видеть одним глазом.

Выхаживала 23-летнего героя в госпитале Екатерина Карбо — дочь судовладельца с немецкими корнями, в годы войны она работала в госпитале сестрой милосердия.

И Стржеминский не просто восстанавливается, но и становится, сразу после революции, одним из главных действующих лиц в ИЗО Наркомпроса, параллельно, работая с Татлиным и сближаясь художественно с Малевичем. Он даже едет, в качестве ассистента, вслед за Малевичем в Витебск. Но в 1921 году, когда начались первые гонения на авангард, вместе с женой, которая тоже стала художницей и скульптором, уезжает в Ригу, столицу независимой Латвии.

В следующем году семья перебирается в Польшу и Стржеминский становится одной из самых ярких фигур авангарда. В 1924 году он участвует в создании авангардистской группы «Блок», издававшей одноимённый журнал. В нём художник впервые изложил концепцию «унизма», которая продолжала и развивала концепцию супрематизма Малевича. В 1928 году Стржеминский издает книгу «Унизм в живописи».

Они пережили даже войну — вовремя использовав немецкое происхождение Катаржины Карбо спокойно прожили в Лодзи самые страшные годы. А после войны Стржеминский продолжил преподавание в академии, откуда был уволен в 1950 году из-за того, что его методы преподавания не соответствовали догмам соцреализма.

Он умер в 1953 году. Сегодня его имя носит художественная академия Лодзи. Владислав Стржеминский признан в Польше классиком. И это единственный случай, когда имя русского авангардиста увековечено в названии художественного ВУЗа.

«Послеобразы». 2017. Режиссер: Анджей Вайда. В роли Стржеминского — Богуслав Линда.

Последний фильм великого польского режиссера Анджея Вайды — «Послеобразы» посвящен Владиславу Стржеминскому.

Михаил Ле Дантю

Михаил Ле Дантю. Автопортрет в военной форме. 1915

Он прожил всего 26 лет. Его судьба одна из самых трагических и ярких даже в русском, богатом на драмы, искусстве. Если знаете фильм «Звезда пленительного счастья», о любви француженки и декабриста, то Михаил — прямой потомок Камиллы Ле Дантю.

В 1909 году он поступает в Академию художеств и сразу же принимает участие в легендарной постановке «Союзом молодежи» народной драмы «Царь Максимилиан и его непокорный сын Адольф» — делает все костюмы и бутафорию, играет одну из главных ролей.

Выставка «Ослиный хвост» в Курске. 1912

В январе 1912 года участвует в подготовке знаменитой выставки «Ослиный хвост», а потом едет в гости к своему другу — тоже авангардисту Кириллу Зданевичу в Тифлис и там находит на улицах Пиросмани. Да, именно Ле Дантю первым разглядел за мазней тифлисских вывесок народного гения Нико Пиросманишвили. И привез его работы — часть — на клеенке — в Москву, и убедил, в итоге, весь мир, что это гениальное искусство.

В том же году Ле Дантю вместе с Гончаровой и Ларионовым становится одним из идеологов «лучизма» и сам работает в этом стиле. Но среди ярких авангардистов работы Ле Дантю всегда отличались приглушенным цветовым решением, сдержанностью внутренней силы. И он не только художник — теоретические работы Ле Дантю появляются в футуристических журналах и сборниках, помогает Ларионову в подготовке выставок и текстов к ним — кроме «Хвоста», Ле Дантю помогает собрать «Мишень» и «№ 4».

А еще Ле Дантю сознательно занимался эпатажем. В 1913 году, он придумывает раскрашивать лица и, как и его друзья, разгуливает по Москве с абстрактными рисунками и тайными знаками на лице. Поведение Ле Дантю считалось настолько вызывающим, что весной того же года его привлекают к суду, который пытался установить, насколько раскрашивание лица приемлемо в рамках общественных приличий!

Михаил Ле Дантю. Поход на Берлин Игоря Северянина, вождя эгофутуристов. 1914

Единственная прижизненная выставка Михаила Ле Дантю прошла в 1915 году, на квартире у художницы Ермолаевой, той же осенью его призывают в армию. Прапорщик Ле Дантю после нескольких месяцев обучения во Владимирском пехотном училище отправляется на фронт. Он благополучно дожил до 1917 года и погиб, возвращаясь домой. Пытался утихомирить дезертировавших солдат, а они спустили «офицерика» между вагонов на ходу поезда. У Михаила Ле Дантю нет даже могилы.

После смерти, близкие художника говорили о том, что художник создал около 400 полотен, до наших дней дошло чуть больше десятка подлинных картин Ле Дантю. Значительную часть уцелевшего наследия спасли в Самарском музее и на выставке «Передовой отряд» вы можете увидеть Ле Дантю, не ставшего великим.

Самуил Адливанкин

Из всех бойцов «Передового отряда» у Самуила Адливанкина, наверное, самая длинная, и, в общем, благополучная жизнь. Он прожил почти 70 лет и умер в статусе живого классика социалистического реализма. Хотя соцреалистом, по большому счету, никогда не был.

Как же сумел Самуил Яковлевич прожить так долго в условиях репрессий и потрясений? Остаться художником с узнаваемым собственным стилем. Ответ можно найти на выставке «Передовой отряд», взглянув на автопортрет художника, который так и назван «Уполномоченный самарского ВХУТЕМАС». Молодой человек, с перевязанным ухом и трубкой, с лукавым видом.

Если вдуматься, то эта работа наполнена очень тонкой иронией и самоиронией — чего стоит название автопортрета! — и, обозревая жизненный и творческий путь Адливанкина, можно сказать, что именно такая жизненная стратегия помогла ему. Он ко всему относился с юмором.

Глядя на лукавый автопортрет, надо помнить, что в этот момент, в Самаре, художник создавал, в основном, авангардные композиции, вполне в духе Татлина, у которого учился в Москве, до приезда в наш город. И это были хорошие, талантливые работы — одна из них на обложке знаменитой книги Сарабьянова «Неизвестный авангард». Но — неожиданно быстро от беспредметного «левого» искусства художник вдруг переходит к эстетике лубка, примитивизма, делает вещи почти карикатурные.

На выставке «НОЖа» в 1922 году, Адливанкина ругают как раз за этот взгляд, который из всей массы революционных событий выхватывает самые нелепые, отталкивающие моменты. И в самом деле, не вызывает восхищения и патетического восторга красноармеец Адливанкина со своей кралей, но это, пусть и смешные, карикатурные, но живые и узнаваемые люди.

Самуил Адливанкин. Девушка и красноармеец. 1922

Работы Адливанкина во второй половине 20-х продолжают лубочный и гротескный стиль, примитивизм, постепенно уступает место работам с карикатурным экспрессионизмом — на работе «Герои у них» награждаемый сатрап явно со свиным рылом вместо носа.

Но это был юмор относительно безопасный, направленный на «них». А вот работы «Ликвидируем прорыв» или «Голосуют за исключение кулака из колхоза» уже не так однозначны. И если понимать, что нарисовано на картинах, то и улыбки крестьян, которых не раскулачили сегодня выглядят уже не так весело, да и самого исключенного кулака отчаянно жалко. Человек обречен. Такая вот ирония жизни.

Самуил Адливанкин. Голосуют за исключение кулака из колхоза. 1931

Долгие годы в своем творчестве Самуил Адливанкин балансировал на этой грани между юмором, иронией, гротеском, сатирой. Но. Так как сам он, по рождению, был местечковым евреем из Могилевской губернии, такой стиль жизни был у него в крови. Современники, вспоминая Самуила Адливанкина в последние годы его жизни отмечали его внешнее сходство с Евгением Леоновым. Можно даже предположить — больше всего Самуил Яковлевич походил на Тевье-молочника из «Поминальной молитвы».

Из всех героев передового отряда Адливанкин был самым признанным и выставляемым, но его творческий путь до сих пор мало изучен и не оценен по достоинству.

Впрочем, это можно сказать обо всех бойцах за будущее. И хотя время уходит, очевидцы давно умерли, безвозвратно утеряно наследие… Помнить об этих творцах, значит, продолжать дело русского авангарда сегодня.

Они были очень разными — бойцы передового отряда русского авангарда.

Выставка «Передовой отряд», посвященная 100-летию авангарда в Самаре, открыта в Самарском Художественном музее до 21 мая.

Модель поезда, конструктор

Деревянные игрушки для детей — лучший подарок на день рождения. Масштаб: 1:24, кол-во деталей: 308.

Заказать

Оставьте комментарий